ФорумКалендарьЧаВоПоискПользователиГруппыРегистрацияВход

Поделиться | 
 

 ДЕНЬ ПРИЙЗДУ

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
АвторСообщение
Воздушный змей
VIP
VIP
avatar



Сообщения : 5739
Возраст : 58
Место обитания : Москва

СообщениеТема: ДЕНЬ ПРИЙЗДУ   Вт Дек 11, 2012 1:37 pm

А как сначала всё хорошо складывалось! Пенсионер Иван Сергеевич Растяпов, будучи хроническим невезунчиком, даже не поверил своему счастью. Поддавшись настойчивым уговорам жены, он дрожащей рукой набрал номер собеса. Обычно сотрудники столь значительных организаций не спешат бросаться к телефонной трубке по первому треньканью, а тут раздался очаровательный (!), вежливый голос (!!!):
- Здравствуйте, Центр Социальной защиты слушает…
- Я насчёт путёвочки, - пролепетал Иван Сергеевич.
- Вы по какой категории?- спросил голос.
Тут Растяпов обрёл толику уверенности и принялся красочно расписывать свою инвалидность – ноги цвета спелой сливы, перекрасившиеся на фоне хронического варрикоза и трофических образований; фиброз лёгких, который мешал ему вдыхать не только отравленную атмосферу, но и воздух демократической свободы; аденому простаты, добрую по анализам, но медленно и верно подталкивающую к операционному столу.
- Об этом вы поговорите с врачом, - перебила нудное словоблудие пенсионера женщина, явно давая понять, что намерена поскорее вернуться к более приятному занятию, - Я посмотрела по компьютеру – Ваша очередь, действительно, подошла. Есть три декабрьские путёвки – в Кострому, Анапу и Евпаторию. Последняя, это – Украина.
- Вот туда и поеду, - быстро выпалил Растяпов, пока на другом конце провода не передумали.
- Тогда быстрее возьмите справку в поликлинике и приходите за путёвкой. Двух дней вам хватит?
- Постараюсь управиться…
В последующие дни Ивану Сергеевичу продолжало везти, как игроку пирамиды МММ.
Знакомая заведующая терапевтическим отделением шепнула волшебное «Сим-Сим» участковому врачу и подчинённая медсестра побежала со справкой, необходимой Растяпову по всем этажам, вплоть до кабинета заместителя по КЭК и, спустя полчаса, вручила ему её, расписанную причудливыми автографами и проштампованную в нужных местах. Этим же вечером счастливый он с удивлением обнаружил, что в собесе за час до закрытия очередь отсутствует напрочь. А когда и с санитарной картой не вышло проволочек, Иван Сергеевич не поскупился и накрыл дома изысканный стол, решив вместе с родными отметить появление в неоднозначной судьбе белой полосы. Эх, видно в этот момент кто-то на небесах заметил раздувшиеся в важной улыбке щёки охотника, схватившего жар-птицу удачи за распушённый хвост, и послал ему по невидимой почте корзинку с лимонами.
В железнодорожной кассе тётка поставила перед фактом – билеты в сторону Евпатории на нижних полках отсутствуют как купейные, так и плацкартные. Иван Сергеевич представил свои 150 килограмм, бодро взлетающие под потолок и упал духом…
- Уважаемая, у меня вторая группа инвалидности… Мне никак нельзя на верхней полке…
- Ничем не могу помочь. Только в обратном направлении остались нижние места. Летите самолётом.
Иван Сергеевич никогда не признавался и никогда не признается, что от слова «самолёт» его бросает в дрожь, аки зайца, забившегося под куст.
- Нет, я люблю ездить по железной дороге, ответил он, собрав в голосе остатки былой уверенности.
- Попробуйте узнать в специализированной кассе для инвалидов. Самая первая по ходу справа…
Расстроенный Растяпов ринулся в нужном направлении, но там его встретило непреодолимое препятствие из возмущённых бабулек.
- Гражданин, вы куда без очереди!!! Тут касса для льготников!!!
- А я и есть инвалид второй группы! – попытался объяснить он, уже сожалея, что изначально не встал в эту очередь… А причина оказалось простой – билеты до Украины по невидимой инструкции собеса предстояло выкупить за свой счёт и лишь по возвращении деньги вернут на банковскую карточку.
- Тююю, инвалииид! – заверещала самая горластая, - Да у тибя харя в купе не влезить…
Внутри Ивана Сергеевича закипело три порции пельменей, но он подавил в себе желание – встать на одну ступень со склочной старушкой и уныло поплёлся в прежнюю кассу за билетом на верхнюю полку. «В вагоне попробую договориться…» - решил он.
Полторы недели прошли в дотошных сборах. Тщательно, с помощью жены был выбран чемодан на колёсиках размером в полтела: куда бы не отправляла его необходимость – Душа просила всё необходимое для комфортного проведения времени. Деньги он поменял на Киевском вокзале в обменнике. Крупные банки гривну дружно игнорировали.
И вот, наконец, в прохладный первый день зимы он, словно рикша, покатил громоздкую поклажу в сторону метро. Благо от Зябликово до вокзала, с которого отходил поезд – прямая ветка. Ещё б попались сговорчивые и доброжелательные спутники: чтоб и место внизу уступили и ещё от этого были безмерно счастливы. Наивный…
Проводница оказалась по его личной версии довольно-таки симпатичной: лет пятидесяти, немного в теле… Светлые волосы аккуратно спадали на плечи. Она мило улыбалась всем, кто протягивал посадочные билеты. Форменная одежда её не портила, а юбка и вовсе приоткрывала аппетитные коленочки, обтянутые светлыми, прозрачными колготками (или чулками). Ножки грелись в аккуратных чёрных сапожках на шпильках средней величины. У нашего героя чуть слюни не потекли. Однако, она ничем его не порадовала:
- С соседями договаривайтесь… Состав заполнен полностью.
В вагон он вкатился колобком, едва не застряв в проходе. Выудив взглядом из пространства знакомую цифру, юркнул в купейный каземат. Настроение снизилось до нуля, когда на нижние места предъявили права две женщины – молоденькая, равнодушная обаяшка со встроенными наушниками и приятная женщина неопределённого возраста. Вторым верхним неудачником стал седой азербайджанец весёлого нрава.
Как только поезд тронулся, все перезнакомились. Девушка буркнула: «Стелла» и вернулась в своё измерение. А Гусейну и Галине Иван Сергеевич принялся тонко капать на мозги о своих проблемах.
Массажируя рельсы, колёса пожирали километры. Ужин, купленный накануне с любовью в «Макдональдсе», в который вошли жареные креветки, два гамбургера и картошка «фри», медленно перекочевал в растянутый донельзя желудок. Вечер невидимой кувалдой постукивал внутри черепа Растяпова: «Верхняя полка, верхняя полка». И тут, неожиданно для всех (видимо и для себя) в качестве Александра Матросова выступила Галина.
- Кто мне поможет запрыгнуть? – спросила она, обращаясь к мужчинам.
Чувствуя неловкость – что это именно из-за него добрая женщина пошла на жертвы, Иван Сергеевич бросился на помощь и соорудил из ладоней подобие ступенек. Мало того, придал скорости. Да так, что бедная чуть не врезалась макушкой в потолок поезда. Довольный собственным джентльменским поступком, Растяпов развалился, словно барин, на нижней полке, предварительно застелив, и мелодично захрапел. Поэтому и не услышал ворчание, раздавшееся сверху.
Он так бы и спал до самой Евпатории, если бы через несколько часов, Галина не поняла, что в общем-то погорячилась и решила восстановить статус-кво. К тому времени Иван Сергеевич уже не спал.
- Конечно, спускайтесь, - согласился он вернуть назад место, делая вид, что ему абсолютно всё равно, - Как-нибудь перебьюсь… А вдруг кто-то сойдёт. Я случаем не храпел?
- Ооооо…, - только и сказали хором Гуссейн и Галина.
Сходили преимущественно «верхние полки». Новая попытка – взять приступом неумолимую проводницу, завершилась крахом. Как Растяпов ни пританцовывал возле её убежища, как ни тёрся авторитетным пузом, как ни расточал льстивые комплименты, женщина равнодушно занималась нудной, путевой рутиной. Единственное, на что удалось её уговорить – стакан чая. Благо, титан с горячей водой вздыхал буквально за спиной.
По замедляющемуся ходу можно было догадаться – приближается станция. Но, если приспичит, разве замечаешь подобные мелочи? Иван Сергеевич ещё пожалел, что прочитал от буквы до буквы все газеты. На крайний случай всегда можно окунуться в философские размышления. Так он и поступил, и, в принципе, мог бы додуматься, с силой защёлкнув щеколду и приняв удобную позу мыслителя, до гениальных открытий, но как только поезд замер, словно парализованный, с той стороны дёрнули за ручку и строгим возгласом вывели новоявленного Сократа из оцепенения:
- Кто там заперся? Станция!!! Выходите немедленно!!!
- Секундочкууу, - засуетился, кряхтя и растерявшись Растяпов, поскольку немедленно он не мог даже приподняться. Он вышел спустя пять минут и пока шёл до купе чувствовал на спине неприятное насмешливо-злобное сверление от взгляда проводницы. «Не мой день, не мой контингент…» - с горечью подумал он. И вдруг у него откуда-то взялись силы и смекалка: как двадцатилетний, Иван Сергеевич задрал ногу, опёршись на столик, и лихо скакнул на верхнюю полку и мысленно прилип к ней, чтобы во сне ненароком не свалиться.
Внизу незаметно ото всех Галина перекрестилась: да поможет Бог сомнительной конструкции выдержать полтора центнера шевелящейся туши. Бог услышал.
Границу проезжали ночью. Ивану Сергеевичу было с чем сравнивать. В отличии от эстонцев, литовцев и латышей, пронзающих проверками насквозь и видящих в каждом втором нарушителя, братья-украинцы проверяли лишь паспорта. Про наркотики и оружие там ничего не написано. Правда, и в сумках у нас на самом деле ничего не пряталось.
По дороге выяснилось, что мы с Галиной едем в один и тот же санаторий – «Гордая птица». Лечебница Гусейна располагалась в городе с интригующим названием – Саки. Его там интересовали исключительно грязи. Иван Сергеевич слышал о них, но не падал в грязь, даже дома.
Так, в разговорах, границе и сне перекочевали в следующий день, который до конечной станции порадовал несколькими существенными остановками. Самая продолжительная, аж на полтора часа наметилась в Симферополе. Галина с Гусейном остались в купе, а Растяпову приспичило размять кости и сделать ряд съестных покупок. Спешить было некуда и он неторопливо прохаживался по ларькам: купил пару местных украинских кулебяк, бутылку минералки, поменял сим-карту на сотовом телефоне. Когда он подходил к платформам – вдруг заметил, что составов стало чуть больше и по традиции впал в ступор. Голова побежала в разные стороны. Он обнаружил, что на том месте, где он оставил в целости и сохранности Евпаторский поезд, в данную минуту производится посадка на совершенно другое направление. Как говорится, суета до добра не доводит…
Иван Сергеевич бросился в одну сторону, в другую: везде стояли не ЕГО поезда! Используя последний шанс, он рванулся к началу ближайшего состава, чтобы его оббежать. Об какую хреновину споткнулся, он так и не понял – раскинул широко, словно крылья, руки в стороны и… рухнул в грязное месиво гальки и песка, смоченного недавно прошедшим дождём.
Бутылка минералки разбилась вдребезги (и чего не догадался взять в пластмассовой?). Медленно встал. Руки все в грязи. Откуда-то кровь. Огляделся: бывший белый свитер на локте предательски заалел; правая штанина джинс от колен и вниз вся пропитана геройской жидкостью. Ивану Сергеевичу хотелось завыть от обиды во весь голос. Он обошёл злополучный состав и наткнулся на родной. Пока шёл до своего вагона – не смел поднять глаз на окошки: ему казалось, что пассажиры вскочили с мест и насмехаются над самым несуразным в мире человеком.
В вагоне проводницы спросили: «Что случилось?». Растяпов сбивчиво рассказал и попросил бинт. Увы, работницы железнодорожного транспорта развели руками – во всём поезде бинт отсутствовал. Вышли из купе Гусейн с Галиной, заохали, предложили помощь. Растяпов вспомнил, что в пакете с провизией есть аптечка, в которую он лично положил дома начатый бинт. В первую очередь он, уединившись в купе, сменил одежду. Зрелище предстало аховское: и коленка и локоть были разбиты до крови. Причём, из коленочной ранки кровь текла и не думала останавливаться. Личного бинта хватило на локоть. Одной проблемой стало меньше. Вторым бинтом, который принесла женщина из соседнего купе, он тщательно вымыл ногу с помощью минеральной воды.
А в это время его спутники тоже не бездействовали. Они всё-таки заставили проводницу действовать и та вызвала со станции медсестру. Первоначальная радость от её появления сменилась горьким разочарованием. Бинты в её арсенале отсутствовали. Единственным узким бинтом она с горем пополам перевязала коленку. Иван Сергеевич сжалился и оценил её труд в сорок гривен.
До Евпатории доехали без приключений. Гусейн сошёл в Саках, оставив свой номер телефона. На станции, уговорив ещё одну женщину, они взяли такси за 150 русских рублей. На reception пожилая дама с бейджиком «Черговий адмiнiстратор» просмотрела путёвки и отправила в кабинет, над которым красовалась жирная синяя надпись «Приймальне відділення». У Растяпова мелькнула подозрительная мысль: « Что ещё за выделения? Неужели тут и венеролог проверяет? А, была – не была…» В кабинете сидел не венеролог, а сотрудница, занимавшаяся регистрацией и расселением. Иван Сергеевич тонко намекнул на одноместный номер, но был прямолинейно поставлен на место: таких номеров нет, даже с доплатой. Как ни умасливал он, а пришлось тащиться через полутёмный (в Евпатории темнеет рано) двор санатория в третий корпус. При этом он заполнил странную анкету, где свою фамилию указала в графе – «Призвище». «Интересно, если фамилия, является кличкой, то что же является фамилией?» - с недоумением пожал он плечами. Выражение «Дата прийзду» вообще выглядела двусмысленной. В прийзду ему не хотелось…
Растяпов открыл дверь номера и ужаснулся – как будто здесь прошёл Мамай. И не только бухал, но и занимались извращённым сексом; везде – пустые бутылки из под водки и пива, недоеденная закуска из разряда, что попроще. Сосед по неизвестной причине отсутствовал.
- Я не буду жить в этом гадюшнике.
Миловидная татарочка раскрыла рот от удивления.
- Странно. Там у нас живет тихий дедушка, москвич. Ничего плохого за ним не замечалось.
- А посмотрите сами…
Они вместе снова вошли в номер.
- Вот видите? Даже постель не поменяли…
Администратор замялась.
- Извините, пожалуйста, сейчас всё уберём и поменяем.
- Хорошо, пойду пока прогуляюсь…
Когда он вернулся, его постель имела удобоваримый вид, да и сосед вернулся. Он стоял в центре номера хмурый и набыченный, готовый броситься в бой, несмотря на то, что был старше Ивана Сергеевича лет на двадцать и весил в два раза меньше.
Растяпов улыбнулся и протянул руку:
- Вот теперь видно – повезло мне с сокамерником. А то подумал – к алкоголику подсунули. Иваном меня зовут.
- Какие ещё алкоголики? – возмутился пожилой человек, однако руку пожал, - Анатолием Степанычем меня величать. Чай, постарше я буду. Мы тут товарища провожали: завтра уезжает домой.
- Да я что…, - смутился Иван Сергеевич, - Я ж не против. Сам бы поддержал: в чемодане коньячок покоится.
Заслышав про коньячок, Степаныч смягчился и забыл про обиду.
- Сейчас я мужиков позову…
Поить мужиков – не входило в планы Растяпова, но вида он не подал. Не разводить же сыр-бор из-за пустяков. Он просто поплыл по течению.
Утром, следуя инструкциям администратора, Иван Сергеевич нашёл кабинет «ликаря» Эльвиры Николаевны Стрельченко, где в течение получаса они обсуждали курс лечения – грязь, фитотерапия, электромассаж, магнит и ещё какая-то хрень с воздухом, название которой он не запомнил. Кабинет находился в «Ликувальном» корпусе. Растяпов сначала подумал, что здесь врачи отмечают праздники.
На фитотерапии ему в пластмассовый стаканчик нацедили приятной на вкус ваты. На добавку рассчитывать не приходилось. В объятиях магнитных обручей потянуло в сон – даже захрапел, вызвав тем самым смех других больных. На электромассаже он сам чуть было не рассмеялся – настолько защекотало по спине от прикосновения прибора.
Процедуру под названием ХРЕНЬ проводила старшая медсестра. Внушительные габариты пациента подействовали на её настроение негативно.
- Где же я найду мешок на вашу комплекцию? – проворчала сердито она.
«Вах! – вздрогнул Иван Сергеевич, - В какой-то мешок будут сажать… Надеюсь, не в каменный…»
- Аааа.., - на крайний случай он махнул рукой, - Давайте, как получится…
Старшая медсестра вздохнула (делать нечего) и уложила его на кушетку, предварительно попросив оголить до трусов нижнюю часть тела. Полиэтиленового мешка хватило до груди, но его ещё предстояло плотно прижать ремнями, чтобы не выходил воздух. Вот с этим вышли проблемы. На животе ни один ремень не сошёлся. Пришлось сомкнуть замок в районе лобковой кости. Для профессионалки движения медсестры были слишком заторможенными – как будто она смаковала их. Всем аппетитным телом нависла над смущённым Растяповым и тяжело дышала. Тот мысленно обнял её за талию. Под ремнём предательски зашевелилась мужская гордость. Наконец она отпряла – нельзя же так стоять до бесконечности. Неправильно поймут. А так и приятно, и процедура выполняется. Иван Сергеевич, погрузился в эротическую нирвану.
До грязей оставалось два часа. Как раз за них он отошёл от эротики и рассчитывал спокойно принять на себя порцию озёрной жижы. Однако настоящая эротика ожидала именно там.
Худенькая женщина лет пятидесяти предложила покрасневшему Растяпову раздеться догола и лечь на спину на высокую металлическую каталку. Когда просьба была исполнена, она несколько секунд внимательно осматривала – то ли она была скрытой вуйаеристкой, то ли оценивала позицию для процедуры.
- Сааааш! – вдруг крикнула она громко.
«Не дай Бог…, - испугался Растяпов за свою половую принадлежность.
Откуда-то из-за головы появился мужик с ведром грязи, зачерпнул из него пригоршней увесистую кучку и с размаху швырнул на колено Ивана Сергеевича. Затем аналогичному издевательству подверглось второе колено, локти и кисти рук. Хорошо - на лицо ничего не шлёпнул. Но и этого оказалось достаточно, чтобы «новенький» сжался от нарастающего жжения.
- Не волнуйтесь, грязь содержит большой процент соли.
- Из меня шашлык собираются готовить? – пошутил Иван Сергеевич.
- Вот подлечитесь, можно и на шашлык, - поддержала шутку «вуйаеристка».
После того, как мужик снял с него «чёрные горы» лечебной грязи, он ещё долго стоял под душем, превращаясь из негра в лицо славянской национальности.
Вечером всю усталость снял, пропустив сто грамм коньяка. А это был всего первый день лечения, не считая «дня прийзду». Иван Сергеевич не знал ещё, что на экскурсии в Ялту он вывалится из автобуса, чуть не сломав ключицу. Не знал, что на протяжении всего отдыха будет лить мерзкий, холодный дождь, и только встреча с друзьями в Севастополе станет самым светлым пятном. Он ничего не знал, но надеялся на праздник, который не пройдёт мимо его улицы!



Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
 

ДЕНЬ ПРИЙЗДУ

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
 :: С ВДОХНОВЕНИЕМ НА ТЫ. :: Проза-
Перейти:  
Создать форум | © phpBB | Бесплатный форум поддержки | Контакты | Сообщить о нарушении | Blog2x2