ФорумКалендарьЧаВоПоискПользователиГруппыРегистрацияВход

Поделиться | 
 

 ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
На страницу : 1, 2  Следующий
АвторСообщение
Воздушный змей
VIP
VIP
Воздушный змей

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A988d34669baЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ 95da9f99bf4aЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Fcdd4a8b1041ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A52a2fe6d531ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ 8ace0a40b670ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ D4aec6df6686
ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A3d39dec23eb

Сообщения : 5739
Возраст : 59
Место обитания : Москва

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ _
СообщениеТема: ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ   ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Icon_minitimeСб Дек 25, 2010 6:28 am

ИННОКЕНТИЙ АННЕНСКИЙ

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Photo

Инноке́нтий Фёдорович А́нненский (20 августа (1 сентября) 1855, Омск, Российская империя — 30 ноября (13 декабря) 1909, Санкт-Петербург, Российская империя) — русский поэт, драматург, переводчик. Брат Н. Ф. Анненского.

Биография

Иннокентий Фёдорович Анненский родился 20 августа (1 сентября) 1855 года в Омске в семье государственного чиновника Фёдора Николаевича Анненского, (умер 27 марта 1880 года) и Наталии Петровны Анненской (умерла 25 октября 1889 года). Его отец был начальником отделения Главного управления Западной Сибири. Когда Иннокентию было около пяти лет, отец получил место чиновника по особым поручениям в Министерстве внутренних дел, и семья из Сибири вернулась в Петербург, который ранее покинула в 1849 году.

Слабый здоровьем, Анненский учился в частной школе, затем — во 2-й петербургской прогимназии (1865—1868). С 1869 года он два с половиной года обучался в частной гимназии В. И. Беренса. Перед поступлением в университет, в 1875 году он жил у своего старшего брата Николая, энциклопедически образованного человека, экономиста, народника, помогавшего младшему брату при подготовке к экзамену и оказывавшего на Иннокентия большое влияние.

По окончании в 1879 году историко-филологического факультета Петербургского университета служил преподавателем древних языков и русской словесности. Был директором коллегии Галагана в Киеве, затем VIII гимназии в Санкт-Петербурге и гимназии в Царском Селе. Чрезмерная мягкость, проявленная им, по мнению начальства, в тревожное время 1905 - 1906 годов, была причиной его удаления с этой должности. В 1906 году он был переведён в Санкт-Петербург окружным инспектором и оставался в этой должности до 1909 года, когда он незадолго до своей смерти вышел в отставку. Читал лекции по древнегреческой литературе на Высших женских курсах. В печати выступил с начала 1880-х годов научными рецензиями, критическими статьями и статьями по педагогическим вопросам. С начала 1890-х годов занялся изучением греческих трагиков; выполнил в течение ряда лет огромную работу по переводу на русский язык и комментированию всего театра Еврипида. Одновременно написал несколько оригинальных трагедий на еврипидовские сюжеты и «вакхическую драму» «Фамира-кифарэд» (шла в сезон 1916—1917 на сцене Камерного театра). Переводил французских поэтов-символистов (Бодлер, Верлен, Рембо, Малларме, Корбьер, А. де Ренье, Ф. Жамм и др.).

30 ноября (13 декабря) 1909 года Анненский скоропостижно скончался на ступеньках Царскосельского вокзала в Санкт-Петербурге.

Сын Анненского, филолог и поэт Валентин Анненский-Кривич, издал его «Посмертные стихи» (1923).
Поэзия

Более всего значителен Анненский как поэт. Стихи начал писать с детства, но напечатал их впервые в 1904. «Интеллигентным бытием» своим Анненский, по его собственным словам, был всецело обязан влиянию старшего брата, известного публициста-народника Н. Ф. Анненского, и его жены, сестры революционера Ткачёва. В своей поэзии Анненский, как он сам говорит, стремился выразить «городскую, отчасти каменную, музейную душу», которую «пытали Достоевским», «больную и чуткую душу наших дней». Мир «больной души» — основная стихия творчества Анненского. По справедливым указаниям критики, «ничто не удавалось в стихах Анненского так ярко, так убедительно, как описание кошмаров и бессонниц»; «для выражения мучительного упадка духа он находил тысячи оттенков. Он всячески изназвал изгибы своей неврастении». Безысходная тоска жизни и ужас перед «освобождающей» смертью, одновременное «желание уничтожиться и боязнь умереть», неприятие действительности, стремление бежать от неё в «сладостный гашиш» бреда, в «запой» труда, в «отравы» стихов и вместе с тем «загадочная» привязанность к «будням», к повседневности, к «безнадёжной разорённости своего пошлого мира» — таково сложное и противоречивое «мировосприятие и миропонимание», которое стремится «внушить» Анненский своими стихами.

Приближаясь этим «мировосприятием» из всех своих современников более всего к Фёдору Сологубу, формами стиха Анненский наиболее близок молодому Брюсову периода «русских символистов». Однако преувеличенное «декадентство» первых стихов Брюсова, в котором было много нарочитого, придуманного со специальной целью обратить на себя внимание, «эпатировать» читателя, у не печатавшего свои стихи Анненского носит глубоко органический характер. Брюсов скоро отошёл от своих ранних ученических опытов. Анненский оставался верен «декадентству» в течение всей жизни, «застыл в своем модернизме на определённой точке начала 90-х годов», но зато и довёл его до совершенного художественного выражения. Стиль Анненского ярко импрессионистичен, отличаясь зачастую изысканностью, стоящей на грани вычурности, пышной риторики décadence’а.

Как и у молодого Брюсова, поэтическими учителями Анненского были французские поэты второй половины XIX века — парнасцы и «проклятые»: Бодлер, Верлен, Малларме. От парнасцев Анненский унаследовал их культ поэтической формы, любовь к слову как таковому; Верлену следовал в его стремлении к музыкальности, к превращению поэзии в «мелодический дождь символов»; вслед за Бодлером причудливо переплетал в своем словаре «высокие», «поэтические» речения с научными терминами, с обыкновенными, подчеркнуто «будничными» словами, заимствованными из просторечья; наконец, следом за Малларме — на сознательном затемнении смысла строил главный эффект своих стихов-ребусов. От «бесстрастных» французских парнасцев Анненского отличает особая пронзительная нотка жалости, звучащая сквозь всю его поэзию. Жалость эта направлена не на социальные страдания человечества, даже не на человека вообще, а на природу, на неодушевлённый мир страдающих и томящихся «злыми обидами» обиженных вещей (часы, кукла, шарманка и пр.), образами которых поэт маскирует свою собственную боль и муку. И чем меньше, незначительнее, ничтожнее «страдающая» вещь, тем более надрывную, щемящую жалость к себе она в нём вызывает.

Сильно отличается от других стихов Анненского его стихотворение «Старые эстонки» (Из стихов кошмарной совести) - отклик на расстрел 16 октября 1905 года демонстрации в Ревеле (Таллине). Отличается оно своей поэтической мощью и от многих стихов, написанных другими поэтами, стихов, которые были вдохновлены событиями первой русской революции.

Своеобразная литературная судьба Анненского напоминает судьбу Тютчева. Как и последний, Анненский — типичный «поэт для поэтов». Свою единственную прижизненную книгу стихов он выпустил под характерным псевдонимом «Ник. Т-о». И действительно, в течение почти всей своей жизни Анненский оставался в литературе «никем». Лишь незадолго до смерти его поэзия приобретает известность в кружке петербургских поэтов, группировавшихся вокруг журнала «Аполлон». Кончина Анненского была отмечена рядом статей и некрологов, но вслед за тем его имя снова надолго исчезает с печатных столбцов. В 4-й книге стихов Николая Гумилёва «Колчан» опубликовано стихотворение «Памяти Анненского».
[править] Драматургия

Анненский написал четыре пьесы — «Меланиппа-философ», «Царь Иксион», «Лаодамия» и «Фамира-кифаред» — в древнегреческом духе на сюжеты утерянных пьес Еврипида и в подражание его манере.
Переводы

Анненский перевёл на русский язык полное собрание пьес великого греческого драматурга Еврипида. Также выполнил стихотворные переводы работ Горация, Гете, Мюллера, Гейне, Бодлера, Верлена, Рембо, Ренье.
Мемориальный камень И.Анненскому в Омске. Установлен на бул. Мартынова в 2008 г.[2] (фото 2010 г.)
Литературное влияние

Литературное влияние Анненского на возникшие вслед за символизмом течения русской поэзии (акмеизм, футуризм) очень велико. Стихотворение Анненского «Колокольчики» по праву может быть названо первым по времени написания русским футуристическим стихотворением. Влияние Анненского сильно сказывается на Пастернаке и его школе и многих других. В своих литературно-критических статьях, частично собранных в двух «Книгах отражений», Анненский даёт блестящие образцы русской импрессионистической критики, стремясь к истолкованию художественного произведения путём сознательного продолжения в себе творчества автора. Следует отметить, что уже в своих критико-педагогических статьях 1880-х годов Анненский задолго до формалистов призывал к постановке в школе систематического изучения формы художественных произведений.

* * *

В небе ли меркнет звезда,
Пытка ль земная все длится;
Я не молюсь никогда,
Я не умею молиться.

Время погасит звезду,
Пытку ж и так одолеем...
Если я в церковь иду,
Там становлюсь с фарисеем.

С ним упадаю я нем,
С ним и воспряну, ликуя...
Только во мне-то зачем
Мытарь мятется, тоскуя?..

СРЕДИ МИРОВ

Среди миров, в мерцании светил
Одной Звезды я повторяю имя...
Не потому, чтоб я Ее любил,
А потому, что я томлюсь с другими.

И если мне сомненье тяжело,
Я у Нее одной молю ответа,
Не потому, что от Нее светло,
А потому, что с Ней не надо света.

СВЕЧКА ГАСНЕТ

В темном пламени свечи
Зароившись как живые,
Мигом гибнут огневые
Брызги в трепетной ночи,
Но с мольбою голубые
Долго теплятся лучи
В темном пламени свечи.

Эх, заснуть бы спозаранья,
Да страшат набеги сна,
Как безумного желанья
Тихий берег умиранья
Захлестнувшая волна.
Свечка гаснет. Ночь душна...
Эх, заснуть бы спозаранья...




АЛЕКСЕЙ АПУХТИН

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Photo

Апухтин Алексей Николаевич [15(27). 11.1840 (по другим данным, 1841), Волхов Орловской губ., — 17(29).8.1893, Петербург], русский поэт. Родился в дворянской семье. В 50-е гг. в поэзии А. возникли антикрепостнические и гражданские настроения (цикл "Деревенские очерки", 1859). Лирика 80-х гг. проникнута мотивами грусти, недовольства жизнью; отличается простотой поэтического языка, разговорными интонациями. Его монологи в стихах, цыганские романсы, альбомные посвящения и экспромты входили в репертуар чтецов-декламаторов. Многие стихи А. положены на музыку П. И. Чайковским ("Забыть так скоро", "День ли царит", "Ночи безумные") и др.

ЛЮБОВЬ

Когда без страсти и без дела
Бесцветно дни мои текли,
Она как буря налетела
И унесла меня с земли.

Она меня лишила веры
И вдохновение зажгла,
Дала мне счастие без меры
И слезы, слезы без числа...

Сухими, жесткими словами
Терзала сердце мне порой,
И хохотала над слезами,
И издевалась над тоской;

А иногда горячим словом
И взором ласковых очей
Гнала печаль - и в блеске новом
В душе моей светилася моей!

Я все забыл, дышу лишь ею,
Всю жизнь я отдал ей во власть.
Благословить ее не смею
И не могу ее проклясть.

О, НЕ ГРУСТИ!

О, не грусти по мне! Я там, где нет страданий
Забудь былых скорбей мучительные сны.
Пусть будут обо мне твои воспоминанья
Светлей, чем первый день весны.

О, не тоскуй по мне! Меж нами нет разлуки,
Я так же, как и встарь, душе твоей близка.
Меня попрежнему твои волнуют муки,
Меня гнетет твоя тоска.
Живи! ты должен жить!
И если силой чуда
Ты здесь найдёшь отраду и покой,
То знай, что это я
Откликнулась оттуда
На зов души твоей больной.

СУДЬБА

С своей походною клюкой,
С своими мрачными очами
Судьба, как грозный часовой,
Повсюду следует за нами.

Бедой лицо ея грозит,
Она в угрозах поседела,
Она уж многих одолела,
И все стучит, и все стучит:

Стук, стук, стук...
Полно, друг,
Брось за счастием гоняться!
Стук, стук, стук...

Бедняк совсем обжился с ней:
Рука с рукой они гуляют,
Сбирают вместе хлеб с полей,
В награду вместе голодают.

День целый дождь его кропит,
По вечерам ласкает вьюга,
А ночью с горя, да с испуга
Судьба сквоз сон ему стучит:

Стук, стук, стук...
Глянька, друг,
Как другие поживают.
Стук, стук, стук...

Другие праздновать сошлись
Богатство, молодость и славу,
Их песни радостно неслись,
Вино сменилось им в забаву:

Давно уж пир у них шумит.
Но смолкли вдруг бледнея гости...
Рукой, дрожащею от злости,
Судьба в окошко к ним стучит:

Стук, стук, стук...
Новый друг к вам пришёл,
Готовьте место!
Стук, стук, стук...

Не есть же счастье на земле!
Однажды, полный ожиданья,
С восторгом юным на челе,
Пришёл счастливец на свиданье.

Ещё один он, все молчит,
Заря за рощей потухает,
И соловей уж затихает
А сердце бьется и стучит:

Стук, стук, стук...
Милый друг,
Ты придёшь-ли на свиданье?
Стук, стук, стук...

Но вот идёт она,
И в миг любовь, тревога, ожиданье,
Блаженство, все слилось у них
В одно безумное лобзанье!

Немая ночь на них глядит,
Все небо залито огнями.
А кто-то тихо за кустами
Клюкой докучною стучит:

Стук, стук, стук...
Старый друг
К вам пришёл, довольно счастья!
Стук, стук, стук...



ВСЕВОЛОД БАГРИЦКИЙ

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Photo

Всеволод Эдуардович Багрицкий родился в 1922 году в Одессе в семье известного советского поэта. В 1926 году семья Багрицких переехала в г. Кунцево. Писать стихи В. Багрицкий начал в раннем детстве. В школьные годы он помещал их в рукописном журнале; ещё учась в школе, в 1938—1939 годах работал литературным консультантом «Пионерской правды». Зимой 1939—1940 года Всеволод вошёл в творческий коллектив молодёжного театра, которым руководили А. Арбузов и В. Плучек. В. Багрицкий — один из авторов пьесы «Город на заре». Затем он пишет вместе со студийцами И. Кузнецовым и А. Галичем пьесу «Дуэль».

С первых дней войны В. Багрицкий рвётся на фронт.

В канун 1942 года В. Багрицкий вместе с поэтом П. Шубиным получает назначение в газету Второй ударной армии, которая с юга шла на выручку осаждённому Ленинграду.

Он погиб 26 февраля 1942 года в маленькой деревушке Дубовик, Ленинградской области, записывая рассказ политрука.

Похоронили В. Багрицкого возле села Сенная Кересть, около Чудова. На сосне, под которой похоронен Багрицкий, вырезано несколько перефразированное четверостишие М. Цветаевой:

Я вечности не приемлю,
Зачем меня погребли?
Мне так не хотелось в землю
С родимой моей земли.

ДОРОГА В ЖИЗНЬ

Почему же этой ночью
Мы идем с тобою рядом?
Звезды в небе - глазом волчьим...
Мы проходим теплым садом.
По степи необозримой,
По дорогам, перепутьям...
Мимо дома, мимо дыма
Узнаю по звездам путь я.
Мимо речки под горою,
Через южный влажный ветер...
Я да ты, да мы с тобою.
Ты да я с тобой на свете.
Мимо пруда, мимо сосен,
По кустам, через кусты,
Мимо лета, через осень,
Через поздние цветы...
Мы идем с тобою рядом...
Как же вышло? Как поймешь?
Я остановлюсь. Присяду.
Ты по-прежнему идешь.
Мимо фабрики далекой,
Мимо птицы на шесте,
Мимо девушки высокой -
Отражения в воде...

* * *

Мне противно жить не раздеваясь,
На гнилой соломе спать.
И, замерзшим нищим подавая,
Надоевший голод забывать.

Коченея, прятаться от ветра,
Вспоминать погибших имена,
Из дому не получать ответа,
Барахло на черный хлеб менять.

Дважды в день считать себя умершим,
Путать планы, числа и пути,
Ликовать, что жил на свете меньше
Двадцати.

ОДЕССА, ГОРОД МОЙ!

Я помню,
Мы вставали на рассвете:
Холодный ветер
Был солоноват и горек.
Как на ладони,
Ясное лежало море,
Шаландами начало дня отметив.
А под большими Черными камнями,
Под мягкой, маслянистою травой
Бычки крутили львиной головой
И шевелили узкими хвостами.
Был пароход приклеен к горизонту,
Сверкало солнце, млея и рябя.
Пустынных берегов был неразборчив
контур.
Одесса, город мой, мы не сдадим тебя!
Пусть рушатся, хрипя, дома в огне
пожарищ,
Пусть смерть бредет по улицам твоим,
Пусть жжет глаза горячий черный дым,
Пусть пахнет хлеб теплом пороховым,-
Одесса, город мой,
Тебя мы не сдадим.



ЭДУАРД БАГРИЦКИЙ

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Photo


Багрицкий (псевдоним; настоящая фамилия Дзюбин) Эдуард Георгиевич [22.10(3.11). 1895, Одесса, — 16.2.1934, Москва], русский советский поэт. С 1915 печатался в одесских альманахах. В 1919 был бойцом Особого партизанского отряда им. ВЦИК, писал агитстихи, воззвания, листовки. В лирических стихах и поэмах этого времени ("Птицелов", "Тиль Уленшпигель", "Трактир", "Арбуз" и др.) созданы романтические образы вольнолюоивых, мужественных людей. В 1926 создал поэму "Дума про Опанаса" (одноименное оперное либретто, 1932) о Гражданской войне на Украине, о судьбе крестьянина, изменившего делу революции. В поэме ощутимо влияние Т. Г. Шевченко и "Слова о полку Игореве". В 1928 вышел сборник стихов "Юго-запад". Во втором сборнике "Победители"(1932) Б. прославляет строителей нового мира, передаёт напряжённость борьбы смещанским бытом. В третьем сочинении "Последняя ночь" (1932), в который вошли поэмы "Последняя ночь", "Человек предместья", "Смерть пионерки", раскрывается тема преемственности революционных поколений, восставших против отживающего мира. Совместно с Н. Дементьевым Б. впервые перевёл на русский язык стихи Назыма Хикмета. Творчество Б., одного из крупнейших мастеров советской поэзии, отмечено революционно-романтическим пафосом, эмоциональностью, многокрасочностью, конкретно-чувственным, предметным восприятием мира. Оно оказало заметное влияние на развитие советской поэзии.

ПТИЦЕЛОВ

Трудно дело птицелова:
Заучи повадки птичьи,
Помни время перелетов,
Разным посвистом свисти.

Но, шатаясь по дорогам,
Под заборами ночуя,
Дидель весел, Дидель может
Песни петь и птиц ловить.

В бузине, сырой и круглой,
Соловей ударил дудкой,
На сосне звенят синицы,
На березе зяблик бьет.

И вытаскивает Дидель
Из котомки заповедной
Три манка - и каждой птице
Посвящает он манок.

Дунет он в манок бузинный,
И звенит манок бузинный,-
Из бузинного прикрытья
Отвечает соловей.

Дунет он в манок сосновый,
И свистит манок сосновый,-
На сосне в ответ синицы
Рассыпают бубенцы.

И вытаскивает Дидель
Из котомки заповедной
Самый легкий, самый звонкий
Свой березовый манок.

Он лады проверит нежно,
Щель певучую продует,-
Громким голосом береза
Под дыханьем запоет.

И, заслышав этот голос,
Голос дерева и птицы,
На березе придорожной
Зяблик загремит в ответ.

За проселочной дорогой,
Где затих тележный грохот,
Над прудом, покрытым ряской,
Дидель сети разложил.

И пред ним, зеленый снизу,
Голубой и синий сверху,
Мир встает огромной птицей,
Свищет, щелкает, звенит.

Так идет веселый Дидель
С палкой, птицей и котомкой
Через Гарц, поросший лесом,
Вдоль по рейнским берегам.

По Тюринии дубовой,
По Саксонии сосновой,
По Вестфалии бузинной,
По Баварии хмельной.

Марта, Марта, надо ль плакать,
Если Дидель ходит в поле,
Если Дидель свищет птицам
И смеется невзначай?

КОШКИ

Уже на крыше за трубой,
под благосклонною луною
они сбираются толпой,
подняв хвосты свои трубою.

Где сладким пахнет молоком
и нежное белеет сало,
свернувшись бархатным клубком,
они в углу лежат устало.

И возбужденные жарой,
они пресыщенны едою,
их не тревожит запах твой,
благословенное жаркое.

Как сладок им вечерний жар
на кухне, где плита пылает,
и супа благовонный пар
там благостно благоухает.

О черных лестниц тишина,
чердак пропахнувший мышами,
где из разбитого окна
легко следить за голубями.

Когда ж над домом стынет тишь
волной вечернего угара,
тогда скользя по краю крыш,
влюбленные проходят пары.

Ведь ты, любовь для всех одна,
ты всех страстей нежней и выше,
и благосклонная луна
зовет их на ночные крыши.

НОЧЬ

Уже окончился день, и ночь
Надвигается из-за крыш...
Сапожник откладывает башмак,
Вколотив последний гвоздь.
Неизвестные пьяницы в пивных
Проклинают, поют, хрипят,
Склерозными раками, желчью пивной
Заканчивая день...
Торговец, расталкивая жену,
Окунается в душный пух,
Свой символ веры - ночной горшок
Задвигая под кровать...
Москва встречает десятый час
Перезваниванием проводов,
Свиданьями кошек за трубой,
Началом ночной возни...
И вот, надвинув кепи на лоб
И фотогеничный рот
Дырявым шарфом обмотав,
Идет на промысел вор...
И, ундервудов траурный марш
Покинув до утра,
Конфетные барышни спешат
Встречать героев кино.
Антенны подрагивают в ночи
От холода чуждых слов;
На циферблате десятый час
Отмечен косым углом...
Над столом вождя - телефон иссяк,
И зеленое сукно,
Как болото, всасывает в себя
Пресспапье и карандаши...
И только мне десятый час
Ничего не приносит в дар:
Ни чая, пахнущего женой,
Ни пачки папирос.
И только мне в десятом часу
Не назначено нигде -
Во тьме подворотни, под фонарем -
Заслышать милый каблук...
А сон обволакивает лицо
Оренбургским густым платком;
А ночь насыпает в мои глаза
Голубиных созвездии пух.
И прямо из прорвы плывет, плывет
Витрин воспаленный строй:
Чудовищной пищей пылает ночь,
Стеклянной наледью блюд...
Там всходит огромная ветчина,
Пунцовая, как закат,
И перистым облаком влажный жир
Ее обволок вокруг.
Там яблок румяные кулаки
Вылазят вон из корзин;
Там ядра апельсинов полны
Взрывчатой кислотой.
Там рыб чешуйчатые мечи
Пылают: "Не заплати!
Мы голову - прочь, мы руки - долой!
И кинем голодным псам!"
Там круглые торты стоят Москвой
В кремлях леденцов и слив;
Там тысячу тысяч пирожков,
Румяных, как детский сад,
Осыпала сахарная пурга,
Истыкал цукатный дождь...
А в дверь ненароком: стоит атлет
Средь сине-багровых туш!
Погибшая кровь быков и телят
Цветет на его щеках...
Он вытянет руку - весы не в лад
Качнутся под тягой гирь,
И нож, разрезающий сала пласт,
Летит павлиньим пером.
И пылкие буквы
"МСПО"
Расцветают сами собой
Над этой оголтелой жратвой
(Рычи, желудочный сок!)...
И голод сжимает скулы мои,
И зудом поет в зубах,
И мыльною мышью по горлу вниз
Падает в пищевод...
И я содрогаюсь от скрипа когтей,
От мышьей возни хвоста,
От медного запаха слюны,
Заливающего гортань...
И в мире остались - одни, одни,
Одни, как поход планет,
Ворота и обручи медных букв,
Начищенные огнем!
Четыре буквы:
"МСПО",
Четыре куска огня:
Это -
Мир Страстей, Полыхай Огнем!
Это-
Музыка Сфер, Паря
Откровением новым!
Это - Мечта,
Сладострастье, Покои, Обман!
И на что мне язык, умевший слова
Ощущать, как плодовый сок?
И на что мне глаза, которым дано
Удивляться каждой звезде?
И на что мне божественный слух совы,
Различающий крови звон?
И на что мне сердце, стучащее в лад
Шагам и стихам моим?!
Лишь поет нищета у моих дверей,
Лишь в печурке юлит огонь,
Лишь иссякла свеча, и луна плывет
В замерзающем стекле...



ЮРГИС БАЛТРУШАЙТИС


ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Photo


Родился в крестьянской семье. Учился в Ковенской гимназии (1885—1893) и на естественном отделении физико-математического факультета Московского университета (1893—1898); одновременно посещал лекции на историко-филологическом факультете. Сблизился с С. А. Поляковым, учившимся на математическом отделении физико-математического факультета, и через него познакомился с К. Д. Бальмонтом и В. Я. Брюсовом, позднее с В. И. Ивановым; друг и почитатель поэта и композитора А. Н. Скрябина.

В августе 1899 тайно венчался с Марией Ивановной Оловяшниковой (1878—1948).

Дебютировал в печати осенью 1899. Вместе с Поляковым, Брюсовым и Бальмонтом основал издательство «Скорпион», деятельность которого началась изданием совместного перевода Балтрушайтиса и Полякова драмы Генрика Ибсена «Когда мы, мёртвые, проснёмся».

Был сотрудником альманаха «Северные цветы», журнала «Весы». Позднее выступал в газете «Русь», в журналах «Правда», «Золотое руно», «Русская мысль», «Русские ведомости», «Заветы» (1912—1914), «Северные записки», в английском журнале «The Mask» (1913).

Член литературного бюро Театра-студии МХТ (1905), принимал участие в работе Свободного театре во главе с К. А. Марджановым, МХТ, Камерного театра.



Подолгу жил за границей (Италия, Скандинавские страны, Германия).
Афиша вечера А. Н. Скрябина и Ю. К. Балтрушайтиса

Работал в Лито Наркомпроса (1918), был председателем Московского Союза писателей (1919), участвовал в работе издательства «Всемирная литература». С 1920 представитель (вначале формально советник так и не назначенного представителя) Литовской Республики в Москве, с 27 апреля 1921 в ранге поверенного в делах (chargé d’affaires), с 1922 — чрезвычайный и полномочный посол. Одновременно представитель Литвы для Турции (1932) и Персии (1933). Содействовал выезду за рубеж деятелей русской культуры, практически спасая их от большевистского террора.

Почётный доктор Университета Витаутас Великого в Каунасе (1932).

В апреле 1939 уехал из России, получив назначение советником посольства Литвы в Париже. В Париже, где ещё раньше обосновался его сын Юргис Балтрушайтис-младший, историк искусства, прошли последние годы жизни. Умер в Париже, похоронен на кладбище Мон Руж.
[править] Русскоязычное творчество

Стихотворения начал писать на русском языке. Осенью 1899 года опубликовал первое стихотворение в «Журнале для всех» В. С. Миролюбова. В 1899—1906 годах принимал участие в деятельности московских символистов, занимая все более отчётливо обособленную позицию в символистской поэзии и литературной жизни. Этой позиции соответствует доминирующие в его медитативной философской лирике образы отшельника и одинокого путника. «...он исходит из веры в высокое предназначение человека, в преодоление вселенской дисгармонии, разрыва между природой и индивидуальным «я».»[1]

Общее количество стихотворений, написанных Балтрушайтисом на русском языке, около 300. На литовский язык все стихотворения Балтрушайтиса перевёл Линас Брога. Стихотворения Балтрушайтиса переведены также на английский, армянский, болгарский, венгерский, нидерландский, латышский, немецкий, польский, французский и другие языки.
[править] Литовскоязычное творчество

Первое стихотворение на литовском языке опубликовано в 1927. В 1940—1943 в Париже подготовил три сборника стихотворений на литовском языке («Ašarų Vainikas», русск. «Венок слёз», I и II части; «Aukuro dūmai», русск. «Дым жертвенника» ) и поэму «Įkurtuvės» (русск. «Новоселье»). Считается, что они представляют собой мастерское завершение предыдущего творчества. Первая книга стихов на литовском языке вышла лишь в 1942. Посмертно выпущен сборник литовскоязычных стихотворений «Poezija» (русск. «Поэзия»; Бостон, 1948). Самый полный сборник литовскоязычной поэзии «Poezija» (1967).
[править] Переводы
Здесь жил первый посол Литовской республики в Советском Союзе, выдающийся поэт Юргис Балтрушайтис. Москва, Поварская ул.,24
Юргис Балтрушайтис

Внёс значительный вклад в искусство перевода. Переводил преимущественно стихотворные и драматические произведения, на первых порах выполняя символистскую программу ознакомления русской публики с западноевропейской литературой, затем вводя в репертуар русского театра зарубежную драматургию. Перевёл произведения английского поэта Д. Байрона («Видение Страшного суда», «Бронзовый век»), норвежских писателей Г. Ибсена («Пер-Гюнт», «Фру Ингер из Эстрома», «Строитель Сольнес» и «Гедда Габлер») и Кнута Гамсуна («Голод», «Виктория», «Игра жизни», «Вечерняя заря» и «Тамара»), немецкого писателя Г. Гауптмана («Бедный Генрих», «Праздник Примирения», «Шлюк и Яу»), Г. Д’Аннунцио («Мёртвый город», «Джиоконда», «Слава»), отдельные произведения Оскара Уайльда, Августа Стриндберга, Германа Зудермана, Гуннара Гейберга, Мориса Метерлинка, Рабиндраната Тагора и других. Переводил стихотворения армянских поэтов для подготовленной В. Я. Брюсовым антологии армянской поэзии (1916), также еврейских поэтов.

ПЕСОЧНЫЕ ЧАСЫ

Текут, текут песчинки
В угоду бытию,
Крестины и поминки
Вплетая в нить свою...

Упорен бег их серый,
Один, что свет, что мгла...
Судьба для горькой меры
Струю их пролила...

И в смене дня и ночи
Скользя, не может нить
Ни сделать боль короче,
Ни сладкий миг продлить...

И каждый, кто со страхом,
С тоской на жизнь глядит,
Дрожа над зыбким прахом,
За убылью следит,-

Следит за нитью тонкой,
Тоской и страхом жив,
Над малою воронкой
Дыханье затаив!

ВЕЧЕР

Подходит сумрак, в мире все сливая,
Великое и малое в одно...
И лишь тебе, моя душа живая,
С безмерным миром слиться не дано...

Единая в проклятии дробленья,
Ты в полдень - тень, а в полночь - как звезда.
И вся в огне отдельного томленья,
Не ведаешь покоя никогда...

Нам божий мир - как чуждая обитель,
Угрюмый храм из древних мшистых плит,
Где человек, как некий праздный зритель,
На ток вещей тоскующе глядит...

НА ПОРОГЕ НОЧИ

В вечерней мгле теряется земля...
В тиши небес раскрылось мировое,
Где блещет ярче пламя бытия,
Где весь простор - как празднество живое!

Восходят в высь, в великий храм ночной,
Недвижных туч жемчужные ступени,
И тяжко нам на паперти земной,
Сносить тоску изведанных мгновений...

Со всех сторон ночная даль горит,
Колебля тьму пред взором ненасытным...
Весь божий мир таинственно раскрыт,
Как бездна искр, над сердцем беззащитным...

Живой узор из трепетных огней
Сплетает ночь на ризе златотканной,
И страшно сердцу малости своей,
И горек сон и плен земли туманной!

Для нас - земля последняя ступень...
В ночных морях она встает утесом,
Где человек, как трепетная тень,
Поник, один, с молитвенным вопросом...




[


Последний раз редактировалось: Воздушный змей (Вс Мар 06, 2011 7:44 am), всего редактировалось 5 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Воздушный змей
VIP
VIP
Воздушный змей

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A988d34669baЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ 95da9f99bf4aЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Fcdd4a8b1041ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A52a2fe6d531ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ 8ace0a40b670ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ D4aec6df6686
ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A3d39dec23eb

Сообщения : 5739
Возраст : 59
Место обитания : Москва

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ _
СообщениеТема: Re: ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ   ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Icon_minitimeСб Янв 15, 2011 1:07 pm

ТЕМА РЕГУЛЯРНО ПОПОЛНЯЕТСЯ cat
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Воздушный змей
VIP
VIP
Воздушный змей

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A988d34669baЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ 95da9f99bf4aЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Fcdd4a8b1041ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A52a2fe6d531ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ 8ace0a40b670ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ D4aec6df6686
ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A3d39dec23eb

Сообщения : 5739
Возраст : 59
Место обитания : Москва

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ _
СообщениеТема: Re: ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ   ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Icon_minitimeВс Мар 06, 2011 7:53 am

КОНСТАНТИН БАЛЬМОНТ

Бальмонт Константин Дмитриевич [4(16).6.1867, дер. Гумнищи Владимирской губернии, — 23.12.1942, Нуази-ле-Гран, близ Парижа], русский поэт. Родился в дворянской семье. В 1887 был исключен из Московского университета за участие в студенческом движении. Первые произведения ("Сборник стихотворений", Ярославль, 1890, сб. "Под северным небом", 1894) содержали мотивы гражданской скорби. Вскоре Б. выступил как один из ранних представителей русского символизма (сборники "В безбрежности", 1895, "Тишина", 1898, "Горящие здания", 1900, "Будем как солнце", 1903). В. сочувственно встретил Революцию 1905 (цикл стихов "Песни мстителя", Париж, 1907). Последующие сборники Б.: "Фейные сказки" (1905), "Литургия красоты" (1911), "Сонеты Солнца, Неба и Луны" (1917) и др. Б. собирал и публиковал образцы творчества народов разных стран: Египта, Мексики, Перу, Индии и др. (кн. "Зовы древности. Гимны, песни и замыслы древних", 1908, и др.). Для поэзии Б. характерны декадентские черты, мотивы исступлённо-восторженного восприятия природы, самоутверждения сильной личности. Стих Б. отличается гибкостью, музыкальностью, богатством аллитераций, хотя нелишён порой некоторой экзотичности, вычурности. Б. переводил многих западноевропейских писателей: П. Б. Шелли (Полн. собр. соч.), П. Кальдерона, У. Уитмена, Э. По, П. Верлена, Ш. Бодлера и др.; первый перевёл на русский язык поэму Ш. Руставели "Витязь в тигровой шкуре", драмы Калидасы и др. В 1920, не приняв революцию, Б. эмигрировал из России. Выпустил за границей сборники стихов: "Дар Земле" (1921), "Марево" (1922), "Моё — Ей. Стихи о России" (1923), "В раздвинутой дали" (1930), "Северное сияние" (1923), "Голубая подкова" (1937), две книги автобиографической прозы ("Под новым серпом", 1923, "Воздушный путь", 1923). Переводил чешских, болгарских, литовских, польских поэтов; в 1930 опубликовал стихотворный перевод "Слова о полку Игореве".

Сонет

Близ пышной Мексики, в пределах Аризоны,
Меж рудников нашли окаменелый лес,
В потухшем кратере, где скаты и уклоны
Безмолвно говорят о днях былых чудес.

Пред взором пристальным ниспала мгла завес,
И вот горит агат, сапфиры, халцедоны,--
В тропических лучах цветущей Аризоны
Сквозь тьму времен восстал давно отживший лес.

Он был засыпан здесь могучим слоем пыли,
Стихийной вспышкой отторгнут от земли,
С ее Созвездьями, горящими вдали,

Но канули века, и кратеры остыли,
Скитальцы бледные владыками пришли,--
И новым сном зажглись обломки давней были.


Белый лебедь

Белый лебедь, лебедь чистый,
Сны твои всегда безмолвны,
Безмятежно-серебристый,
Ты скользишь, рождая волны.

Под тобою -- глубь немая,
Без привета, без ответа,
Но скользишь ты, утопая
В бездне воздуха и света.

Над тобой -- Эфир бездонный
С яркой Утренней Звездою.
Ты скользишь, преображенный
Отраженной красотою.

Символ нежности бесстрастной,
Недосказанной, несмелой,
Призрак женственно-прекрасный
Лебедь чистый, лебедь белый!


В непознанный час

И новые волны,
В непознанный час,
Все новые волны
Вставали для нас.

Шумели, сверкали,
И к дали влекли,
И гнали печали,
И пели вдали:

"Гляди, погляди же,
Как бездна светла!
Все ближе и ближе
Лазурная мгла!"

Как синие горы,
Упавшие вниз,
Морские узоры
В громаду слились.

Закрыли громадой
Меня и тебя.
Я гибну с отрадой,
Я гасну любя.

В загадочном взоре,
Волнуясь, тону,
И слушаю в Море
Морскую волну.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Воздушный змей
VIP
VIP
Воздушный змей

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A988d34669baЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ 95da9f99bf4aЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Fcdd4a8b1041ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A52a2fe6d531ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ 8ace0a40b670ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ D4aec6df6686
ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A3d39dec23eb

Сообщения : 5739
Возраст : 59
Место обитания : Москва

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ _
СообщениеТема: ЕВГЕНИЙ БАРАТЫНСКИЙ   ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Icon_minitimeПт Мар 11, 2011 6:17 am

ЕВГЕНИЙ БАРАТЫНСКИЙ

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Photo

Баратынский (Боратынский) Евгений Абрамович [19.2(2.3).1800, село Мара Тамбовской губернии, — 29.6(11.7).1844, Неаполь; похоронен в Петербурге], русский поэт. Родился в небогатой дворянской семье. С 1819 зачислен рядовым в один из петербургских полков. В 1820—25 служил в полку, стоявшем в Финляндии. В 1826 вышел в отставку. Начал печататься в 1819. Вначале Б. писал элегии и послания ["Разуверение" ("Не искушай меня без нужды...", 1821, положенное на музыку М. И. Глинкой) и др.], отличавшиеся стремлением к психологическому раскрытию чувств в их сложности и внутренней динамике. В 1826 вышла стихотворная "финляндская повесть" Б. "Эда". Проявлением дружбы с А. С. Пушкиным и близости их литературных позиций явилась книга "Две повести в стихах" (1828), в которую вошли поэма Пушкина "Граф Нулин" и поэма Б. "Бал". После разгрома декабристов для его стихов характерны пессимистические мотивы одиночества, скорби, неполноценности человеческой природы, тщеты бытия, грядущей гибели человечества, обречённости искусства. В последних стихах Б., написанных во время поездки в Италию, зазвучали утверждающие ноты ("Пироскаф", 1844). Поэзии Б. присущи философичность, глубина мысли. В. Г. Белинский считал, что "из всех поэтов, появившихся вместе с Пушкиным, первое место бесспорно принадлежит г. Баратынскому" (Полн. собр. соч., т. 6, 1955, с. 479). Последние годы жизни Б. провёл в подмосковном имении Мураново (позднее принадлежавшем Тютчевым). В 1919 в нём создан литературно-мемориальный музей, посвященный Б. и Ф. И. Тютчеву.

ЗВЕЗДА

Взгляни на звезды: много звезд
В безмолвии ночном
Горит, блестит кругом луны
На небе голубом.

Взгляни на звезды: между них
Милее всех одна!
За что же? Ранее встает,
Ярчей горит она?

Нет! утешает свет ее
Расставшихся друзей:
Их взоры, в синей вышине,
Встречаются на ней.

Она на небе чуть видна,
Но с думою глядит,
Но взору шлет ответный взор
И нежностью горит.

С нее в лазоревую ночь
Не сводим мы очес,
И провожаем мы ее
На небо и с небес.

Себе звезду избрал ли ты?
В безмолвии ночном
Их много блещет и горит
На небе голубом.

Не первой вставшей сердце вверь
И, суетный в любви,
Не лучезарнейшую всех
Своею назови.

Ты назови своей звездой,
Что с думою глядит,
И взору шлет ответный взор,
И нежностью горит.

ПОЦЕЛУЙ

Сей поцелуй, дарованный тобой,
Преследует мое воображенье:
И в шуме дня, и в тишине ночной
Я чувствую его напечатленье!
Сойдет ли сон и взор сомкнет ли мой,-
Мне снишься ты, мне снится наслажденье!
Обман исчез, нет счастья! и со мной
Одна любовь, одно изнеможенье.

СТАРИК

Венчали розы, розы Леля,
Мой первый век, мой век младой:
Я был счастливый пустомеля
И девам нравился порой.
Я помню ласки их живые,
Лобзанья, полные огня...
Но пролетели дни младые;
Они не смотрят на меня!
Как быть? У яркого камина,
В укромной хижине моей,
Накрою стол, поставлю вина
И соберу моих друзей.
Пускай венок, сплетенный Лелем,
Не обновится никогда,-
Года, увенчанные хмелем,
Еще прекрасные года.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Воздушный змей
VIP
VIP
Воздушный змей

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A988d34669baЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ 95da9f99bf4aЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Fcdd4a8b1041ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A52a2fe6d531ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ 8ace0a40b670ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ D4aec6df6686
ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A3d39dec23eb

Сообщения : 5739
Возраст : 59
Место обитания : Москва

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ _
СообщениеТема: КОНСТАНТИН БАТЮШКОВ   ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Icon_minitimeВс Мар 13, 2011 7:16 am

КОНСТАНТИН БАТЮШКОВ

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Photo


Русский поэт. Константин Николаевич Батюшков родился 29 мая (по старому стилю - 18 мая) 1787 года в Вологде, в обедневшей дворянской семье. Происходил из старинного, но незнатного дворянского рода. Двоюродный дед его был душевнобольной, отец, Николай Львович, был неуравновешенный, а мать (урожденная Бердяева) вскоре после рождения будущего поэта сошла с ума и была разлучена с семьей (умерла в 1795 году); таким образом, Константин Батюшков носил в крови предрасположенность к психозу. Детство провел в родовом селе Даниловском, Бежецкого уезда, Новгородской губернии. В 10 лет (по другим сведениям в 14 лет) был определен в петербургский французский пансион Жакино, где провел четыре года, а потом два года учился в пансионе итальянца Триполи. Здесь он получил самые элементарные общенаучные сведения и практическое знание французского, немецкого и итальянского языков (Константин Батюшков был одним из первых наших поэтов, хорошо знавшим итальянский язык). Как натура пассивная и аполитическая, к жизни и к литературе относился эстетически. В 1802 году было написано первое из известных стихотворений Батюшкова - "Мечта".

В конце 1802 года поступил на службу в управление министерства народного просвещения, где служил под началом своего родственника М.Н. Муравьева, поэта и мыслителя, оказавшего на него глубокое влияние. В 1805-1806 годах публикацией ряда стихов в журналах Вольного общества любителей словесности, наук и художеств начинается литературная деятельность Батюшкова. Одновременно он сближается с литераторами и художниками, группировавшимися вокруг А.Н. Оленина (Н.И. Гнедич, И.А. Крылов, О.А. Кипренский).

Общее патриотическое движение, возникшее после аустерлицкого сражения, где Россия потерпела жестокое поражение, увлекло Батюшкова, и в 1807 году, когда началась вторая война с Наполеоном, он поступил на военную службу, участвовал в прусском походе, а 29 мая 1807 года был ранен под Гейльсбергом. К этому времени относится его первое любовное увлечение (к рижской немке Мюгель, дочери хозяина дома, где поместили раненого поэта). Вернушись через несколько месяцев на военную службу, участвовал в шведской войне, был в финляндском походе. В 1809 году Батюшков вышел в отставку и поселился в Хантоново - имении матери в Череповецком уезде Новгородской губернии, находившемся в совместном владении его и старших сестер. В 1810 году поселился в Москве и сблизился с князем П.А. Вяземским, И.М. Муравьевым-Апостолом, В.Л. Пушкиным. Возвратившись в начале 1812 года в Петербург, поступил в Публичную Библиотеку, где тогда служил И.А. Крылов, но в следующем году снова поступил на военную службу. Поход 1813-1814 годов совершил в должности адъютанта генерала Н.Н. Раевского. Побывал в Германии, Франции, Англии и Швеции.

Вернувшись в Петербург, Батюшков полюбил жившую у Оленина А.Ф. Фурман, но, по вине его собственной нерешительности и пассивности, роман внезапно оборвался; к этой неудаче прибавился неуспех по службе, и поэт, которого уже несколько лет назад преследовали галлюцинации, окончательно погрузился в тяжелую и унылую апатию. В январе 1816 года Батюшков вышел в отставку и поселился в Москве, изредка наезжая в Петербург, где был принят в литературное общество "Арзамас" (под псевдонимом "Ахилл"). Мечтая об Италии, в 1818 году выхлопотал назначение на дипломатическую службу в Неаполь, в состав Русской миссии (по другим сведениям этого назначения добились для Батюшкова Жуковский и А.И. Тургенев). В конце 1820 года добился перевода в Рим. В апреле 1821 года получил бессрочный отпуск и вернулся в Россию. В конце 1821 года у Батюшкова появляются симптомы наследственной душевной болезни. В 1822 году он едет в Крым, на Кавказ, где болезнь обостряется: в припадках безумия он уничтожает рукописи новых стихов. После нескольких покушений на самоубийство его помещают в психиатрическую больницу в немецком городе Зоннештейне, но в 1828 году выписывают в связи с полной неизлечимостью. В 1828-1833 годах Батюшков живет в Москве, потом в Вологде, под надзором своего племянника Г.А. Гревенса. Умственно он ранее всех своих сверстников выбыл из строя, но физически пережил почти всех их: Константин Николаевич Батюшков скончался от тифа, в родной Вологде 19 июля (по старому стилю 7 июля) 1855 года.

БОГ

На вечном троне ты средь облаков сидишь
И сильною рукой гром мещешь и разишь,
Но бури страшные и громы ты смиряешь
И благость на земли реками изливаешь.
Начало и конец, средина всех вещей!
Во тьме ты ясно зришь и в глубине морей.
Хочу постичь тебя, хочу - не постигаю.
Хочу не знать тебя, хочу - и обретаю.

Везде могущество твое напечатленно.
Из сильных рук твоих родилось все нетленно.
Но все здесь на земли приемлет вид другой:
И мавзолеи где гордилися собой,
И горы вечные где пламенем курились,
Там страшные моря волнами вдруг разлились;
Но прежде море где шумело в берегах,
Сияют класы там златые на полях
И дым из хижины пастушечьей курится.
Велишь - и на земли должно все измениться,
Велишь - как в ветер прах, исчезнет смертных род!

Всесильного чертог, небесный чистый свод,
Где солнце, образ твой, в лазури нам сияет
И где луна в ночи свет тихий проливает,
Туда мой скромный взор с надеждою летит!
Безбожный лжемудрец в смущеньи на вас зрит.
Он в мрачной хижине тебя лишь отвергает:
В долине, где журчит источник и сверкает,
В ночи, когда луна нам тихо льет свой луч,
И звезды ясные сияют из-за туч,
И Филомелы песнь по воздуху несется, -
Тогда и лжемудрец в ошибке признается.
Иль на горе когда ветр северный шумит,
Скрипит столетний дуб, ужасно гром гремит,
Паляща молния по облаку сверкает,
Тут в страхе он к тебе, всевышний, прибегает,
Клянет тебя, клянет и разум тщетный свой,
И в страхе скажет он: "Смиряюсь пред тобой!
Тебя - тварь бренная - еще не понимаю,
Но что ты милостив, велик, теперь то знаю!"

ВАКХАНКА

Все на праздник Эригоны
Жрицы Вакховы текли;
Ветры с шумом разнесли
Громкий вой их, плеск и стоны.
В чаще дикой и глухой
Нимфа юная отстала;
Я за ней - она бежала
Легче серны молодой.
Эвры волосы взвевали,
Перевитые плющом;
Нагло ризы поднимали
И свивали их клубком.
Стройный стан, кругом обвитый
Хмеля желтого венцом,
И пылающи ланиты
Розы ярким багрецом,
И уста, в которых тает
Пурпуровый виноград -
Все в неистовой прельщает!
В сердце льет огонь и яд!
Я за ней... она бежала
Легче серны молодой.
Я настиг - она упала!
И тимпан под головой!
Жрицы Вакховы промчались
С громким воплем мимо нас;
И по роще раздавались
Эвоэ! и неги глас!

НАДЕЖДА

Мой дух! доверенность к творцу!
Мужайся; будь в терпеньи камень.
Не он ли к лучшему концу
Меня провел сквозь бранный пламень?
На поле смерти чья рука
Меня таинственно спасала
И жадный крови меч врага,
И град свинцовый отражала?
Кто, кто мне силу дал сносить
Труды, и глад, и непогоду,
И силу - в бедстве сохранить
Души возвышенной свободу?
Кто вел меня от юных дней
К добру стезею потаенной
И в буре пламенных страстей
Мой был вожатый неизменной?

Он! Он! Его все дар благой!
Он есть источник чувств высоких,
Любви к изящному прямой
И мыслей чистых и глубоких!
Все дар его, и краше всех
Даров - надежда лучшей жизни!
Когда ж узрю спокойный брег,
Страну желанную отчизны?
Когда струей небесных благ
Я утолю любви желанье,
Земную ризу брошу в прах
И обновлю существованье?
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Воздушный змей
VIP
VIP
Воздушный змей

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A988d34669baЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ 95da9f99bf4aЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Fcdd4a8b1041ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A52a2fe6d531ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ 8ace0a40b670ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ D4aec6df6686
ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A3d39dec23eb

Сообщения : 5739
Возраст : 59
Место обитания : Москва

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ _
СообщениеТема: Константин Батюшков   ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Icon_minitimeЧт Мар 24, 2011 2:39 pm

КОНСТАНТИН БАТЮШКОВ

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Photo

Батюшков Константин Николаевич [18(29).5.1787, Вологда, — 7(19).7.1855, там же], русский поэт. Принадлежал к старинному дворянскому роду. Был на военной службе, позднее на дипломатической (в Италии). В 1822 заболел душевной болезнью. Начал писать стихи с 1802. Развитию мировоззрения Б. способствовали идеи французских просветителей 18 в. В стихотворной сатире "Видение на берегах Леты" (1809) выступил против "Беседы любителей русского слова" — оплота литературного "староверия". Участвовал в прогрессивном литературном кружке "Арзамас".
Б. стал главой так называемой "лёгкой поэзии" (элегии, послания, антологического стихотворения), требовавшей, по его мнению, "возможного совершенства, чистоты выражения, стройности в слоге, гибкости, плавности". Воспевание радостей земной жизни, дружбы, любви сочеталось в его дружеских посланиях с утверждением внутренней свободы поэта, независимости его от "рабства и цепей" феодально-абсолютистского общественного строя. Программным произведением явилось послание "Мои Пенаты" (1811—12, опубликовано в 1814). Патриотическим чувством проникнуто написанное во время Отечественной войны 1812 послание "К Дашкову". Под влиянием впечатлений войны, разрушения Москвы и личных потрясений Б. переживает духовный кризис: разочарование в идеях просветительной философии, нарастание религиозных настроений. Его поэзия окрашивается во всё более печальные тона, завершаясь мрачным "Изречением Мельхиседека" (1821). К числу лучших стихотворений Б. принадлежат "Мой гений" (1815), "Таврида" (1817), "Умирающий Тасс" (1817), переводы из греческой антологии (1817—18), "Подражания древним". А. С. Пушкин восхищался музыкальностью его стиха ("Звуки италианские! Что за чудотворец этот Батюшков"), В. Г. Белинский — его "пластикой", "скульптурностью". Б. писал и в прозе (очерки, статьи о литературе и искусстве).

БОГ

На вечном троне ты средь облаков сидишь
И сильною рукой гром мещешь и разишь,
Но бури страшные и громы ты смиряешь
И благость на земли реками изливаешь.
Начало и конец, средина всех вещей!
Во тьме ты ясно зришь и в глубине морей.
Хочу постичь тебя, хочу - не постигаю.
Хочу не знать тебя, хочу - и обретаю.

Везде могущество твое напечатленно.
Из сильных рук твоих родилось все нетленно.
Но все здесь на земли приемлет вид другой:
И мавзолеи где гордилися собой,
И горы вечные где пламенем курились,
Там страшные моря волнами вдруг разлились;
Но прежде море где шумело в берегах,
Сияют класы там златые на полях
И дым из хижины пастушечьей курится.
Велишь - и на земли должно все измениться,
Велишь - как в ветер прах, исчезнет смертных род!

Всесильного чертог, небесный чистый свод,
Где солнце, образ твой, в лазури нам сияет
И где луна в ночи свет тихий проливает,
Туда мой скромный взор с надеждою летит!
Безбожный лжемудрец в смущеньи на вас зрит.
Он в мрачной хижине тебя лишь отвергает:
В долине, где журчит источник и сверкает,
В ночи, когда луна нам тихо льет свой луч,
И звезды ясные сияют из-за туч,
И Филомелы песнь по воздуху несется, -
Тогда и лжемудрец в ошибке признается.
Иль на горе когда ветр северный шумит,
Скрипит столетний дуб, ужасно гром гремит,
Паляща молния по облаку сверкает,
Тут в страхе он к тебе, всевышний, прибегает,
Клянет тебя, клянет и разум тщетный свой,
И в страхе скажет он: "Смиряюсь пред тобой!
Тебя - тварь бренная - еще не понимаю,
Но что ты милостив, велик, теперь то знаю!"

ВАКХАНКА

Все на праздник Эригоны
Жрицы Вакховы текли;
Ветры с шумом разнесли
Громкий вой их, плеск и стоны.
В чаще дикой и глухой
Нимфа юная отстала;
Я за ней - она бежала
Легче серны молодой.
Эвры волосы взвевали,
Перевитые плющом;
Нагло ризы поднимали
И свивали их клубком.
Стройный стан, кругом обвитый
Хмеля желтого венцом,
И пылающи ланиты
Розы ярким багрецом,
И уста, в которых тает
Пурпуровый виноград -
Все в неистовой прельщает!
В сердце льет огонь и яд!
Я за ней... она бежала
Легче серны молодой.
Я настиг - она упала!
И тимпан под головой!
Жрицы Вакховы промчались
С громким воплем мимо нас;
И по роще раздавались
Эвоэ! и неги глас!

МОЙ ГЕНИЙ

О, память сердца! ты сильней
Рассудка памяти печальной
И часто прелестью своей
Меня в стране пленяешь дальной.
Я помню голос милых слов,
Я помню очи голубые,
Я помню локоны златые
Небрежно вьющихся власов.
Моей пастушки несравненной
Я помню весь наряд простой,
И образ милой, незабвенной
Повсюду странствует со мной.
Хранитель гений мой - любовью
В утеху дан разлуке он:
Засну ль? приникнет к изголовью
И усладит печальный сон.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Воздушный змей
VIP
VIP
Воздушный змей

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A988d34669baЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ 95da9f99bf4aЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Fcdd4a8b1041ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A52a2fe6d531ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ 8ace0a40b670ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ D4aec6df6686
ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A3d39dec23eb

Сообщения : 5739
Возраст : 59
Место обитания : Москва

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ _
СообщениеТема: АНДРЕЙ БЕЛЫЙ   ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Icon_minitimeСб Апр 02, 2011 7:12 am

АНДРЕЙ БЕЛЫЙ



ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Photo

[size=18]Бугаев Борис Николаевич (псевд.: Андрей Белый) (14 (26) октября 1880, Москва — 8 января 1934, Москва), русский писатель, поэт, критик, филолог, философ, теоретик символизма. Родился 14 (26) октября 1880 в Москве в «профессорской» семье. Отец — Н.В.Бугаев — выдающийся математик, в 1886-1891 декан физико-математического факультета Московского университета, основатель Московской математической школы, предвосхитивший многие идеи К. Циолковского и русских «космистов». Мать занималась музыкой и пыталась противопоставить художественное влияние «плоскому рационализму» отца. Суть этого родительского конфликта постоянно воспроизводилась Белым в его позднейших произведениях.

В 1891-1899 учится в Московского частной гимназии Л.И. Поливанова, в 1903 оканчивает естественное отделение физико-математического факультета Московского университета, в 1904-1905 занимается на историко-филологическом факультете. Знакомство с последними достижениями физики, математики и естественных наук (новые представления о пространстве и времени, о строении вещества, живого и неживого и др.) сказались на лексике, образах, темах и структуре произведений Белого, а также на основных принципах его работ по философии культуры.

В конце 1890-х увлекается новейшей драматургией Г. Ибсена, Г. Гауптмана, М. Метерлинка, напряженно изучает оккультные науки и философию А. Шопенгауэра, интересуется буддизмом, но более всего проникается идеями Вл. Соловьева и Ф. Ницше. Ощущение острой кризисности настоящего и апокалиптические предчувствия Белого сказались в незаконченной мистерии 1898 Антихрист. Мистерия обнаружила аналогии с Краткой повестью об Антихристе Вл. Соловьева, написанной годом позже. В 1895-1896 сближается с семьей М.С. Соловьева, брата философа, и в его доме позднее знакомится со «старшими» символистами — В. Брюсовым, Д. Мережковским, З. Гиппиус. Именно М.С. Соловьев предлагает начинающему писателю взять псевдоним «Андрей Белый», дабы скрыть от близких свои «декадентские увлечения».

На 1898 приходится перелом в мирочувствии Белого. На смену смутному пессимизму приходят чаяния мистического преображения всего сущего. В Воспоминаниях о Блоке (1922) он так очертил этот рубеж: «…в 1898 подул иной ветер; почувствовали столкновения ветров: северного и южного; и при смешении ветров образовались туманы: туманы сознания. В 1900-1901 годах очистилась атмосфера… А. Блок, вспоминая те годы впоследствии строчкой «И — зори, зори, зори», охарактеризовал настроения, охватившие нас; «зори», взятые в плоскости литературных течений (которые только проекции пространства сознания), были зорями символизма, взошедшими после сумерок декадентских путей, кончающих ночь пессимизма».

Осенью 1903 Белый и группа его чутких к мистическим «зорям» единомышленников (Эллис, А.С. Петровский, С. Соловьев, В.В. Владимиров, М.И. Сизов и др.) составили кружок «аргонавтов». «Аргонавты» пестовали особую мифологию «жизнетворчества», поклонения воспетой Вл. Соловьевым Вечной Женственности (в кружке, соответственно, царил культ ранних стихов Блока о Прекрасной Даме), следования символическим путем мифического корабля «Арго» в «Колхиду» за «Золотым Руном» — то есть познания мистических тайн бытия.

Увлечения соловьевскими идеями эсхатологии, теократии, Вечной Женственности накладывались на ницшеанские ощущения катастрофичности жизни и раскрепощения «сверхчеловеческой» личности. А знакомство с книгой Ф. Ницше Рождение трагедии из духа музыки (1872) заставляет Андрея Белого в духе древних орфиков и пифагорейцев прозреть в музыке выражение универсальных закономерностей мироздания. В программной статье 1902 «Формы искусства» Белый утверждает, что именно в музыкальном произведении снимается обманчивый внешний покров видимых явлений и открываются тайны сущности мира. Следуя общему стремлению символистов к «синтезу искусств», Андрей Белый создает четыре литературных произведения в не имеющем себе аналогов жанре симфоний: (I - Северная, героическая 1900; II - Драматическая, 1902; III - Возврат 1905; IV - Кубок метелей, 1908). Прозаическое повествование здесь строится по законам музыкальной симфонической формы. Автор отказывается от традиционного сюжета и замещает его скрещением и чередованием как бы «музыкальных» тем, развитием лейтмотивов, рефренами, техникой контрапункта, постоянной ритмизацией фраз. Наиболее выразительна с «технической» точки зрения I, Северная симфония, возникшая, по признанию автора, из импровизации на музыку Э. Грига.

Художественные поиски Андрея Белого во многом были обусловлены стремлением выразить противоречие между распадением, «атомизацией» мира на уровне эмпирическом, осязаемо-видимом и его единством на уровне сущностном, «субстанциональном» (близкая Белому современная физика формулирует это как антиномию хаоса и порядка). Та же двойственность пронизывает собой симфонии. С одной стороны, отсутствие связанного сюжета в них подчеркивает восприятие мира как хаотического скопления случайностей: мировой оркестр распался, каждый отъединился в свой собственный мирок. Люди-одиночки, словно молекулы в Броуновом движении, в этом кризисном мире слепо мечутся среди каменных громад города. Рисуя хаос жизни города через калейдоскоп сцен и лиц, Белый на 20 лет предвосхитил технику Дж. Джойса в романе Улисс. Но за всем этим хаосом неизменно ощутимо единство общей симфонической задачи. Развитие музыкальных тем и лейтмотивов создает единство произведения, отражает веру автора в то, что хаосу осязаемого противостоит гармония на уровне идеальном.

Критика не оценила по достоинству симфонические эксперименты Белого. Их жанр дальнейшего развития в литературе практически не получил. Но стилистические находки симфоний (ритмизация прозы, символические лейтмотивы, дробление сюжета на отдельные сегменты и др.), во-первых, составили основу позднейших произведений Белого, а во-вторых, оказали сильнейшее воздействие на так называемую «орнаментальную прозу» конца 1910-1920-х (Б. Пильняк, Вс. Иванов и др.). Литературовед-формалист В. Шкловский даже заметил: «без Симфоний Белого… невозможна новая русская литература».

В 1904 А. Белый публикует свой первый поэтический сборник «Золото в лазури». Образный строй здесь, действительно, во многом родствен симфониям, но основная цель автора — запечатлеть настроения «аргонавтов», их предчувствия грядущей «зари». Запредельное, идеальное в сборнике облекается чередой световых (солнце, заря и т.д.) и цветовых (редкое богатство «оттеночных» красок, живописание драгоценных камней и тканей) символов. Красочная символичность сборника свидетельствует и о его близости стилистике модерна в живописи, и о влиянии оккультных теорий, в которых «мистика» подобных образов была разработана весьма тщательно. Наиболее значительными для дальнейших судеб русской поэзии в этом сборнике оказались эксперименты Белого со стихом. Это — разрушение традиционного силлабо-тонического метра, смешение двусложных и трехсложных размеров, расположение строк соответственно интонациям, что во многом предвосхищало «столбики» и «лесенку» тонических стихов В. Маяковского.

С января 1903 начинается активная переписка Белого с Блоком по поэтическим и философско-религиозным вопросам. После личного знакомства в 1904 между поэтами возникает интимная и «мистическая», экзальтированная дружба. Вскоре их отношения приобретают драматический характер: в 1906 Белый переживает мучительное увлечение супругой Блока Л.Д. Блок. В 1906-1907 следуют два вызова на дуэль (поединки не состоялись). Отношения поэтов прерываются, но переписка между ними, свидетельствующая о глубинной противоречивой близости, продолжалась до смерти Блока и составила важнейшую страницу эпистолярной культуры «серебряного века».

Во 2-й половине 1900-х Белый переживает кризис мистических чаяний эпохи «зорь», и в своих философских интересах от прозрений Вл. Соловьева переключается на рационалистическую теорию познания Канта и неокантианцев. Он переносит «дуализм» Канта на осмысление символизма как мировоззрения, раскрывающего двойственную природу действительности, противоположность между реальным миром и его идеальной «сущностью» (книги статей Символизм, Луг зеленый, обе — 1910, Арабески, 1911).

В 1907 активно включается в полемику между петербургскими и московскими символистами по поводу выдвинутой Г. Чулковым и поддержанной Вяч. Ивановым концепции «мистического анархизма». Развенчивая Чулкова, резко выступает против эпигонства и вульгарности массовой модернистской словесности. Отстаивает элитарно-религиозное понимание искусства, трактует призвание поэта как миссию теурга, пророка, визионера, прозревающего будущее и входящего в связь с запредельным миром. Активно участвует в деятельности московских литературных организаций (Общество свободной эстетики, Московский литературно-художественный кружок, Дом песни).

Важнейшие творческие достижения этого периода — изданные в 1909 сборники стихов «Пепел» и «Урна».

В «Пепле» само название символически подчеркивает прощание со «сгоревшими» былыми мистическими надеждами. В сборнике слышны отзвуки революции 1905-1907, отчетливы социальные мотивы, трагическое восприятие забитости и беспросветной нужды «сермяжной» Руси (книга вышла с посвящением Н.А. Некрасову). Сборник «Урна» продолжает традицию русской философской поэзии, идущей от Е. Баратынского и Ф. Тютчева, отражает освоение автором разнообразных философских систем.

С 1909 Белый задумывает эпическую трилогию о философии русской истории Восток или Запад. Первой частью этого нереализованного до конца замысла стал тогда же опубликованный роман Серебряный голубь. В романе, насыщенный скрытыми и явными отсылками к Гоголю, автор пытается ответить на традиционный вопрос: где спасение России — на Западе или на Востоке? Он откликается на болезненную атмосферу «богоискательства» и сектантского брожения в России начала XX в. Сквозная для всего творчества Белого антитеза хаоса и порядка представлена здесь в противопоставлении бессильного и обреченного мира дворянской усадьбы («западное» начало) и страшной, разрушительной вихревой стихии народных мистических движений (начало «восточное»). Герой, идущий «в народ» поэт-символист Петр Дарьяльский, гибнет от руки сектанта-фанатика. С точки зрения автора, путь России — и не на Запад, и не на Восток. Он теряется в тумане и хаосе.

С 1909 намечается переход в мироощущении Белого от пессимизма и «самосожжения» периода Пепла к исканию «пути жизни», «второй заре». Тому способствует знакомство с А.А. Тургеневой (Асей), ставшей женой писателя. Тогда же Белый примыкает к организовавшим в Москве издательство «Мусагет» Э. Метнеру и Эллису, становится одним из основных сотрудников выходящего при новом издательстве журнала «Труды и дни».

В 1910-1911 совершает с женой большое заграничное путешествие (Сицилия — Тунис — Египет — Палестина), ищет на Востоке новые духовные ценности, которые придут на смену «одряхлевшим» ценностям Европы. Литературный итог путешествия — два тома Путевых заметок 1911.

В 1912 Белый в Германии знакомится с основателем антропософского движения Р. Штейнером и становится его верным последователем. В антропософии видит воплощение своих духовных идеалов, достижение искомой гармонии между мистическим и научным познанием. Стремится пропагандировать антропософию в «Мусагете». На этой почве возникает конфликт с Э. Метнером, и Белому приходится отойти от активной работы в издательстве. В 1912-1916 Белый прослушал более 30 курсов (свыше 400 лекций) Р. Штейнера. В 1914-1916 участвует в возведении в Дорнахе (Швейцария) антропософского храма Гетеанума, все больше погружается в изучение оккультной традиции.

Художественное освоение Белым философии истории продолжается в романе «Петербург», 1911-1913, — высшем достижении прозы русского символизма. «Петербург» — текст с чрезвычайно сложной и многоуровневой системой символических смыслов - психологических, литературных, социальных, исторических, философских, оккультных. Любой элемент романа дает новые значения на каждом из этих уровней интерпретации. Тема романа выросла из двухсотлетней мифологии Петербурга, в ней сложно взаимодействуют подтексты едва ли не всей классической русской литературы «петербургского периода». По словам Д.С. Лихачева, Петербург в романе — «не между Востоком и Западом, а Восток и Запад одновременно, т. е. весь мир. Так ставит проблему России Белый впервые в русской литературе». В символическом пространстве города «западническое» начало олицетворяют геометрически правильный Невский проспект и крупный имперский чиновник Аполлон Аблеухов, а начало «восточное» — хаотичная Петроградская сторона и революционный террор. Но оба начала в романе дискредитируются. А выход из их трагического столкновения в финале связывается с оккультно-антропософским преображением главного героя, Николая Аблеухова, у египетских пирамид. Пафос романа-посвящения, романа о «духовной инициации» здесь соединяется с комизмом и гротеском. В символике Петербурга ощутимо присутствие образности кубизма. А «подлинное местодействие романа», по словам самого Белого, это «душа некоего не данного в романе лица, переутомленного мозговой работой». Петербург — первый в мировой литературе «роман сознания».

В 1915 Белый пишет исследование Рудольф Штейнер и Гете в мировоззрении современности, посвященное разбору «световой теории» Гете и полемике с Э. Метнером, убежденным противником штейнерианства. Занятия антропософией заставляют Белого постоянно размышлять над проблемой внутреннего самопознания, поощряют углубленное внимание к автобиографической теме. Так появляются воскрешающие младенческие и юношеские переживания автора романы «Котик Летаев» 1917 и «Крещенный китаец» 1921.

Февральскую революцию 1917 Белый принял как неизбежный прорыв к спасению России. Октябрьскую революцию приветствовал как спасительное освобождение творческих начал от инерции застоя, возможность выхода России и вслед за ней всего мира на новый виток духовного развития. В этом Белый близок мистико-анархическим настроениям Иванова-Разумника, Блока и иных представителей т. н. «скифства». Плод подобных иллюзий — поэма 1918 Христос воскрес — своеобразное отражение Двенадцати Блока. В поэме Христос — некий символ космической революции (как, впрочем, и революции вполне «земной»), продвигающий человечество к новой духовной общности.

Программный марксизм оставался, однако, совершенно чужд Белому. Он всегда тяготел к утопиям «духовного коммунизма» и не случайно в первые послереволюционные годы активно откликнулся на призывы развернуть культурно-просветительскую деятельность в массах. После 1917 Белый — прежде всего оратор, лектор, педагог, один из организаторов Вольной философской организации (ВОЛЬФИЛЫ). Эти годы отмечены желанием Белого-публициста «стать понятным» людям, отойти от затемненного, «разорванного» языка прежних лет.

В 1921 Белый выезжает в Европу с целью организовать издания своих книг и основать в Берлине отделение ВОЛЬФИЛЫ. В провел два года, сблизится с М. Цветаевой, размышлял, не остаться ли за рубежом навсегда. В Европе опубликует 16 книг, в том числе поэму Глоссолалия (1922) - фантазию о космических смыслах звуков человеческой речи.

Вернувшись в 1923 в Россию, задумывает в противовес былому роману о Петербурге историософскую эпопею Москва (изд. в 1989). Написаны были лишь две части 1-го тома Московский чудак и Москва под ударом (обе — 1926) и 2-й том Маски, 1932. Эпопейный замысел оказался обречен на неудачу. Москва повествует о жизни, проникнутой совсем не объединяющим началом, а тем, что сам писатель называл «арахнеей» — словом, которое по своему символичному звучанию должно настроить читателя на ассоциации со словами из ряда: ахинея, анархия и т.п. Белый рисует картину «развоплотившейся» истории, лишившейся смысла, и эта картина неизбежно оказывается антиэпопейной.

В трех томах мемуаров — На рубеже двух столетий, 1930, Начало века, 1933, Между двух революций, 1934 - история формирования личности писателя растворена в перипетиях культурной жизни эпохи, и эта среда сама становится как бы главным действующим лицом, способствуя созреванию автора как выразителя духовной жизни своего времени.

Важнейшая часть наследия Белого — работы по филологии, прежде всего по стиховедению и поэтической стилистике. Среди прочего, автор развивает теорию «ритмосмысла», принципы исследования звукописи и словаря писателей (отдельные статьи из книги Символизм, работы Жезл Аарона (О слове в поэзии), Ритм и смысл, О ритмическом жесте (все три — 1917), Ритм как диалектика и «Медный всадник» 1929, Мастерство Гоголя 1934). Эти исследования оказали во многом определяющее влияние на литературоведение XX в. (формалистская и структуралистская школы в СССР, «новая критика» в США), заложили основы современного научного стиховедения (различение метра и ритма и др.).

В творчестве Андрея Белого выразилось ощущение тотального кризиса жизни и мироустройства. Как писал его современник философ Ф. Степун, «творчество Белого — это единственное по силе и своеобразию воплощение небытия „рубежа двух столетий“, это художественная конструкция всех тех деструкций, что совершались в нем и вокруг него; раньше, чем в какой бы то ни было другой душе, рушилось в душе Белого здание XIX века и протуманились очертания двадцатого». Не случайно еще в 1921 первым в мировой литературе Белый откликнулся на физические разработки Кюри зловещим пророческим символом:

Мир — рвался в опытах Кюри
Атомной, лопнувшею бомбой.

Умер Андрей Белый 8 января 1934 в Москве.

ВЕЧЕР

Точно взглядами, полными смысла,
Просияли,-
Мне ядом горя,-
Просияли
И тихо повисли
Облаков злато-карих края.

И взогнят беспризорные выси
Перелетным
Болотным глазком;
И - зарыскают быстрые рыси
Над болотным -
Над черным - леском.

Где в шершавые, ржавые травы
Исчирикался летом
Сверчок,-
Просвещается злой и лукавый,
Угрожающий светом зрачок.

И - вспылает
Сквозное болото;
Проиграет сквозным серебром;
И - за тучами примется кто-то
Перекатывать медленный гром.

Слышу - желтые хохоты рыси.
Подползет и окрысится: "Брысь!.."
И проискрится в хмурые
Выси
Желто-черною шкурою
Рысь.

ВСЕ ЗАБЫЛ

Я без слов: я не могу...
Слов не надо мне.

На пустынном берегу
Я почил во сне.

Не словам - молчанью - брат
О внемли, внемли.

Мы - сияющий закат
Взвеянный с земли.

Легких воздухов крутят
Легкие моря.

Днем и сумраком объят -
Я, как ты, заря.

Это я плесну волной
Ветра в голубом.

Говорю тебе одно,
Но смеюсь - в другом.

Пью закатную печаль -
Красное вино.

Знал - забыл - забыть не жаль -
Все забыл: давно...

МАГ

В.И.Брюсову

Я в свисте временных потоков,
мой черный плащ мятежно рвущих.
Зову людей, ищу пророков,
о тайне неба вопиющих.

Иду вперед я быстрым шагом.
И вот - утес, и вы стоите
в венце из звезд упорным магом,
с улыбкой вещею глядите.

У ног веков нестройный рокот,
катясь, бунтует в вечном сне.
И голос ваш - орлиный клекот -
растет в холодной вышине.

В венце огня над царством скуки,
над временем вознесены -
застывший маг, сложивший руки,
пророк безвременной весны.
[/s
ize]
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Воздушный змей
VIP
VIP
Воздушный змей

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A988d34669baЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ 95da9f99bf4aЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Fcdd4a8b1041ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A52a2fe6d531ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ 8ace0a40b670ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ D4aec6df6686
ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A3d39dec23eb

Сообщения : 5739
Возраст : 59
Место обитания : Москва

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ _
СообщениеТема: АЛЕКСАНДР БЕСТУЖЕВ   ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Icon_minitimeПн Апр 11, 2011 7:17 am

АЛЕКСАНДР БЕСТУЖЕВ

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Photo

Алекса́ндр Алекса́ндрович Бесту́жев (псевдоним Марли́нский; 23 октября (3 ноября) 1797, Санкт-Петербург — 7 (19) июня 1837, форт Святого Духа, ныне микрорайон Адлер города Сочи) — русский писатель, критик, публицист; декабрист.
Сын Александра Федосеевича Бестужева (1761—1810), издававшего вместе с И. П. Пниным в 1798 «Санкт-петербургский журнал» и составившего «Опыт военного воспитания относительно благородного юношества». Воспитывался в Горном корпусе, затем был адъютантом главноуправляющих путями сообщения ген. Бетанкура и герцога Вюртембергского и, наконец, с чином штабс-капитана перешёл в лейб-гвардии драгунский полк.
За участие в заговоре декабристов 1825 был сослан в Якутск, а оттуда в 1829 переведён на Кавказ солдатом. Участвуя здесь во многих сражениях, он получил чин унтер-офицера и георгиевский крест, а затем был произведён и в прапорщики. Погиб в стычке с горцами, в лесу, на мысе Адлере; тело его не найдено.
На литературное поприще выступил в 1819 году со стихотворениями и небольшими рассказами, печатавшимися в «Сыне Отечества» и «Соревнователе просвещения», а в 1820 году был избран в члены петербургского Общества любителей российской словесности. В 1821-м напечатана отдельной книжкой его «Поездка в Ревель», а в 1823—1825 он вместе с К. Ф. Рылеевым, издавал альманах Полярная звезда.
Этот альманах, по своему времени весьма замечательное литературное явление, был встречен общим сочувствием; вокруг молодых, талантливых и любимых публикой редакторов соединились почти все передовые представители нашей тогдашней литературы, включая и Пушкина, который из Одессы и потом из псковской своей деревни поддерживал с Бестужевым оживлённую переписку по литературным вопросам и посылал ему свои стихи. В «Полярной звезде» Бестужев выступил не только как романист («Замок Нейгаузен», «Роман в семи письмах», «Ревельский турнир», «Изменник»), но и как литературный критик: его обзоры старой и современной изящной литературы и журналистики обратили на себя общее внимание и вызвали оживлённую полемику.
Декабрьские события 1825 г. на время прервали литературную деятельность Бестужева. Уже отпечатанные листы «Полярной звезды» на 1826 год с его статьёй были уничтожены. Сам он сначала был отвезён в Шлиссельбургскую крепость, а затем сослан в Якутск. Здесь он ревностно изучал иностранные языки, а также знакомился с краем, нравами и обычаями местных жителей; это дало содержание нескольким этнографическим его статьям о Сибири. Здесь же им начата повесть в стихах под заглавием «Андрей, князь Переяславский», первая глава которой, без имени и согласия автора, напечатана в Санкт-Петербурге (1828).
В следующем году Бестужев был переведён на Кавказ рядовым с правом выслуги. В первое время по приезде он постоянно участвовал в различных военных экспедициях и стычках с горцами, а к литературе получил возможность вернуться только в 1830 году. С этого года, сначала без имени, а потом — под псевдонимом Марлинский в журналах все чаще и чаще появляются его повести и рассказы («Испытание», «Наезды», «Лейтенант Белозор», «Страшное гадание», «Аммалат-бек», «Фрегат Надежда» и пр.), изданные в 1832 году в пяти томах под заглавием «Русские повести и рассказы» (без имени автора). Вскоре понадобилось второе издание этих повестей (1835 с именем А. Марлинского); затем ежегодно выходили новые томы; в 1839 году явилось третье издание, в 12 частях; в 1847-м — четвёртое. Главнейшие повести Марлинского перепечатаны в 1880-х гг. в «Дешёвой библиотеке» А. С. Суворина.

ДОЖДЬ

Провиденья перст незримый,
Облаков летучих вождь,
Ниве, жаждою томимой,
Посылает шумный дождь.
Звучно, благостью обильный,
Брызнул ток живой воды,
Освежая злаки пыльны
И замершие плоды.
Вот и радуга завета
Капли светлые зажгла:
То улыбка бога света -
Сень бессмертного чела.

* * *

Еще ко гробу шаг - и, может быть, порой,
Под кровом лар родных, увидя сии строки,
Ты с мыслью обо мне воспомнишь край далекий,
Где, брошен жизни сей бушующей волной,
Ты взора не сводил с звезды своей вожатой
И средь пустынь нагих, презревши бури стон,
Любви и истины искал святой закон
И в мир гармонии парил мечтой крылатой.

К ОБЛАКУ

Куда столь быстро и легко,
И гордо, и прелестно,
Ты пролетаешь, облачко,
Скиталец поднебесный?

Земли бездомное дитя,
Игралище погоды,
Напрасно, радугой блестя,
Ты, радостью природы!

Завоет вихрь, взметая прах,-
И ты из лона звездна
Дождем растаешь на степях
Бесславно, бесполезно!..

Блести, лети на ветерке
Подобно нашей доле -
И я погибну вдалеке
От родины и воли!
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Воздушный змей
VIP
VIP
Воздушный змей

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A988d34669baЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ 95da9f99bf4aЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Fcdd4a8b1041ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A52a2fe6d531ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ 8ace0a40b670ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ D4aec6df6686
ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A3d39dec23eb

Сообщения : 5739
Возраст : 59
Место обитания : Москва

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ _
СообщениеТема: АЛЕКСАНДР БЛОК   ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Icon_minitimeСб Апр 23, 2011 7:45 am

АЛЕКСАНДР БЛОК

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Photo

Блок Александр Александрович [16 ноября 1880 - 07 августа 1921] - русский поэт.

Отец - профессор права Варшавского университета, мать - М. А. Бекетова, писательница и переводчица. Детство Блока прошло в Петербурге и в подмосковном имении Шахматове. Окончил славяно-русское отделение филологического факультета Петербургского университета (1906). В 1903 женился на Л. Д. Менделеевой, дочери Д. И. Менделеева. К тому же времени относится знакомство Александра Блока с Андреем Белым и В. Брюсовым. Стихи начал писать с детства, печататься - с 1903. В 1904 опубликовал сборник «Стихи о Прекрасной Даме», где предстал как лирик-символист, испытавший (с 1901) влияние мистической поэзии Вл. Соловьева. С 1903 в отвлечённую романтическую поэзию Александра Блока вошла социальная тема: античеловеческий город с его рабским трудом, нищетой (раздел «Распутья», 1902-04). Революция 1905-07 открыла поэту, по его словам, «лицо проснувшейся жизни». Отныне тема Родины постоянно присутствует в поэзии Блока. Его творчество становится трагедийным и глубоким, пронизанным ощущением катастрофичности эпохи, предчувствием назревающей очистительной бури (цикл «На поле Куликовом», 1908, разделы цикла «Вольные мысли», 1907, «Ямбы», 1907-1914). Исполнена революционных предчувствий неоконченная поэма «Возмездие» (1910-21). Настойчиво и сильно выражена в творчестве Блока ненависть к миру «сытых», к уродливым, бесчеловечным чертам жизни (раздел «Город», 1904-08, «Страшный мир», 1909-16). Любовная лирика Блока романтична, она несёт в себе наряду с восторгом и упоением роковое и трагическое начало (разделы цикла «Снежная Маска», 1907, «Фаина», 1907-08, «Возмездие», 1908-13, «Кармен», 1914). Зрелая поэзия Александра Блока освобождается от отвлечённых мистико-романтических символов и обретает жизненность, конкретность, черты пластического живописания («Итальянские стихи», 1909, поэма «Соловьиный Сад», 1915, и др.). Многие идеи поэзии Александра Блока развиты в его драматургии: пьесы «Незнакомка» «Балаганчик», «Король на площади» (все в 1906), «Песня Судьбы»(1907-08), «Роза и Крест» (1912-13). Поэтическая слава Блока упрочилась после выхода сборников «Нечаянная Радость» (1906), «Снежная Маска» (1907), «Земля в снегу» (1908), «Лирические драмы» (1908), «Ночные Часы» (1911) и собрание стихотворений (издательство «Мусагет», т. 1-3, 1911-12).

С начала 1900-х гг. Александр Блок выступал с критическими и публицистическими статьями, очерками, речами. Проза Блока остро проблемна, социально и эстетически значима; будучи по сути лирической, она трактует общие вопросы культуры, литературы, искусства («Краски и слова», 1906, «Безвременье», 1906, «О лирике», 1907, «О театре», «Письма о поэзии», «Народ и интеллигенция», «Стихия и культура», 1908, «Молнии искусства», 1909, «О современном состоянии русского символизма», 1910, «Судьба Аполлона Григорьева«, 1916; рецензии на стихи А. Белого, В. Брюсова, К. Бальмонта, Э. Верхарна).

Восторженно встретив свержение царизма в феврале 1917, Александр Блок был одним из редакторов стенографического отчёта «Чрезвычайной следственной комиссии по делам бывших царских министров»; из этого труда родилась его книга «Последние дни императорской власти» (1921). Великая Октябрьская социалистическая революция пробудила у Блока подъём творческих сил. В статье «Интеллигенция и Революция» (январь 1918) он писал: «Мы, русские, переживаем эпоху, имеющую не много равных себе по величию... Всем телом, всем сердцем, всем сознанием - слушайте Революцию» (Соч., т. 2, 1955, с. 220, 228). В 1918 Блок написал поэму «Двенадцать» - о крушении старого мира и столкновении его с новым; поэма построена на смысловых антитезах, резких контрастах. Стихотворение «Скифы» (того же года) посвящено исторической миссии революционной России. В последние годы жизни Блок вёл большую литературную и общественную работу: в Государственной комиссии по изданию классиков, в Театральном отделе Наркомпроса, в Союзе деятелей художественной литературы, в издательстве «Всемирная литература», в Союзе поэтов. В апреле 1919 был назначен председателем Режиссёрского управления Большого драматического театра (Петроград). Выступал с докладами, статьями, речами («Катилина», 1918, «Крушение гуманизма», 1919, «Гейне в России», 1919, «О назначении поэта», 1921, «Без божества, без вдохновенья», 1921, опубл. 1925). Творчество Блока связано с традициями поэзии В. А. Жуковского, М. Ю. Лермонтова, А. А. Фета, Н. А. Некрасова. Блок - романтик, содержанием поэзии которого стала российская действительность и реальный человек. Характерны многомерность, мятежность, эмоциональная напряжённость его лирического героя, многокрасочность и новаторство художественных средств: максимальное слияние движения ритма с тончайшими оттенками смысла, использование неточных рифм, обращение к свободному стиху, работа над тоническим стихом (главным образом дольником).
Поэтические произведения Александра Блока переведены на многие языки мира.

НЕЗНАКОМКА

По вечерам над ресторанами
Горячий воздух дик и глух,
И правит окриками пьяными
Весенний и тлетворный дух.

Вдали над пылью переулочной,
Над скукой загородных дач,
Чуть золотится крендель булочной,
И раздается детский плач.

И каждый вечер, за шлагбаумами,
Заламывая котелки,
Среди канав гуляют с дамами
Испытанные остряки.

Над озером скрипят уключины
И раздается женский визг,
А в небе, ко всему приученный
Бесмысленно кривится диск.

И каждый вечер друг единственный
В моем стакане отражен
И влагой терпкой и таинственной
Как я, смирен и оглушен.

А рядом у соседних столиков
Лакеи сонные торчат,
И пьяницы с глазами кроликов
"In vino veritas!" кричат.

И каждый вечер, в час назначенный
(Иль это только снится мне?),
Девичий стан, шелками схваченный,
В туманном движется окне.

И медленно, пройдя меж пьяными,
Всегда без спутников, одна
Дыша духами и туманами,
Она садится у окна.

И веют древними поверьями
Ее упругие шелка,
И шляпа с траурными перьями,
И в кольцах узкая рука.

И странной близостью закованный,
Смотрю за темную вуаль,
И вижу берег очарованный
И очарованную даль.

Глухие тайны мне поручены,
Мне чье-то солнце вручено,
И все души моей излучины
Пронзило терпкое вино.

И перья страуса склоненные
В моем качаются мозгу,
И очи синие бездонные
Цветут на дальнем берегу.

В моей душе лежит сокровище,
И ключ поручен только мне!
Ты право, пьяное чудовище!
Я знаю: истина в вине.

* * *

Мы живeм в старинной келье
У разлива вод.
Здесь весной кипит веселье
И река поeт.

Но в предвестие веселий,
В день весенних бурь,
К нам прольeтся в двери келий
Светлая лазурь.

И полны заветной дрожью
Долгожданных лет,
Мы помчимся к бездорожью
В несказанный свет.

КОРШУН

Чертя за кругом плавный круг,
Над сонным лугом коршун кружит
И смотрит на пустынный луг.-
В избушке мать, над сыном тужит:
"На хлеба, на, на грудь, соси,
Расти, покорствуй, крест неси".

Идут века, шумит война,
Встает мятеж, горят деревни,
А ты всё та ж, моя страна,
В красе заплаканной и древней.-
Доколе матери тужить?
Доколе коршуну кружить?

Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Воздушный змей
VIP
VIP
Воздушный змей

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A988d34669baЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ 95da9f99bf4aЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Fcdd4a8b1041ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A52a2fe6d531ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ 8ace0a40b670ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ D4aec6df6686
ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A3d39dec23eb

Сообщения : 5739
Возраст : 59
Место обитания : Москва

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ _
СообщениеТема: ВАЛЕРИЙ БРЮСОВ   ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Icon_minitimeЧт Май 05, 2011 7:22 am

ВАЛЕРИЙ БРЮСОВ

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Photo

Детство и образование

Родился в купеческой семье. Дед со стороны отца купец из бывших крепостных, дед со стороны матери поэт-самоучка А. Я. Бакулин. Отец увлекался литературой и естественными науками. Окончив московскую гимназию Л. И. Поливанова, Брюсов в 1893-99 учился на историко-филологическом факультете Московского университета, сначала на отделении классической филологии, затем на историческом (окончил с дипломом 1 степени). В 1896 женился на Иоанне Матвеевне Рунт, ставшей его преданной помощницей, после смерти хранителем архива и издателем наследия. Уже в ранней юности в личности Брюсова парадоксально проявились два антиномичных начала самоотдача стихиям жизни (эротика, игра страстей, мир ночных ресторанов, рулетка) и волевая организующая активность, склонность к "конструированию" себя и управлению окружающими людьми и ситуациями.

Творческий дебют, стихотворные сборники, принципы поэтики

В 1894-95 Брюсов выпустил три сборника "Русские символисты", состоящих из его собственных переводов из французских символистов и произведений некоторых начинающих поэтов. В этом издании, а также в первых поэтических сборниках "Chefs doeuvre" ("Шедевры",1895), "Me eum esse" ("Это я",1897) и сборнике переводов из П. Верлена "Романсы без слов" (1894) Брюсов заявил о себе не только как о поэте символистской ориентации, но и как об организаторе-пропагандисте этого движения. Умело срежиссированная атмосфера скандала, связанного с несколькими эпатирующими стихотворениями, сразу сделала новую школу заметным фактом литературной жизни. Книги стихов 1900-09 "Tertia vigilia" ("Третья стража",1900), "Urbi et orbi" ("Городу и миру",1903), "Stephanos" ("Венок", 1906), "Все напевы" (1909) определили антиномичную ориентацию его поэтики на традиции французского "Парнаса" с его твердыми жанровыми и стиховыми формами, словесной пластикой, склонностью к историко-мифологическим сюжетам и экзотике и одновременно на французских символистов, с их поэтикой нюансов, настроений, музыкальной неопределенностью. После 1910 намечается поворот к большей простоте формы (сборник "Зеркало теней",1912), однако в позднейшем творчестве вновь побеждают тенденции к усложнению языка и стиля. Стихи этого периода демонстрируют и образно-тематические комплексы, характерные для всего его творчества: урбанизм, "научная" поэзия, историзм, убежденность в множественности истин и самоцельности искусства.

Литературное окружение. Редакторская, издательская и критическая деятельность

Во второй половине 1890-х гг. расширяется круг литературных связей Брюсова (знакомство с К. К. Случевским, Д. С. Мережковским, З. Н. Гиппиус, К. Д. Бальмонтом, Н. М. Минским, К. М. Фофановым, Ф. К. Сологубом и др.). В 1899 он становится одним из организатором и руководителей издательства "Скорпион", начавшего с выпуска альманахов "Северные цветы" (вып. 1-5, 1901-11) и поставившего задачей объединение представителей "нового искусства". В 1904-09 был фактическим редактором журнала "Весы", ставшего центральным органом русского символизма. Брюсов опубликовал в "Весах" программные теоретические статьи ("Ключи тайн", 1904; "Священная жертва", 1905, и др.), огромное количество критических статей и рецензий, собранных в книге "Далекие и близкие. Статьи и заметки о русских поэтах от Тютчева до наших дней" (1912). Заслужив репутацию "мэтра" символистской школы, Брюсов в то же время расходился с ее теургическим направлением, отстаивал суверенность искусства, отказываясь признать его зависимость как от социально-политических, так и от мистико-теологических заданий (см. его полемику, с одной стороны, со статьей В. И. Ленина "Партийная организация и партийная литература" "Свобода слова", 1905, с другой с докладами Вяч. Иванова и А. Блока о теургическом символизме "О "речи рабской", в защиту поэзии", 1910). После закрытия "Весов" (1909) с сентября 1910 возглавляет литературно-критический отдел в журнале "Русская мысль" (под редакцией П. Б. Струве), привлекая к сотрудничеству других писателей-символистов и разрушая обособленность символистской школы в литературном процессе.

Концепция истории и исторические романы

Постоянный интерес Брюсова к истории обусловливал оценку злободневных фактов в перспективе мировых событий. Начав с политических обзоров в журнале "Новый путь", проповедовавших славянофильские теории (Россия как "третий Рим"), он пережил крушение великодержавных иллюзий под влиянием событий русско-японской войны. Революцию 1905 воспринял как исторически неизбежное крушение всей культуры прошлого, принимая и возможность собственной гибели как части старого мира (стихотворение "Грядущие гунны", 1905). В 1907-12 внимание Брюсова к текущей политике ослабевает, но растет его стремление осмыслить глубинные закономерности исторического процесса. В романах "Огненный ангел" (1907-08) и "Алтарь победы" (1911-12) он обращается к переломным историческим эпохам, пытаясь понять кризисное состояние мира путем исторических аналогий. В годы Первой мировой войны поначалу разделял настроения военного патриотизма (сборник "Семь цветов радуги", 1916; а также не появившийся при его жизни сборник "Девятая Камена"), однако, побывав на фронте в качестве военного корреспондента, приходит к пониманию античеловеческого характера войны.

Историко-литературная и переводческая деятельность

Знакомство в 1898 с редактором журнала "Русский архив" П. И. Бартеневым положило начало многолетней публикаторской, комментаторской, историко-литературной деятельности Брюсова (работы о Ф. И. Тютчеве, А. С. Пушкине, Н. В. Гоголе). На протяжении всей жизни занимался и художественными переводами (античные авторы, Данте, Дж. Байрон, И. В. Гете, Э. Верхарн, Э. По, П. Верлен, С. Малларме, М. Метерлинк, О. Уайльд, армянские поэты и др.). Переводческая манера Брюсова претерпела радикальную эволюцию от вольных переложений в 1890-е гг. до принципиального буквализма поздних переводов.

Культурно-просветительская и педагогическая деятельность после Октября

Брюсов воспринял Октябрьскую революцию как коренной переворот в истории человечества, активно сотрудничал с советской властью в области культурного просвещения. В 1920 вступил в Коммунистическую партию. В 1917-19 возглавлял комитет по регистрации печати, заведовал Отделом научных библиотек и литературным отделом Наркомпроса, занимал ответственные посты в Государственном ученом совете, Госиздате и др.; читал лекции в 1-ом МГУ, организовал в 1921 Высший Литературно-художественный институт и был его первым ректором, преподавал в Коммунистической академии, в Институте слова. В последних стихотворных сборниках "Дали" (1922), "Mea" ("Спеши",1924) пытался разработать принципы новой "научной" поэтики, однако поздние поэтические эксперименты не встретили живого читательского отклика.


ВОЗВРАЩЕНИЕ

Я убежал от пышных брашен,
От плясок сладострастных дев,
Туда, где мир уныл и страшен;
Там жил, прельщения презрев.

Бродил, свободный, одичалый,
Таился в норах давней мглы;
Меня приветствовали скалы,
Со мной соседили орлы.

Мои прозренья были дики,
Мой каждый день запечатлен;
Крылато-радостные лики
Глядели с довременных стен.

И много зим я был в пустыне,
Покорно преданный Мечте...
Но был мне глас. И снова ныне
Я - в шуме слов, я - в суете.

Надел я прежнюю порфиру,
Умастил мирром волоса.
Едва предстал я, гордый, пиру,
"Ты царь!" - решили голоса.

Среди цариц веселой пляски
Я вольно предызбрал одну:
Да обрету в желаньи ласки
Свою безвольную весну!

И ты, о мой цветок долинный,
Как стебель, повлеклась ко мне.
Тебя пленил я сказкой длинной...
Ты - наяву, и ты - во сне.

Но если, страстный, в миг заветный,
Заслышу я мой трубный звук,
- Воспряну! Кину клич ответный
И вырвусь из стесненных рук!

ВСТРЕЧА

O toi que j'eusse aimee,
o toi qui le savais!

Charles Baudelaire.
"A une passante" *

О, эти встречи мимолетные
На гулких улицах столиц!
О, эти взоры безотчетные,
Беседа беглая ресниц!

На зыби яростной мгновенного
Мы двое - у одной черт;
Безмолвный крик желанья пленного:
"Ты кто, скажи?" Ответ: "Кто ты?"

И взором прошлое рассказано,
И брошен зов ей: "Будь моей!"
И вот она обетам связана...
Но миг прошел, и мы не с ней.

Далёко там, в толпе, скользит она,
Уже с другим ее мечта...
Но разве страсть не вся испытана,
Не вся любовь пережита!

* (фр.) О ты, которую я мог бы полюбить, о ты, которая
это знала! Ш. Бодлер. "Прохожей"

ДОН-ЖУАН

Да, я - моряк! Искатель островов,
Скиталец дерзкий в неоглядном море.
Я жажду новых стран, иных цветов,
Наречий странных, чуждых плоскогорий.

И женщины идут на страстный зов,
Покорные, с одной мольбой во взоре!
Спадает с душ мучительный покров,
Все отдают они - восторг и горе.

В любви душа вскрывается до дна,
Яснеет в ней святая глубина,
Где все единственно и не случайно.

Да! Я гублю! Пью жизни, как вампир!
Но каждая душа - то новый мир,
И манит вновь своей безвестной тайной.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Воздушный змей
VIP
VIP
Воздушный змей

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A988d34669baЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ 95da9f99bf4aЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Fcdd4a8b1041ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A52a2fe6d531ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ 8ace0a40b670ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ D4aec6df6686
ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A3d39dec23eb

Сообщения : 5739
Возраст : 59
Место обитания : Москва

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ _
СообщениеТема: АЛЕКСАНДР ВВЕДЕНСКИЙ   ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Icon_minitimeЧт Май 12, 2011 8:06 am

АЛЕКСАНДР ВВЕДЕНСКИЙ

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Photo

[size=18]Введенский - Александр Иванович (1904-1941), русский поэт. Был одним из основных участников группы Обэриу. Наследие его сбереглось едва ли на четверть, но и оставшегося хватило на два тома, изданных в Москве в 1993 году и, если других обэриутов, Заболоцкого, Хармса и Олейникова, читатели признали давно и всерьез, то к Введенскому слава пришла не ранее 80-х годов. Притом, как и в случае с Кочетковым и его "Балладой о прокуренном вагоне", поначалу это была слава одного стихотворения - "Элегия". Опубликовал в 1928-1941 годах более тридцати книг для детей, но "взрослые" его произведения, за исключением "Элегии", почти не ходили даже в самиздате. В начале 30-х побывал в тюрьме и ссылке, но вернулся в Ленинград. С 1936 года перебрался в Харьков, что в сентябре 1941 года его и погубило: его "превентивно" арестовали за попытку дождаться прихода немцев, вывезли из Харькова, дата его смерти "20 декабря 1941 года" в официальных документах сомнительна; по разным свидетельствам, Введенский то ли умер в тюремном поезде от дизентерии, то ли был пристрелен конвоем. Его рукописи чудом спас в блокадном Ленинграде Я. С. Друскин. Абсурдная власть боялась абсурдистов. Власть, конечно, не понимала того, что они писали. Но власти мерещилось в обэриутах издевка над ней, презрение, и в своем зверином трусливом инстинкте она не ошибалась.
Родился и умер в Петербурге.

* * *

Мне жалко что я не зверь,
бегающий по синей дорожке,
говорящий себе поверь,
а другому себе подожди немножко,
мы выйдем с собой погулять в лес
для рассмотрения ничтожных листьев.
Мне жалко что я не звезда,
бегающая по небосводу,
в поисках точного гнезда
она находит себя и пустую земную воду,
никто не слыхал чтобы звезда издавала скрип,
ее назначение ободрять собственным молчанием рыб.
Еще есть у меня претензия,
что я не ковер, не гортензия.
Мне жалко что я не крыша,
распадающаяся постепенно,
которую дождь размачивает,
у которой смерть не мгновенна.
Мне не нравится что я смертен,
мне жалко что я неточен.
Многим многим лучше, поверьте,
частица дня единица ночи.
Мне жалко что я не орел,
перелетающий вершины и вершины,
которому на ум взбрел
человек, наблюдающий аршины.
Мы сядем с тобою ветер
на этот камушек смерти.
Мне жалко что я не чаша,
мне не нравится что я не жалость.
Мне жалко что я не роща,
которая листьями вооружалась.
Мне трудно что я с минутами,
меня они страшно запутали.
Мне невероятно обидно
что меня по-настоящему видно.
Еще есть у меня претензия,
что я не ковер, не гортензия.
Мне страшно что я двигаюсь
не так как жуки жуки,
как бабочки и коляски
и как жуки пауки.
Мне страшно что я двигаюсь
непохоже на червяка,
червяк прорывает в земле норы,
заводя с землей разговоры.
Земля где твои дела,
говорит ей холодный червяк,
а земля распоряжаясь покойниками,
может быть в ответ молчит,
она знает что все не так
Мне трудно что я с минутами,
они меня страшно запутали.
Мне страшно что я не трава трава,
мне страшно что я не свеча.
Мне страшно что я не свеча трава,
на это я отвечал,
и мигом качаются дерева.
Мне страшно что я при взгляде
на две одинаковые вещи
не замечаю что они различны,
что каждая живет однажды.
Мне страшно что я при взгляде
на две одинаковые вещи
не вижу что они усердно
стараются быть похожими.
Я вижу искаженный мир,
я слышу шепот заглушенных лир,
и тут за кончик буквы взяв,
я поднимаю слово шкаф,
теперь я ставлю шкаф на место,
он вещества крутое тесто
Мне не нравится что я смертен,
мне жалко что я не точен,
многим многим лучше, поверьте,
частица дня единица ночи
Еще есть у меня претензия,
что я не ковер, не гортензия.
Мы выйдем с собой погулять в лес
для рассмотрения ничтожных листьев,
мне жалко что на этих листьях
я не увижу незаметных слов,
называющихся случай, называющихся
бессмертие, называющихся вид основ
Мне жалко что я не орел,
перелетающий вершины и вершины,
которому на ум взбрел
человек, наблюдающий аршины.
Мне страшно что всё приходит в ветхость,
и я по сравнению с этим не редкость.
Мы сядем с тобою ветер
на этот камушек смерти.
Кругом как свеча возрастает трава,
и мигом качаются дерева.
Мне жалко что я семя,
мне страшно что я не тучность.
Червяк ползет за всеми,
он несет однозвучность.
Мне страшно что я неизвестность,
мне жалко что я не огонь.

ЭЛЕГИЯ

Так сочинилась мной элегия
о том, как ехал на телеге я.

Осматривая гор вершины,
их бесконечные аршины,
вином налитые кувшины,
весь мир, как снег, прекрасный,
я видел горные потоки,
я видел бури взор жестокий,
и ветер мирный и высокий,
и смерти час напрасный.

Вот воин, плавая навагой,
наполнен важною отвагой,
с морской волнующейся влагой
вступает в бой неравный.
Вот конь в могучие ладони
кладет огонь лихой погони,
и пляшут сумрачные кони
в руке травы державной.

Где лес глядит в полей просторы,
в ночей неслышные уборы,
а мы глядим в окно без шторы
на свет звезды бездушной,
в пустом сомненье сердце прячем,
а в ночь не спим томимся плачем,
мы ничего почти не значим,
мы жизни ждем послушной.

Нам восхищенье неизвестно,
нам туго, пасмурно и тесно,
мы друга предаем бесчестно
и Бог нам не владыка.
Цветок несчастья мы взрастили,
мы нас самим себе простили,
нам, тем кто как зола остыли,
милей орла гвоздика.

Я с завистью гляжу на зверя,
ни мыслям, ни делам не веря,
бороться нет причины.
Мы все воспримем как паденье,
и день и тень и сновиденье,
и даже музыки гуденье
не избежит пучины.

В морском прибое беспокойном,
в песке пустынном и нестройном
и в женском теле непристойном
отрады не нашли мы.
Беспечную забыли трезвость,
воспели смерть, воспели мерзость,
воспоминанье мним как дерзость,
за то мы и палимы.

Летят божественные птицы,
их развеваются косицы,
халаты их блестят как спицы,
в полете нет пощады.
Они отсчитывают время,
Они испытывают бремя,
пускай бренчит пустое стремя -
сходить с ума не надо.

Пусть мчится в путь ручей хрустальный,
пусть рысью конь спешит зеркальный,
вдыхая воздух музыкальный -
вдыхаешь ты и тленье.
Возница хилый и сварливый,
в последний час зари сонливой,
гони, гони возок ленивый -
лети без промедленья.

Не плещут лебеди крылами
над пиршественными столами,
совместно с медными орлами
в рог не трубят победный.
Исчезнувшее вдохновенье
теперь приходит на мгновенье,
на смерть, на смерть держи равненье
певец и всадник бедный.
[/size
]
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Воздушный змей
VIP
VIP
Воздушный змей

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A988d34669baЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ 95da9f99bf4aЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Fcdd4a8b1041ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A52a2fe6d531ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ 8ace0a40b670ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ D4aec6df6686
ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A3d39dec23eb

Сообщения : 5739
Возраст : 59
Место обитания : Москва

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ _
СообщениеТема: ДМИТРИЙ ВЕНЕВИТИНОВ   ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Icon_minitimeПт Май 27, 2011 8:55 am

ДМИТРИЙ ВЕНЕВИТИНОВ

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Photo

Веневитинов Дмитрий Владимирович (1805—1827) — русский поэт, переводчик, прозаик и философ.
Дмитрий Веневитинов родился в старинной и богатой дворянской семье. Получил превосходное домашнее образование, которым руководила мать. Для воспитания будущего поэта были приглашены лучшие учителя, раскрывшие перед ним ясный, гармоничный, величественный мир античности и тайны древних языков, он изучил латынь и греческий. Знал Веневитинов и современные европейские языки: французский, немецкий, английский, итальянский. То, чего не успели или не смогли дать Веневитинову учителя, восполнило самообразование: с семнадцати лет он посещал в качестве вольнослушателя лекции в Московском университете. Слушал отдельные лекции в Московском университете, в частности курсы А. Ф. Мерзлякова, И. И. Давыдова, М. Г. Павлова и Лодера. Участвовал в собраниях студенческого литературного кружка Н. М. Рожалина.
В 1825 г. Веневитинов определился в московский архив коллегии иностранных дел. Легкая служба оставляла много свободного времени. Организовал вместе с князем В. Ф. Одоевским тайное философское «Общество любомудрия», куда входили также И. В. Киреевский, А. И. Кошелев, В. П. Титов, Н. А. Мельгунов и другие. Посещали заседания кружка, не являясь формально его членами, А. С. Хомяков, М. П. Погодин и С. П. Шевырев. Кружок занимался изучением немецкой идеалистической философии - трудов Ф. Шеллинга, И. Канта, Ф. Шлегеля и других. К числу небольших работ, читавшихся на собраниях общества, принадлежат прозаические наброски Веневитинова: «Скульптура, живопись и музыка», «Утро, полдень, вечер и ночь», «Беседы Платона с Александром», представляющие (последнее - даже и по самой форме) удачное подражание диалогам Платона, как по развитию мыслей, так и по поэтическому тону. У членов общества явилось желание иметь свой печатный орган. Сначала предполагалось выпустить в свет альманах (альманахи тогда были в моде); но Пушкин, приехавший в начале сентября 1826 г. в Москву, посоветовал кружку основать ежемесячный журнал. Веневитинов, находившийся в дальнем родстве с Пушкиным изложил программу задуманного периодического издания, озаглавив ее: «Несколько мыслей в план журнала». Вскоре было приступлено к изданию «Московского Вестника», в духе веневитиновской программы, по которой основная задача русского периодического журнала заключалась «в создании у нас научной эстетической критики на началах немецкой умозрительной философии и в привитии общественному сознанию убеждения о необходимости применять философские начала к изучению всех эпох наук и искусств». Журнал выходил с начала 1827 г., под наблюдением коллективной редакции и под официальной ответственностью М. П. Погодина .В своей литературной деятельности Веневитинов проявил разносторонние дарования и интересы. Он был не только поэтом, но и прозаиком, писал литературно-программные и критические статьи (известна его полемика с Н. А. Полевым по поводу 1 главы пушкинского «Евгения Онегина»), переводил прозаические произведения немецких авторов, в том числе Гёте и Гофмана.
В ноябре 1826 г. Веневитинов перебрался из Москвы в Петербург, поступив на службу в канцелярию иностранной коллегии. Однако при въезде в Петербург поэт был арестован, вследствие крайней подозрительности полиции, по подозрению в причастности к заговору декабристов. Он провёл три дня под арестом, что обострило его болезнь легких. После этого, в марте, возвращаясь легко одетым с бала, Веневитинов сильно простудился.
Дмитрий Веневитинов умер 15 (27) марта 1827 г. в Петербурге, не дожив до 22 лет. Похоронен на кладбище Симонова монастыря. На похоронах были А. Пушкин и А. Мицкевич.

ЖИЗНЬ

Сначала жизнь пленяет нас:
В ней все тепло, все сердце греет
И, как заманчивый рассказ,
Наш ум причудливый лелеет.
Кой-что страшит издалека,-
Но в этом страхе наслажденье:
Он веселит воображенье,
Как о волшебном приключенье
Ночная повесть старика.
Но кончится обман игривой!
Мы привыкаем к чудесам.
Потом - на все глядим лениво,
Потом - и жизнь постыла нам:
Ее загадка и развязка
Уже длинна, стара, скучна,
Как пересказанная сказка
Усталому пред часом сна.

К ДРУЗЬЯМ НА НОВЫЙ ГОД

Друзья! настал и новый год!
Забудьте старые печали,
И скорби дни, и дни забот,
И все, чем радость убивали;
Но не забудьте ясных дней,
Забав, веселий легкокрылых,
Златых часов, для сердца милых,

И старых, искренних друзей.
Живите новым в новый год,
Покиньте старые мечтанья
И все, что счастья не дает,
А лишь одни родит желанья!
По-прежнему в год новый сей
Любите шутки, игры, радость
И старых, искренних друзей.

Друзья! Встречайте новый год
В кругу родных, среди свободы:
Пусть он для вас, друзья, течет,
Как детства счастливые годы.
Но средь Петропольских затей
Не забывайте звуков лирных,
Занятий сладостных и мирных,
И старых, искренних друзей.

* * *

Я чувствую, во мне горит
Святое пламя вдохновенья,
Но к темной цели дух парит...
Кто мне укажет путь спасенья?
Я вижу, жизнь передо мной
Кипит, как океан безбрежной...
Найду ли я утес надежный,
Где твердой обопрусь ногой?
Иль, вечного сомненья полный,
Я буду горестно глядеть
На переменчивые волны,
Не зная, что любить, что петь?

Открой глаза на всю природу,-
Мне тайный голос отвечал,-
Но дай им выбор и свободу,
Твой час еще не наступал:
Теперь гонись за жизнью дивной
И каждый миг в ней воскрешай,
На каждый звук ее призывной -
Отзывной песнью отвечай!

Когда ж минуты удивленья,
Как сон туманный, пролетят
И тайны вечного творенья
Ясней прочтет спокойный взгляд;
Смирится гордое желанье
Весь мир обнять в единый миг,
И звуки тихих струн твоих
Сольются в стройные созданья.

Не лжив сей голос прорицанья,
И струны верные мои
С тех пор душе не изменяли.
Пою то радость, то печали,
То пыл страстей, то жар любви,
И беглым мыслям простодушно
Вверяюсь в пламени стихов.
Так соловей в тени дубров,
Восторгу краткому послушный,
Когда на долы ляжет тень,
Уныло вечер воспевает
И утром весело встречает
В румяном небе светлый день.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Воздушный змей
VIP
VIP
Воздушный змей

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A988d34669baЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ 95da9f99bf4aЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Fcdd4a8b1041ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A52a2fe6d531ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ 8ace0a40b670ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ D4aec6df6686
ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A3d39dec23eb

Сообщения : 5739
Возраст : 59
Место обитания : Москва

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ _
СообщениеТема: МАКСИМИЛИАН ВОЛОШИН   ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Icon_minitimeПн Июн 06, 2011 8:09 am

МАКСИМИЛИАН ВОЛОШИН

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Photo

Волошин - (наст. фам. Кириенко-Волошин) Максимилиан Александрович (1877-1932), русский поэт, художественный критик. В поэзии сыновнее чувство природы как космического целого, трагическое переживание исторических судеб России: сборники "Иверни" (1918), "Демоны глухонемые" (1919), книги стихов "Неопалимая Купина", цикл философических поэм "Путями Каина" (1921-23), поэма "Россия" (1924). Известен как акварелист.

ВОЛОШИН Максимилиан Александрович (наст. фам. Кириенко-Волошин) [16 (28) мая 1877, Киев 11 августа 1932, Коктебель, Крым], русский поэт, критик, художник.

Детство, юность

Предки Волошина запорожские казаки и обрусевшие в 18 в. немцы. После смерти отца (1881) Волошин с матерью, Еленой Оттобальдовной, жил в Москве. В 1893 они переехали в Коктебель, ставший для Волошина "истинной родиной ... духа". Обучался в московских гимназиях (1887-93), в 1897 закончил гимназию в Феодосии. В 1897-1900 (с перерывом) учился на юридическом факультете Московского университета. Позднее годы учения Волошин считал "вычеркнутыми из жизни" ни гимназии, ни университету "не обязан ни единым знанием, ни единой мыслью" ("Автобиография").

Годы странствий

Высланный из Москвы за участие в студенческих беспорядках, Волошин в 1899 и 1900 путешествует по Европе (Италия, Швейцария, Франция, Германия, Австрия, Греция). Музеи, библиотеки, средневековая архитектура и памятники древности Волошин как "впитывающая губка", "весь глаза, весь уши". Стык столетий 1900-й год он считал годом своего духовного рождения: странствуя с караваном верблюдов (в составе экспедиции по изысканию трассы Оренбургско-Ташкентской железной дороги) по среднеазиатской пустыне, он получил возможность взглянуть на Европу "с высоты азийских плоскогорий" и почувствовать "относительность европейской культуры".

Полтора десятилетия постоянных переездов: Париж, Берлин, Москва, Петербург, Коктебель и снова Париж. Волошин знакомится с Э. Верхарном (в 1919 вышла книга его стихов в переводах Волошина), О. Роденом, М. Метерлинком, поэтами-символистами В. Я. Брюсовым, А. Белым, А. А. Блоком, Ю. К. Балтрушайтисом, художниками "Мира искусства", печатается в альманахах "Северные цветы", "Гриф", журналах "Весы", "Золотое руно", "Аполлон" и др. Эти годы отмечены "блужданиями духа" от буддизма и католичества до теософии и антропософии Р. Штейнера, а также сменяющими друг друга романтическими переживаниями (в 1906-07 был женат на художнице М. В. Сабашниковой).

Лики творчества

Натура щедро одаренная, Волошин совмещал в себе разнообразные таланты. В 1910 вышел его первый сборник "Стихотворения. 1900-1910". Волошин предстает зрелым мастером, прошедшим школу "Парнаса", постигшим сокровенные тайны поэтического ремесла. В стихах о Коктебеле, вошедших в циклы "Киммерийские сумерки", "Киммерийская весна" (Киммерия древнегреческое название восточного Крыма), поэт обращается к греческой, египетской, славянской мифологии, библейским образам, экспериментирует с античными стихотворными размерами, заставляя сквозь аскетические краски крымских пейзажей услышать дыхание древних цивилизаций. Волошину принадлежат венки сонетов "Corona astralis" ("Звездная корона") и "Lunaria" безупречные образцы редкой в русской поэзии формы (состоит из 15 сонетов; каждый стих ключевого сонета является первым в одном из 14 сонетов и одновременно последним в предыдущем сонете; конец последнего сонета повторяет начало первого, замыкая венок). "Corona astralis" посвящена Е. И. Дмитриевой (Васильевой), с которой связана еще одна грань волошинского дарования: он явился соавтором блистательной мистификации Черубины де Габриак.

Особое место в культуре серебряного века заняла художественная и литературная критика Волошина. В своих эссе он не разделял произведения и личность художника, стремясь дать "цельный лик" мастера, сотворить легенду о нем. Разбросанные по периодике многочисленные статьи Волошина о современном искусстве он объединил в книге "Лики творчества" (в 1914 вышел 1-й том, посвященный французской литературе и театру, начавшаяся война помешала осуществить замысел многотомного издания).

Одновременно с художественной критикой Волошин сам занимается живописью. Темперой, а позднее акварелью пишет изысканные по колориту крымские пейзажи, большей частью работая по памяти. С годами акварели превращаются в ежедневное занятие, играя роль своего рода дневника. Как художник Волошин участвует в 1914 в строительстве антропософского храма "Гетеанум" в Швейцарии (рубит барельефы, работает над эскизом занавеса).

"Неопалимая купина"

Отвращение Волошина к начавшейся войне нашло выражение в сборнике "Anno mundi ardentis 1915" ("В год пылающего мира 1915", 1916). Октябрьская революция и Гражданская война застают его в Коктебеле, где он делает все, "чтоб братьям помешать / Себя губить, друг друга истреблять". Принимая революцию как историческую неизбежность, Волошин видел свой долг в том, чтобы помогать гонимому, независимо от "окраски" "и красный вождь, и белый офицер" искали (и находили!) в его доме "убежища, защиты и совета". В послереволюционные годы резко изменилась поэтическая палитра Волошина: на смену философическим медитациям и импрессионистическим зарисовкам приходят публицистически страстные размышления о судьбах России и ее избранничестве (образ "неопалимой купины"), картины и персонажи русской истории сборник "Демоны глухонемые" (1919), книга стихов "Неопалимая купина", в т. ч. поэма "Россия". К истории материальной культуры человечества обращается поэт в цикле "Путями Каина".

В 1920-е гг. Волошин существует в контакте с новой властью, работает в области народного просвещения, охраны памятников, краеведения выступает со стихами, лекциями, ездит с инспекционными полномочиями по Крыму и т. п. Неоднократно выставляет свои акварели (в т. ч. в Москве и Ленинграде). Получает охранную грамоту на свой дом, становится членом Союза писателей, ему назначается пенсия. Однако стихи Волошина после 1919 в России практически не печатались.

Дом поэта

Едва ли не главным творением Волошина стал коктебельский дом поэта, построенный им в 1903 на берегу моря. Просторный дом с художественной мастерской и башней для астрономических наблюдений усилиями хозяина превратился в место паломничества литературно-художественной интеллигенции. Здесь бывали М. И. Цветаева, Н. С. Гумилев, А. Н. Толстой, О. Э. Мандельштам, В. Ф. Ходасевич, Е. И. Замятин, М. А. Булгаков, С. В. Шервинский, А. П. Остроумова-Лебедева, М. С. Альтман и многие другие. В 1920-х гг. число приезжавших в летние месяцы достигало нескольких сотен. Искрометные коктебельские мистерии турниры поэтов, шарады, живые картины и пр., прогулки на Карадаг, собирание камешков и ловля бабочек Волошин был душой всех начинаний. В подпоясанном парусиновом балахоне и сандалиях на босу ногу, с массивной головой Зевса, украшенной венком из полыни, представал гостям демиург Коктебеля, хозяин "земли могил, молитв и медитаций" (стихотворение "Дом поэта", 1926), "киммерийский царь".

После смерти Волошина аура Дома поэта поддерживалась его вдовой Марией Степановной, верными ему завсегдатаями и незримым присутствием самого Волошина, оставшегося здесь навсегда: слева от дома холм Кучук-Енишар, где похоронен поэт, справа Карадаг, на скалистом обрыве которого "судьбой и ветрами изваян" его профиль.

* * *

Мы заблудились в этом свете.
Мы в подземельях темных. Мы
Один к другому, точно дети,
Прижались робко в безднах тьмы.

По мертвым рекам всплески весел;
Орфей родную тень зовет.
И кто-то нас друг к другу бросил,
И кто-то снова оторвет...

Бессильна скорбь. Беззвучны крики.
Рука горит еще в руке.
И влажный камень вдалеке
Лепечет имя Эвридики.

* * *

Так странно, свободно и просто
Мне выявлен смысл бытия,
И скрытое в семени "я",
И тайна цветенья и роста.
В растенье и в камне - везде,
В горах, в облаках, над горами
И в звере, и в синей звезде,
Я слышу поющее пламя.

* * *

Как мне близок и понятен
Этот мир - зеленый, синий,
Мир живых прозрачных пятен
И упругих, гибких линий.

Мир стряхнул покров туманов.
Четкий воздух свеж и чист.
На больших стволах каштанов
Ярко вспыхнул бледный лист.

Небо целый день моргает
(Прыснет дождик, брызнет луч),
Развивает и свивает
Свой покров из сизых туч.

И сквозь дымчатые щели
Потускневшего окна
Бледно пишет акварели
Эта бледная весна.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Воздушный змей
VIP
VIP
Воздушный змей

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A988d34669baЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ 95da9f99bf4aЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Fcdd4a8b1041ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A52a2fe6d531ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ 8ace0a40b670ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ D4aec6df6686
ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A3d39dec23eb

Сообщения : 5739
Возраст : 59
Место обитания : Москва

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ _
СообщениеТема: ПЁТР ВЯЗЕМСКИЙ   ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Icon_minitimeСб Июн 18, 2011 6:27 am

ПЁТР ВЯЗЕМСКИЙ

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Photo

ВЯЗЕМСКИЙ Петр Андреевич, [12 (23) июля 1792, Москва 22 ноября 1878, Баден-Баден], князь, русский поэт, друг и литературный единомышленник А. С. Пушкина.

Семья. Образование

Потомок старинного дворянского рода, Вяземский получил блестящее домашнее образование, позднее завершенное в петербургских пансионах (1805-07). В московском доме Вяземских и в их подмосковном имении Остафьево бывали И. И. Дмитриев, В. А. Жуковский и др.; большое влияние на юного князя оказал Н. М. Карамзин, ставший его опекуном после смерти отца.

"Декабрист без декабря"

В 1812 Вяземский вступил в ополчение, участвовал в Бородинском сражении. С 1818 служил чиновником в Варшаве. Однако вскоре попал в опалу, чему немало способствовали независимость личного поведения и политическое фрондерство; в 1821 уехал в Москву, где за ним был установлен полицейский надзор. В стихах этого времени, распространявшихся в списках, "Петербург" (1818), "Негодование" (1820; в анонимном доносе было названо "катехизисом заговорщиков") нашли выражение оппозиционные взгляды Вяземского, выступавшего за "просвещенную" конституционную монархию, гражданские права, "законные" свободы. Отказавшись, однако, от участия в тайных обществах, Вяземский вошел в историю декабристского движения как "декабрист без декабря" (С. Н. Дурылин). Тяжело переживший расправу над декабристами поэт остался привержен радикальным убеждениям (сатирическое стихотворение "Русский бог", 1828).

Литературные баталии. Вяземский-критик

Острый ум и полемический темперамент Вяземского в полной мере проявились в литературных баталиях. Стоявший у истоков "Арзамаса", он в едких и насмешливых эпиграммах, афоризмах, письмах боролся с литературными староверами членами "Беседы любителей русского слова". В изданиях пушкинского круга 1820-30-х гг. "Северных цветах", "Литературной газете", "Современнике" и др. Вяземский выступал против Ф. В. Булгарина, "торгового направления" в словесности, вставал на защиту писателей, обвиненных в "литературном аристократизме".

Деятельность Вяземского-критика способствовала становлению романтизма в России (статьи 1820-х гг. о Пушкине, Жуковском, А. Мицкевиче), сыграла значительную роль в самоопределении русской литературы (статьи о "Ревизоре" Н. В. Гоголя, 1836; "Взгляд на литературу нашу в десятилетие после смерти Пушкина", 1847). Свыше 20 лет Вяземский работал над книгой о Д. И. Фонвизине (1848), явившейся первой отечественной литературоведческой монографией.

"Я пережил и многое и многих...". Вяземский-поэт

В поэзии Вяземского 1810- 20-х гг. культивировались жанры дружеского послания и медитативной элегии ("Первый снег", "Уныние", оба 1819); в ряде случаев он шел вразрез с пушкинской школой гармонического стиха, вводил бытовую лексику и разговорную интонацию, способствуя тем самым обновлению поэтического языка ("Ухаб", 1821, "Того-сего", 1825, и др.).

В ином ключе написаны лучшие стихи позднего Вяземского, который после смерти Пушкина, все сильнее ощущая себя "обломком" прошедшего, создавал образ своего "золотого века": это поэзия воспоминаний с доминирующим мотивом необратимости прошлого, его несовместимости с измельчавшим настоящим. Драматизм мироощущения Вяземского усугублялся семейными горестями из восьми его детей лишь один П. П. Вяземский дожил до зрелых лет. Темы смерти, покорности промыслу, верности памяти ушедших, мотивы душевной усталости и трагического одиночества пронзительно звучат в стихах "Я пережил и многое и многих" (1837), "Все сверстники мои давно уж на покое" (1872), "Жизнь наша в старости изношенный халат" (1875-77) и др.

Придворный, сенатор, министр

Между тем поэтический "расчет" с прошлым происходит на фоне успешной служебной карьеры Вяземского: поднимаясь все выше по ступеням чиновной лестницы, он становится товарищем министра народного просвещения (1855-58), членом Главного управления цензуры, с 1859 сенатором, обер-шенком двора, членом Государственного совета. Переход в "правительственный лагерь" не погашает в нем внутренней оппозиционной установки. Переживая глубокий разлад с современностью, Вяземский демонстрирует неприятие всего народившегося нового от нигилистов до крайних славянофилов.

Летописец эпохи

В последние десятилетия, большей частью проведенные за границей, Вяземский пишет мемуары о дворянском быте "допожарной", "грибоедовской" Москвы. "Записная книжка", которую он вел с 1813 до конца жизни, ценнейший документ, зафиксировавший "устную летопись эпохи": свидетельства неименитых современников, анекдоты, крылатые речения и т. п.

Не только разносторонняя деятельность, многообразное участие в литературном процессе, но и сама личность Вяземского, "звезды разрозненной плеяды" (Е. А. Баратынский), вечного полемиста, ипохондрика и язвительного острослова, собеседника Пушкина, Жуковского, Баратынского, Д. Давыдова, неотъемлемая часть культуры пушкинской эпохи.


ЕЩЕ ТРОЙКА

Тройка мчится, тройка скачет,
Вьется пыль из-под копыт,
Колокольчик звонко плачет,
И хохочет, и визжит.

По дороге голосисто
Раздается яркий звон,
То вдали отбрякнет чисто
То застонет глухо он.

Словно леший ведьме вторит
И аукается с ней,
Иль русалка тараторит
В роще звучных камышей.

Русской степи, ночи темной
Поэтическая весть!
Много в ней и думы томной,
И раздолья много есть.

Прянул месяц из-за тучи,
Обогнул свое кольцо
И посыпал блеск зыбучий
Прямо путнику в лицо.

Кто сей путник? И отколе,
И далек ли путь ему?
По неволи иль по воле
Мчится он в ночную тьму?

На веселье иль кручину,
К ближним ли под кров родной
Или в грустную чужбину
Он спешит, голубчик мой?

Сердце в нем ретиво рвется
В путь обратный или вдаль?
Встречи ль ждет он не дождется
Иль покинутого жаль?

Ждет ли перстень обручальный,
Ждут ли путника пиры
Или факел погребальный
Над могилою сестры?

Как узнать? Уж он далеко!
Месяц в облако нырнул,
И в пустой дали глубоко
Колокольчик уж заснул.

* * *

Моя вечерняя звезда,
Моя последняя любовь!
На потемневшие года
Приветный луч пролей ты вновь!

Средь юных, невоздержных лет
Мы любим блеск и пыл огня;
Но полурадость, полусвет
Теперь отрадней для меня.

ТЫ СВЕТЛАЯ ЗВЕЗДА

Ты светлая звезда таинственного мира,
Куда я возношусь из тесноты земной,
Где ждет меня тобой настроенная лира,
Где ждут меня мечты, согретые тобой.

Ты облако мое, которым день мой мрачен,
Когда задумчиво я мыслю о тебе,
Иль измеряю путь, который нам назначен,
И где судьба моя чужда твоей судьбе.

Ты тихий сумрак мой, которым грудь свежеет,
Когда на западе заботливого дня
Мой отдыхает ум и сердце вечереет,
И тени смертные снисходят на меня.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Воздушный змей
VIP
VIP
Воздушный змей

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A988d34669baЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ 95da9f99bf4aЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Fcdd4a8b1041ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A52a2fe6d531ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ 8ace0a40b670ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ D4aec6df6686
ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A3d39dec23eb

Сообщения : 5739
Возраст : 59
Место обитания : Москва

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ _
СообщениеТема: ГАЛИНА ГАЛИНА   ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Icon_minitimeСб Июн 25, 2011 10:03 am

ГАЛИНА ГАЛИНА

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ I?id=89806200-16-72

Галина - Галина Адольфовна (1870-1942), русская поэтесса. Глафира Адольфовна Эйнерлинг (урожденная Мамошина) родилась в семье петербургского учителя, после окончания гимназии служила на телеграфе. Дебютировала в 1895 г. в журале "Живописное обозрение" и считала себя "крестной дочерью" его редактора А. Шеллера-Михайлова, давшего ей псевдоним. С 1899 г. сотрудничала в "Русском богатстве", "Мире божьем", "Образовании", "Жизни", изданиях для детей. Была замужем за писателем С. Гусевым-Оренбургским. Сборники Галиной "Стихотворения" (1902) и "Предрассветные песни" (1906), окрашенные влиянием Надсона и Якубовича, событием не стали: критика отмечала наряду с искренностью и музыкальностью ее стихов их однообразие, ""шаблонность размера и рифмы" (Брюсов, 3. Гиппиус). На тексты Галиной писали романсы Глиэр, Рахманинов, а ее стихотворение "Трансвааль" стало народной песней. Из гражданской лирики Галиной широкую популярность получило стихотворение "Лес рубят, молодой, нежно-зеленый лес..." (1901), написанное в защиту революционных студентов от полицейского террора; за публичное чтение этого запрещенного цензурой стихотворения Галина была выслана из столицы; в 1905-1907 гг. продолжала публично читать гражданские стихи. Впоследствии занялась переводами (из Ибсена, Гамсуна и др.), писала для детей. После 1917 г. отошла от литературы.Родилась и умерла в Петербурге.

* * *

Лес рубят - молодой, нежно-зеленый лес...
А сосны старые понурились угрюмо,
И полны тягостной неразрешимой думы...
Безмолвные, глядят в немую даль небес...
Лес рубят... Потому ль, что рано он шумел?
Что на заре будил уснувшую природу?
Что молодой листвой он слишком смело пел
Про солнце, счастье и свободу?
Лес рубят... Но земля укроет семена;
Пройдут года, и мощной жизни силой
Поднимется берез зеленая стена -
И снова зашумит над братскою могилой!..

ПОД ТОПОЛЕМ

Шепот тополя весною
Я задумчиво ловлю...
Будто слышу над собою
Чье-то робкое "люблю"...

Диким медом и цветами
Пахнет свежая листва,
И туманится мечтами,
И кружится голова.

Тихо веки закрываю...
Жду чего-то и молчу...
Я и знаю, и не знаю...
И хочу, и не хочу...


СТАРЫЕ СЛОВА

Не обещай мне новых слов,—
Не хочет сердце их.
Еще хранит моя любовь
Свет старых слов твоих.

Они рождались под грозой
Тяжелых наших дней,
И горькой выжжены слезой
Они в душе моей.

Оставь их мне...И тихий свет
Отжившим не зови,
Ведь ничего прекрасней нет
Тех старых слов любви!..
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Воздушный змей
VIP
VIP
Воздушный змей

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A988d34669baЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ 95da9f99bf4aЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Fcdd4a8b1041ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A52a2fe6d531ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ 8ace0a40b670ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ D4aec6df6686
ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A3d39dec23eb

Сообщения : 5739
Возраст : 59
Место обитания : Москва

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ _
СообщениеТема: МИХАИЛ ГЕРАСИМОВ   ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Icon_minitimeВт Июл 12, 2011 6:57 am

МИХАИЛ ГЕРАСИМОВ

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Photo

]size=18]Герасимов Михаил Прокофьевич, русский поэт. Родился 30 сентября 1889 года недалеко от Бугуруслана Оренбургской области в семье железнодорожного рабочего и переездной сторожихи. С девятилетнего возраста работал на железной дороге. Образование юного Михаила началось в Кинельской двухклассной школе и завершилось в железно-дорожном техническом училище города Самары.

В 1905 вступил в Российскую социал-демократическую рабочую партию. Подвергался репрессиям за революционную деятельность, отбывал тюремный срок в 1906-1907 годах. При раскрытии властями осенью 1907 конспиративной квартиры с оружием и бомбами, Михаил Герасимов, избегая ареста, эмигрировал за границу.

За границей побывал в разных странах: Франции, Бельгии, Италии. Пробовал себя во многих профессиях, работал забойщиком, монтером, слесарем. Участвовал в ряде морских и океанических рейсов, работая на кораблях кочегаром, масленщиком, угольщиком. На добровольных началах вступил в ряды французской армии в начале войны 1914-1918 гг.; получил контузию. За открытое неподчинение властям и антивоенную пропаганду был принудительно выслан в Россию осенью 1915. Снова был арестован весной 1916 года, сидел в заключении на гауптвахте и позднее отправлен под надзор в саперный батальон. Также отбывал тюремные сроки во Франции, Бельгии, Италии.

Герасимов печатался с 1913 г. в большевистских периодических изданиях «Пролетарий», «Правда». Совместно с А. Луначарским, А. Гастевым, Ф. Калининым, П. Бессалько принимал участие в кружке рабочих писателей при клубе на Рю Рейн де Бланш. Впервые стихи и рассказ Михаила Герасимова публикуются на страницах большевистского журнала «Просвещение»; произведения Герасимова вошли в первый сборник пролетарских писателей в 1914 году.

Михаил Герасимов является одним из основателей литературной группы «Кузница». Основные сборники романтической поэзии: «Вешние зовы», 1917; «Завод весенний», 1919; «Железные цветы», 1919; «Электрификация», 1922; а также поэма «Монна Лиза», 1918. Для Герасимова важна и близка тема борьбы рабочего класса за свои права и свободы. Строки его поэзии воспевают труд и образ трудящегося человека, образно описывают индустриальный пейзаж.

С 1917 года занимает ответственные партийные должности (предгубисполком, губвоенком и т.д.). С 1919 работает в пролеткульте г. Самары, с 1920 является членом группы «Кузница» и вскоре избирается в ряды правления «Всероссийской ассоциации пролетарских писателей».

Характерные особенности ранней поэзии Герасимова – это преобладание деревенских мотивов и описание сюжетов из жизни деревенских жителей. Одно из первых напечатанных стихотворений «Весеннее» является своеобразным гимном крестьянскому труду на лоне природы. Изначально в творчестве Герасимова чувствуется негативное отношение к заводу; завод видится поэтом как стальная темница, в которой рабочие скованы несвободой, и противопоставляется тематике деревни и крестьянской свободе.

Со временем ненависть к заводу сочетается с осознанием социального неравенства и противоречий, и перерастает в ненависть к угнетателям и эксплуататорам трудящегося человека. Вся внутренняя сущность Герасимова требует борьбы за освобождение.

Постепенно завод становится центральной темой творчества Герасимова. Именно сквозь призму темы завода и рабочего человека рассматриваются другие темы в его творчестве: города, техника, деревня и природа.

Герасимов воспевает мощь и силу завода, которые закаляют волю и характер трудящегося человека, классически раскрывают эту тему стихотворения «В сады железа и гранита», а также «В купели чугуна»:


Завод — как водопад жестокий,
Струятся медь, чугун, руда,
Электропламенные токи
В стальные мускулы труда.

Стал каждый пламенным баяном
Кующих звонов, красных струн,
Грозово-вскрыленным титаном,
Зари Грядущего — трибун.

Уже в стихотворении «Осень» мощь и сила завода сравнивается с тихой печалью полей, со слабостью природы. «Песня о железе» - это восхваление нового, могучего и непоколебимого мира, стойкость которого сравнивается с качеством железа. Новый перерожденный поэт – Герасимов – уверен в том, что завод и сталелитейная мощь изменят мир к лучшему, подарят рабочему человеку свободу и вознесут «красный флаг коммуны над миром».

Война, 1914-1918, находит отражение в творческой грусти поэта, он озабочен трагедией пролетариев, которые вынуждены ковать снаряды для убийства своих братьев (поэма «Монна Лиза», «Алюминий»). Октябрьские победы выдвинули Михаила Герасимова в первые ряды советских поэтов, которые воспевали успехи пролетариата в своих произведениях. «Мы» - пролетариат является единственным наследником и преемником культурного наследия человечества. «Летим», «Мы победим» - власти и могуществу рабочего-победителя подвластны не только планета Земля, но и вся вселенная.

Герасимов чаще использует приемы, характерные «революционному романтизму», выражая могущество пролетариата, славя победу и вознося на пьедестал трядящегося человека. Некоторым исключением является поэма «Простые строки», написанная в 1920 году, в которой доминируют реалистические направления: описывается субботник, дом отдыха рабочего, речь Ленина. Поэтические произведения Герасимова насыщены метафорами, гиперболами, эпитетами, в них присутствуют сложные словообразования, характерные для советского времени. Порою, поэт обращался и к мистическим образам. Герасимов был первый, кто ввел в советскую поэзию индустриальные и заводские образы природы.

Михаил Герасимов – едва ли не крупнейший советский поэт времен Пролеткульта и знаменитой «Кузницы». В.Я. Брюсов назвал Михаила Прокофьевича Герасимова «большим писателем в общем смысле слова», «мастером свободного стиха».

В творчестве Герасимова во времена НЭПа начался глубокий идеологический и писательский кризис: начало новой экономической политики поэт посчитал за конец революции. Не приняв нового политического курса, Михаил Герасимов уходит из партии в 1921 году. Выразил свои чувства и свое видение происходящего в поэме «Черная пена», где провозгласил, что «флаги облезли, опять проросло пошлое клеймо, выжженное прошлым на лбах, а рабочих-поэтов распяли на фонарных столбах».

С изменением политического и экономического курса пролетарская поэзия столкнулась с новыми целями и задачами, которые не принял и не понял Герасимов. Отдаление от классовой борьбы определило дальнейшее направление творческого развития. Революционный романтизм поэта переродился в новую пантеистическую философию («Посев»). Дальнейшее творчество Михаила Герасимова рассматривается в стороне от передовой пролетарской поэзии.

Поэт в 1923 году оставляет «Кузницу» и отходит от активного пролетарского движения литераторов. Поздние сборники поэзии «Земное сияние» (1927), «Бодрое утро» (1928), «К соревнованию!» (1930) являются перевоплощением нового Герасимова, и в них снова проявляются жизнеутверждающие мотивы и оптимистические стремления.

Михаил Герасимов был репрессирован и умер в 1939 году.
Под огненным стягом труда!

ПЕСНЬ О ЖЕЛЕЗЕ

В железе есть стоны,
Кандальные звоны
И плач гильотинных ножей,
Шрапнельные пули
Жужжаньем плеснули
На гранях земных рубежей.

В железе есть зовы
Звеняще-грозовы,
Движенье чугунное масс:
Под звоны металла
Взбурлило, восстало,
Заискрилось в омутах глаз.

В железе есть чистость,
Призывность, лучистость
Мимозово-нежных ресниц;
Есть флейтовы трели,-
Зажглись и сгорели
В улыбках восторженных лиц.

В железе есть нежность,
Игривая снежность,
В шлифованном - светит любовь.
Закатная алость,
Порыв и усталость,
В изломе заржавленном - кровь.

В железе есть осень,
Холодная просинь
В заржавленных ветках сосны;
Есть знойное лето,
Миражем одето,
Горячим цветеньем весны.

В железе есть жгучесть,
Мятежность, певучесть
У скал раздробленной волны,
Напевность сирены
В кипучести пены,
Где тела извивы вольны.

В железе есть ковкость,
Проворность и ловкость
Есть в танцах мозолистых рук,
Есть ток в наших жилах,
В звенящих зубилах,
Вагранками спаянный круг.

В железе есть сила -
Гигантов взрастила
Заржавленным соком руда.
Железной ратью
Вперед, мои братья,
Под огненным стягом труда!

«На зорях...»

На зорях
Белизна морозная
Былинок обжигает тело,
И тихо бродит
Осень слезная
В полях пустых,
Осиротелых.
Река застыла
Словно олово,
В кустах туманные медузы,
И — как отрубленные головы —
В бахчах
Последние арбузы.
Истерзанные тучи в панике
За перелесок убегают.
Подсолнухи,
Слепые странники,
Лохмотья к небу простирают.
А ветер
Сукровицу черную
Листвы опавшей
Жадно лижет,
И солнце голову покорную
Склоняет к горизонту ниже.
А там,
На кургане,
В закатной дали
Стропила в тумане —
Взнеслись корабли.
Там радугой
Бойко
Сквозь мачты-леса
Взлетела постройка,
Пронзив небеса.
Рубах разноцветных
Дрожат вымпела,
От криков приветных
Вся даль зацвела.
Застывшим фонтаном —
Бетон и кирпич.
И режет туманы
Воинственный клич:
— Покамест постройка
Не вскинута ввысь,
Ты, солнце,
Постой-ка,
В снега не садись!
Осенние слезы,
Не стыньте в грязи,
И звонким морозом,
Зима, не грози!

«Вешний ветер дышит...»

Вешний ветер дышит
Вишеньем с полей,
На вечерней крыше —
Митинг голубей.

Воркотня и крики
У трибуны труб.
Свежей земляникой
Веет старый дуб.

С музыкой и песней,
Сбросив снежный сон,
Льет река чудесней
Ледоходный звон.

Лес, зарей одетый,
Машет и зовет.
Свеял свитки света
Пламенный завод.

Вдохновенны ржанья
Зубчатых колес.
Вешние желанья
Ветер нам принес.

Синеблузой птицей
Каждый рвется в даль.
Как сияют лица,
Как сверкает сталь!

Месяц в синем своде
Пригвожден звездой,
Ночь зарю уводит
Звездною уздой.

[/size]
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Воздушный змей
VIP
VIP
Воздушный змей

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A988d34669baЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ 95da9f99bf4aЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Fcdd4a8b1041ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A52a2fe6d531ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ 8ace0a40b670ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ D4aec6df6686
ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A3d39dec23eb

Сообщения : 5739
Возраст : 59
Место обитания : Москва

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ _
СообщениеТема: ЗИНАИДА ГИППИУС   ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Icon_minitimeЧт Июл 21, 2011 8:13 am

ЗИНАИДА ГИППИУС

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Photo

Зинаида Николаевна Гиппиус (1869-1945) была из обрусевшей немецкой семьи, предки отца переселились в Россию в XIX веке; мать — родом из Сибири. Из-за частых переездов семьи (отец — юрист, занимал высокие должности) З. Гиппиус систематического образования не получила, посещала урывками учебные заведения. С детских лет увлекалась «писанием стихов и тайных дневников». В 1889 году в Тифлисе вышла замуж за Д. С. Мережковского, с которым «прожила 52 года, не разлучаясь ни на один день». Вместе с мужем в том же году переехала в Петербург; здесь супруги Мережковские завели широкие литературные знакомства и вскоре заняли видное место в художественной жизни столицы.

Стихотворения З. Гиппиус, опубликованные в журнале «старших» символистов «Северный вестник», — «Песня» («Мне нужно то, чего нет на свете...») и «Посвящение» (со строками: «Люблю я себя, как Бога») сразу получили скандальную известность. В 1904 вышло «Собрание стихов. 1889-1893» и в 1910 — «Собрание стихов. Кн.2. 1903-1909», объединенная с первой книгой постоянством тем и образов: душевный разлад человека, во всем ищущего высшего смысла, божественного оправдания низкого земного существования, но так и не нашедшего достаточных резонов смириться и принять — ни «тяжесть счастья», ни отречение от него.

В 1899-1901 Гиппиус тесно сотрудничает с журналом «Мир искусства»; в 1901-1904 является одним из организаторов и активным участником Религиозно-философских собраний и фактическим соредактором журнала «Новый путь», где печатаются ее умные и острые критические статьи под псевдонимом Антон Крайний, позже становится ведущим критиком журнала «Весы» (в 1908 избранные статьи вышли отдельной книгой — «Литературный дневник»).

В начале века квартира Мережковских становится одним из центров культурной жизни Петербурга, где молодые поэты проходили нелегкую проверку личным знакомством с
«мэтрессой». З. Гиппиус предъявляла к поэзии высокие, предельные требования религиозного служения красоте и истине («стихи — это молитвы»). Сборники рассказов З. Гиппиус пользовались гораздо меньшим успехом у читателей и вызвали острые нападки критики.

События Революции 1905-1907 стали переломными в жизненной творческой биографии З. Гиппиус. Если до этого времени социально-политические вопросы находились вне сферы интересов З. Гиппиус, то после 9 января, которое, по словам писательницы, «перевернуло» ее, актуальная общественная проблематика, «гражданские мотивы» становятся доминирующими в ее творчестве, в особенности — в прозе. З. Гиппиус и Д. Мережковский становятся непримиримыми противниками самодержавия, борцами с консервативным государственным устройством России («Да, самодержавие — от Антихриста», — пишет Гиппиус в это время).

В феврале 1906 они уезжают в Париж, где проводят больше двух лет. Здесь супруги Мережковские выпускают сборник антимонархических статей на французском языке, сближаются с революционными кругами, поддерживают отношения с Б. Савинковым. Увлечение политикой не отменило мистических исканий З. Гиппиус: новый лозунг — «религиозной общественности» предполагал соединение всех радикальных сил интеллигенции для решения задачи обновления России.

Политические пристрастия отражаются на литературном творчестве тех лет; романы «Чертова кукла» (1911) и «Роман-царевич» (1912) откровенно тенденциозны, «проблемны». Резко изменившаяся жизненная позиция З. Гиппиус проявилась необычным образом во время Первой мировой войны, когда она стала писать стилизованные под лубок «простонародные» женские письма солдатам на фронт, иногда вкладывая их в кисеты, от лица трех женщин («псевдонимы» — имена и фамилии трех прислуг З. Гиппиус). Эти стихотворные послания («Лети, лети, подарочек, «На дальнюю сторонушку» и т.п.), не представляющие художественной ценности, имели большой общественный резонанс.

Октябрьскую революцию З. Гиппиус приняла враждебно (сборник «Последние стихи. 1911-1918», Пг., 1918) и в начале 1920 вместе с мужем эмигрировала, поселилась во Франции. За границей вышли еще два ее поэтических сборника: «Стихи. Дневник 1911-1921» (Берлин, 1922) и «Сияния» (Париж, 1939).

ВСЕ ОНА

Медный грохот, дымный порох,
Рыжелипкие струи,
Тел ползущих влажный шорох...
Где чужие? где свои?

Нет напрасных ожиданий,
Недостигнутых побед,
Но и сбывшихся мечтаний,
Одолении - тоже нет.

Все едины, всё едино,
Мы ль, они ли... смерть - одна.
И работает машина,
И жует, жует война...

ГРЕХ

И мы простим, и Бог простит.
Мы жаждем мести от незнанья.
Но злое дело - воздаянье
Само в себе, таясь, таит.

И путь наш чист, и долг наш прост:
Не надо мстить. Не нам отмщенье.
Змея сама, свернувши звенья,
В свой собственный вопьется хвост.

Простим и мы, и Бог простит,
Но грех прощения не знает,
Он для себя - себя хранит,
Своею кровью кровь смывает,
Себя вовеки не прощает -
Хоть мы простим, и Бог простит.

КРИК

Изнемогаю от усталости,
Душа изранена, в крови...
Ужели нет над нами жалости,
Ужель над нами нет любви?

Мы исполняем волю строгую,
Как тени, тихо, без следа,
Неумолимою дорогою
Идем - неведомо куда.

И ноша жизни, ноша крестная.
Чем далее, тем тяжелей...
И ждет кончина неизвестная
У вечно запертых дверей.

Без ропота, без удивления
Мы делаем, что хочет Бог.
Он создал нас без вдохновения
И полюбить, создав, не мог.

Мы падаем, толпа бессильная,
Бессильно веря в чудеса,
А сверху, как плита могильная,
Слепые давят небеса.

Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Воздушный змей
VIP
VIP
Воздушный змей

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A988d34669baЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ 95da9f99bf4aЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Fcdd4a8b1041ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A52a2fe6d531ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ 8ace0a40b670ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ D4aec6df6686
ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A3d39dec23eb

Сообщения : 5739
Возраст : 59
Место обитания : Москва

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ _
СообщениеТема: ФЁДОР ГЛИНКА   ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Icon_minitimeВс Авг 07, 2011 11:25 am

ФЁДОР ГЛИНКА

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Photo

Федор Николаевич Глинка принадлежит к старшему поколению поэтов-декабристов. Завершив обучение в 1-м кадетском корпусе, он принимал участие в войнах с Наполеоном, сражался под Аустерлицем, участвовал в Бородинской битве 1812 года, в заграничных походах русской армии; окончил войну в чине полковника и был награжден золотым оружием за храбрость.

Глинка боролся за освобождение родины и как воин, и как поэт. Им были написаны "Военная песнь", "Солдатская песнь", "Песнь сторожевого воина пред Бородинскою битвою", стихи о партизанах Давыдове, Сеславине, Фигнере. Впитавшие в себя традиции солдатского фольклора, эти безыскусные, искренне-взволнованные произведения сложились в своеобразную поэтическую летопись героической эпохи русской истории. Они воспевают решимость погибнуть, но не склонить голову перед захватчиком и тираном. В известном смысле эти стихи стали источником позднейшей гражданской лирики Глинки - участника тайных обществ, поэта-декабриста. В том же ряду стоят и "Письма русского офицера", благодаря которым Глинка стал знаменитым писателем.

Истинные сыны отечества, отстоявшие его свободу в грозные годы войн с Наполеоном, не могли равнодушно относиться к крепостной неволе, ужасам аракчеевских порядков в армии, подавлению всякой свободной мысли. В 1816 году Глинка вступил в одну из первых декабристских организаций - "Союз спасения", программа которого предусматривала введение конституционной монархии и уничтожение крепостного права мирным путем, исключающим насильственное свержение правящей династии. Чувства, которыми был охвачен в те годы поэт, выразились в его "Опытах двух трагических явлений" и "Отрывках из Фарсалии". При этом свободолюбивый пафос нередко перекрывал умеренную программу. Так, истинное намерение одного из этих стихотворений было недвусмысленно раскрыто самим автором: "Один из верных сынов покоренного тираном отечества увещевал сограждан своих в тиши ночи к поднятию оружия против насильственной власти".

Глинка был одним из вождей "Союза благоденствия". Вольное общество любителей российской словесности, которое он возглавлял с 1819 по 1825 год, стало под его руководством важнейшим центром декабристской литературы. Когда в 1820 году Пушкин был выслан из Петербурга, одним из первых, кто выразил солидарность с опальным поэтом, был Глинка. Произведения, созданные им в первой половине 1820-х годов, были объединены в сборнике "Опыты священной поэзии" (1826). Многие из них строились на аллегории, их подлинный смысл выражался иносказательно. Излюбленным жанром Глинки был, пользуясь пушкинским выражением, "элегический псалом" - стихотворение, в котором библейские образы и темы переосмысливались и насыщались революционным содержанием, призывали к божьему суду над земными властителями. В декабристском ключе трактует Глинка тему поэта-избранника, призванного нести людям священные идеалы вольнолюбия и гражданственности.

После восстания на Сенатской площади Глинка был арестован и посажен в Петропавловскую крепость, а позднее выслан в Петрозаводск под надзор полиции. Здесь он создает одно из самых значительных своих произведений - поэму "Карелия", высоко оцененную Пушкиным. Необычайной популярностью пользовалось у современников стихотворение "Песнь узника". Она распространялась в списках, печаталась в заграничных изданиях. Успех объяснялся не только поэтическим мастерством Глинки, естественностью и верностью найденного им тона, но и тем, что чувства, которые изливал герой песни, напоминали о судьбе томившихся в неволе декабристов. С раздумьями о недавних исторических потрясениях связан у Глинки и образ челна, попавшего в бурю, гибели пловцов и др.

С годами Глинка все реже выступал в печати, его творчество ограничивалось дружескими посланиями и религиозно-нравственными монологами. Но есть среди них и вещи, достойные нашей памяти и внимания. Так, стихотворение "Москва" было задумано как манифест славянофильства. Однако, независимо от субъективных устремлений автора, в нем так непосредственно и ярко проявился патриотизм поэта, его гордость древней русской столицей, что "Москва" заслуженно причисляется к самым высоким творческим достижениям Глинки.

Когда в 1856 году оставшиеся в живых декабристы получили возможность вернуться из ссылки, Глинка отозвался на это событие "Стихами о бывшем Семеновском полку", в которых прозвучали верность былым идеалам и гордость своим декабристским прошлым.

Глинка умер в 1880 году глубоким стариком. С благоговением хоронила Россия человека, жизнь которого была неразрывно связана с двумя важнейшими событиями XIX столетия - победой над Наполеоном и первым революционным выступлением против царизма.

ТРОЙКА

Вот мчится тройка удалая
Вдоль по дороге столбовой,
И колокольчик, дар Валдая,
Гудит уныло под дугой.

Ямщик лихой - он встал с полночи,
Ему взгрустнулося в тиши -
И он запел про ясны очи,
Про очи девицы-души:

"Ах, очи, очи голубые!
Вы сокрушили молодца;
Зачем, о люди, люди злые,
Вы их разрознили сердца?

Теперь я бедный сиротина!.."
И вдруг махнул по всем по трем -
И тройкой тешился детина,
И заливался соловьем.

* * *

Если хочешь жить легко
И быть к небу близко,
Держи сердце высоко,
А голову низко.

* * *

Я кем-то был взнесен на острый верх скалы,-
Так мне в младенчестве приснилось,-
Кругом меня дробилися валы
И море бурное пенилось,
И, с воем, стадо чуд кругом скалы теснилось;
Огонь горел у них в очах!
Я был один - и весь был страх;
И сердце в молодой груди чуть билось.
И милой жизни я сказал: прости!..
Вдруг пылкий огнь в мои втеснился жилы,
И кто-то мне орлины придал крылы
И громко возопил: "Лети!"
И я, под светлыми летая небесами,
Смотрел на мир спокойными очами
И видел землю с высоты:
Там реки в дальние моря бежали;
Там грады пышные, там области лежали,
И в них кипела жизнь, шумели суеты
И страсти бурные пылали...
Но полн я был святых, высоких дум!
И я в земной мятеж не опустился
И с прахом, от земли летящим, не смесился,
И слышал лишь вдали - земной тревоги шум!
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Воздушный змей
VIP
VIP
Воздушный змей

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A988d34669baЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ 95da9f99bf4aЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Fcdd4a8b1041ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A52a2fe6d531ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ 8ace0a40b670ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ D4aec6df6686
ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A3d39dec23eb

Сообщения : 5739
Возраст : 59
Место обитания : Москва

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ _
СообщениеТема: МАКСИМ ГОРЬКИЙ   ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Icon_minitimeЧт Авг 25, 2011 5:48 am

МАКСИМ ГОРЬКИЙ

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Photo

ГОРЬКИЙ Максим (наст. имя Алексей Максимович Пешков) [16 (28) марта 1868, Нижний Новгород 18 июня 1936, Горки под Москвой], русский писатель, публицист, общественный деятель. Одна из ключевых фигур литературного рубежа 19-20 столетий (т. н. "серебряного века") и советской литературы.

Происхождение, образование, мировоззрение

Отец, Максим Савватиевич Пешков (1840-71) сын солдата, разжалованного из офицеров, столяр-краснодеревщик. В последние годы работал управляющим пароходной конторой, умер от холеры. Мать, Варвара Васильевна Каширина (1842-79) из мещанской семьи; рано овдовев, вторично вышла замуж, умерла от чахотки. Детство писателя прошло в доме деда Василия Васильевича Каширина, который в молодости бурлачил, затем разбогател, стал владельцем красильного заведения, в старости разорился. Дед обучал мальчика по церковным книгам, бабушка Акулина Ивановна приобщила внука к народным песням и сказкам, но главное заменила мать, "насытив", по словам самого Горького, "крепкой силой для трудной жизни" ("Детство").

Настоящего образования Горький не получил, закончив лишь ремесленное училище. Жажда знаний утолялась самостоятельно, он рос "самоучкой". Тяжелая работа (посудник на пароходе, "мальчик" в магазине, ученик в иконописной мастерской, десятник на ярмарочных постройках и др.) и ранние лишения преподали хорошее знание жизни и внушили мечты о переустройстве мира. "Мы в мир пришли, чтобы не соглашаться..." сохранившийся фрагмент уничтоженной поэмы молодого Пешкова "Песнь старого дуба".

Ненависть к злу и этический максимализм были источником нравственных терзаний. В 1887 году пытался покончить с собой. Принимал участие в революционной пропаганде, "ходил в народ", странствовал по Руси, общался с босяками. Испытал сложные философские влияния: от идей французского Просвещения и материализма И. В. Гете до позитивизма Ж. М. Гюйо, романтизма Дж. Рескина и пессимизма А. Шопенгауэра. В его нижегородской библиотеке рядом с "Капиталом" К. Маркса и "Историческими письмами" П. Л. Лаврова стояли книги Э. Гартмана, М. Штирнера и Ф. Ницше.

Грубость и невежество провинциального быта отравили его душу, но и парадоксальным образом породили веру в Человека и его потенциальные возможности. Из столкновения противоречащих друг другу начал родилась романтическая философия, в которой Человек (идеальная сущность) не совпадал с человеком (реальным существом) и даже вступал с ним в трагический конфликт. Гуманизм Горького нес в себе бунтарские и богоборческие черты. Любимым его чтением была библейская Книга Иова, где "Бог поучает человека, как ему быть богоравным и как с п о к о й н о встать рядом с Богом" (письмо Горького В. В. Розанову, 1912).

Ранний Горький (1892-1905)

Горький начинал как провинциальный газетчик (печатался под именем Иегудиил Хламида). Псевдоним М. Горький (письма и документы подписывал настоящей фамилией А. Пешков; обозначения "А. М. Горький" и "Алексей Максимович Горький" контаминируют псевдоним с настоящим именем) появился в 1892 в тифлисской газете "Кавказ", где был напечатан первый рассказ "Макар Чудра". В 1895, благодаря помощи В. Г. Короленко, опубликовался в популярнейшем журнале "Русское богатство" (рассказ "Челкаш"). В 1898 в Петербурге вышла книга "Очерки и рассказы", имевшая сенсационный успех. В 1899 появились поэма в прозе "Двадцать шесть и одна" и первая большая повесть "Фома Гордеев". Слава Горького росла с невероятной быстротой и вскоре сравнялась с популярностью А. П. Чехова и Л. Н. Толстого.

С самого начала обозначилось расхождение между тем, что писала о Горьком критика, и тем, что желал видеть в нем рядовой читатель. Традиционный принцип толкования произведений с точки зрения заключенного в них социального смысла применительно к раннему Горькому не срабатывал. Читателя меньше всего интересовали социальные аспекты его прозы, он искал и находил в них настроение, созвучное времени. По словам критика М. Протопопова, Горький подменил проблему художественной типизации проблемой "идейного лиризма". Его герои совмещали в себе типические черты, за которыми стояло хорошее знание жизни и литературной традиции, и особого рода "философию", которой автор наделял героев по собственному желанию, не всегда согласуясь с "правдой жизни". Критики в связи с его текстами решали не социальные вопросы и проблемы их литературного отражения, а непосредственно "вопрос о Горьком" и созданном им собирательном лирическом образе, который стал восприниматься как типический для России конца 19 начала 20 вв. и который критика сравнивала со "сверхчеловеком" Ницше. Все это позволяет, вопреки традиционному взгляду, считать его скорее модернистом, чем реалистом.

Общественная позиция Горького была радикальной. Он не раз подвергался арестам, в 1902 Николай II распорядился аннулировать его избрание почетным академиком по разряду изящной словесности (в знак протеста Чехов и Короленко вышли из Академии). В 1905 вступил в ряды РСДРП (большевистское крыло) и познакомился с В. И. Лениным. Им оказывалась серьезная финансовая поддержка революции 1905-07.

Быстро проявил себя Горький и как талантливый организатор литературного процесса. В 1901 встал во главе издательства товарищества "Знание" и вскоре стал выпускать "Сборники товарищества "Знание", где печатались И. А. Бунин, Л. Н. Андреев, А. И. Куприн, В. В. Вересаев, Е. Н. Чириков, Н. Д. Телешов, А. С. Серафимович и др.

Вершина раннего творчества, пьеса "На дне", в огромной степени обязана своей славой постановке К. С. Станиславского в Московском художественном театре (1902; играли Станиславский, В. И. Качалов, И. М. Москвин, О. Л. Книппер-Чехова и др.) В 1903 в берлинском Kleines Theater состоялось представление "На дне" с Рихардом Валлентином в роли Сатина. Другие пьесы Горького "Мещане" (1901), "Дачники" (1904), "Дети солнца", "Варвары" (обе 1905), "Враги" (1906) не имели такого сенсационного успеха в России и Европе.

Между двух революций (1905-1917)

После поражения революции 1905-07 Горький эмигрировал на остров Капри (Италия). "Каприйский" период творчества заставил пересмотреть сложившееся в критике представление о "конце Горького" (Д. В. Философов), которое было вызвано его увлечениями политической борьбой и идеями социализма, нашедшими отражение в повести "Мать" (1906; вторая редакция 1907). Он создает повести "Городок Окуров" (1909), "Детство" (1913-14), "В людях" (1915-16), цикл рассказов "По Руси" (1912-17). Споры в критике вызвала повесть "Исповедь" (1908), высоко оцененная А. А. Блоком. В ней впервые прозвучала тема богостроительства, которое Горький с А. В. Луначарским и А. А. Богдановым проповедовал в каприйской партийной школе для рабочих, что вызвало его расхождения с Лениным, ненавидевшим "заигрывание с боженькой".

Первая мировая война тяжело отразилась на душевном состоянии Горького. Она символизировала начало исторического краха его идеи "коллективного разума", к которой он пришел после разочарования ницшевским индивидуализмом (по мнению Т. Манна, Горький протянул мост от Ницше к социализму). Безграничная вера в человеческий разум, принятая как единственный догмат, не подтверждалась жизнью. Война стала вопиющим примером коллективного безумия, когда Человек был низведен до "окопной вши", "пушечного мяса", когда люди зверели на глазах и разум человеческий был бессилен перед логикой исторических событий. В стихотворении Горького 1914 года есть строки: "Как же мы потом жить будем?//Что нам этот ужас принесет?//Что теперь от ненависти к людям // Душу мою спасет?"

Годы эмиграции (1917-28)

Октябрьская революция подтвердила опасения Горького. В отличие от Блока, он услышал в ней не "музыку", а страшный рев стомиллионной крестьянской стихии, вырвавшейся через все социальные запреты и грозившей потопить оставшиеся островки культуры. В "Несвоевременных мыслях" (цикл статей в газете "Новая жизнь"; 1917-18; в 1918 вышли отдельным изданием) он обвинил Ленина в захвате власти и развязывании террора в стране. Но там же назвал русский народ органически жестоким, "звериным" и тем самым если не оправдывал, то объяснял свирепое обращение большевиков с этим народом. Непоследовательность позиции отразилась и в его книге "О русском крестьянстве" (1922).

Несомненной заслугой Горького была энергичная работа по спасению научной и художественной интеллигенции от голодной смерти и расстрелов, благодарно оцененная современниками (Е. И. Замятин, А. М. Ремизов, В. Ф. Ходасевич, В. Б. Шкловский и др.) Едва ли не ради этого задумывались такие культурные акции, как организация издательства "Всемирная литература", открытие "Дома ученых" и "Дома искусств" (коммун для творческой интеллигенции, описанных в романе О. Д. Форш "Сумасшедший корабль" и книге К. А. Федина "Горький среди нас"). Однако многих писателей (в т. ч. Блока, Н. С. Гумилева) спасти не удалось, что стало одной из основных причин окончательного разрыва Горького с большевиками.

С 1921 по 1928 Горький жил в эмиграции, куда отправился после слишком настойчивых советов Ленина. Поселился в Сорренто (Италия), не прерывая связей с молодой советской литературой (Л. М. Леоновым, В. В. Ивановым, А. А. Фадеевым, И. Э. Бабелем и др.) Написал цикл "Рассказы 1922-24 годов", "Заметки из дневника" (1924), роман "Дело Артамоновых" (1925), начал работать над романом-эпопеей "Жизнь Клима Самгина" (1925-36). Современники отмечали экспериментальный характер произведений Горького этого времени, которые создавались с несомненной оглядкой на формальные искания русской прозы 20-х гг.

Возвращение

В 1928 Горький совершил "пробную" поездку в Советский Союз (в связи с чествованием, устроенным по поводу его 60-летия), до этого вступив в осторожные переговоры со сталинским руководством. Апофеоз встречи на Белорусском вокзале решил дело; Горький возвратился на родину. Как художник он целиком погрузился в создание "Жизни Клима Самгина", панорамной картины России за сорок лет. Как политик фактически обеспечивал Сталину моральное прикрытие перед лицом мирового сообщества. Его многочисленные статьи создавали апологетический образ вождя и молчали о подавлении в стране свободы мысли и искусства фактах, о которых Горький не мог не знать. Он встал во главе создания коллективной писательской книги, воспевшей строительство заключенными Беломорско-Балтийского канала им. Сталина. Организовал и поддерживал множество предприятий: издательство "Аcademia", книжные серии "История фабрик и заводов", "История гражданской войны", журнал "Литературная учеба", а также Литературный институт, затем названный его именем. В 1934 возглавил Союз писателей СССР, созданный по его инициативе.

Обстоятельства смерти

Смерть Горького была окружена атмосферой таинственности, как и смерть его сына Максима Пешкова. Однако версии о насильственной смерти обоих до сих пор не нашли документального подтверждения. Урна с прахом Горького помещена в Кремлевской стене в Москве.


* * *

Не браните вы музу мою,
Я другой и не знал, и не знаю,
Не минувшему песнь я слагаю,
А грядущему гимны пою.

В незатейливой песне моей
Я пою о стремлении к свету,
Отнеситесь по-дружески к ней
И ко мне, самоучке-поэту.

Пусть порой моя песнь прозвучит
Тихой грустью, тоскою глубокой;
Может быть, вашу душу смягчит
Стон и ропот души одинокой.

Не встречайте же музу мою
Невнимательно и безучастно;
В этой жизни, больной и несчастной,
Я грядущему гимны пою.

* * *

Не везет тебе, Алеша!
Не везет, хоть тресни!
Не споешь ты, брат, хорошей
Разудалой песни!

СОЛНЦЕ ВСХОДИТ И ЗАХОДИТ...

Песня волжских босяков,
записанная М. Горьким

Солнце всходит и заходит,
А в тюрьме моей темно.
Дни и ночи часовые
Стерегут мое окно.
Как хотите стерегите,
Я и так не убегу.
Мне и хочется на волю -
Цепь порвать я не могу.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Воздушный змей
VIP
VIP
Воздушный змей

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A988d34669baЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ 95da9f99bf4aЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Fcdd4a8b1041ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A52a2fe6d531ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ 8ace0a40b670ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ D4aec6df6686
ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A3d39dec23eb

Сообщения : 5739
Возраст : 59
Место обитания : Москва

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ _
СообщениеТема: АПОЛЛОН ГРИГОРЬЕВ   ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Icon_minitimeСб Сен 03, 2011 8:49 am

АПОЛЛОН ГРИГОРЬЕВ

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Photo

Григорьев - Аполлон Александрович (1822-64), русский литературный и театральный критик, поэт. Создатель т. н. органической критики: статьи о Н. В. Гоголе, А. Н. Островском, А. С. Пушкине, М. Ю. Лермонтове, И. С. Тургеневе, Н. А. Некрасове, А. А. Фете и др. Воспоминания. По мировоззрению почвенник. В центре лирики Григорьева раздумья и страдания романтической личности: цикл "Борьба" (полностью издан 1857), в т. ч. стихи-романсы "О, говори хоть ты со мной.." и "Цыганская венгерка", цикл "Импровизации странствующего романтика" (1860). Поэма-исповедь "Вверх по Волге" (1862). Автобиографическая проза.

* * *

Глубокий мрак, но из него возник
Твой девственный, болезненно-прозрачный
И дышащий глубокой тайной лик...

Глубокий мрак, и ты из бездны мрачной
Выходишь, как лучи зари, светла;
Но связью страшной, неразрывно-брачной

С тобой навеки сочеталась мгла...
Как будто он, сей бездны мрак ужасный,
Редеющий вкруг юного чела,

Тебя обвил своей любовью страстной,
Тебя в свои объятья заковал
И только раз по прихоти всевластной

Твой светлый образ миру показал,
Чтоб вновь потом в порыве исступления
Пожрать воздушно-легкий идеал!

В тебе самой есть семя разрушенья -
Я за тебя дрожу, о призрак мой,
Прозрачное и юное виденье;

И страшен мне твой спутник, мрак немой;
О, как могла ты, светлая, сродниться
С зловещею, тебя объявшей тьмой?

В ней хаос разрушительный таится.
Которой дух не признает,-
Вот луг, где сладкий запах меда
Смешался с запахом болот.

Да ветра дикая заплачка,
Как отдаленный вой волков,
Да над сосной курчавой скачка
Каких-то пегих облаков.

Я вижу тени и обличья,
Я вижу, гневом обуян,
Лишь скудное многоразличье
Творцом просыпанных семян.

Земля, к чему шутить со мною:
Одежды нищенские сбрось
И стань, как ты и есть, звездою,
Огнем пронизанной насквозь!

* * *

Е. С. Р.
Да, я знаю, что с тобою
Связан я душой;
Между вечностью и мною
Встанет образ твой.

И на небе очарован
Вновь я буду им,
Всё к чертам одним прикован,
Всё к очам одним.

Ослепленный их лучами,
С грустью на челе,
Снова бренными очами
Я склонюсь к земле.

Связан буду я с землею
Страстию земной,-
Между вечностью и мною
Встанет образ твой.

ДРУЖЕСКАЯ ПЕСНЯ

Руку, братья, в час великий!
В общий клик сольемте клики
И, свободны бренных уз,
Отложив земли печали,
Возлетимте к светлой дали
Буди вечен наш союз!

Слава, честь и преклоненье
В горних Зодчему творенья,
Нас сотворшему для дел;
Разливать на миллионы
Правды свет и свет закона
Наш божественный удел.

Вы, о мужи Божьей рати,
На востоке, на закате,
Вы на всех земли концах!
Вечной истины исканье,
Благо целого созданья
Да живут у нас в сердцах!
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Воздушный змей
VIP
VIP
Воздушный змей

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A988d34669baЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ 95da9f99bf4aЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Fcdd4a8b1041ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A52a2fe6d531ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ 8ace0a40b670ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ D4aec6df6686
ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A3d39dec23eb

Сообщения : 5739
Возраст : 59
Место обитания : Москва

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ _
СообщениеТема: НИКОЛАЙ ГУМИЛЁВ   ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Icon_minitimeСб Сен 10, 2011 6:41 am

НИКОЛАЙ ГУМИЛЁВ

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Photo


ГУМИЛЕВ Николай Степанович [3 (15) апреля 1886, Кронштадт 25 августа 1921, близ Петрограда], русский поэт.

Детство

Сын морского врача. В детстве жил в Царском Селе, с 1895 в Петербурге, в 1900-03 в Тифлисе, где в местной газете впервые было опубликовано стихотворение Гумилева (1902). Учился в петербургской и тифлисской гимназиях. Осенью 1903 семья Гумилевых вернулась в Царское Село, где юноша завершил (1906) гимназическое образование. На литературные вкусы начинающего поэта, по-видимому, оказал влияние директор Царскосельской гимназии поэт И. Ф. Анненский; повлияли также труды Ф. Ницше и стихи символистов.

"Путь конквистадоров"

В первых сборниках стихов "Путь конквистадоров" (1905), "Романтические цветы" (1908; отмечен обращением к экзотической тематике) нашло отражение чувство Гумилева к Анне Горенко, будущей А. А. Ахматовой, с которой он познакомился в 1903 в Царском Селе (их брак, заключенный в 1910, спустя три года распался). Определяющим для поэзии Гумилева стал образ одинокого завоевателя, противопоставляющего свой мир тусклой действительности.

Странствия

В 1906 Гумилев уехал в Париж, где слушал лекции в Сорбонне, изучал французскую литературу, живопись, театр. Выпустил три номера литературно-художественного журнала "Сириус" (1907). В 1908 путешествовал по Египту (позднее еще трижды ездил в Африку в 1909, 1910, 1913, собирал народные песни, образцы изобразительного искусства, этнографические материалы).

"Письма о русской поэзии"

Некоторое время (1908-09) Гумилев обучался в Петербургском университете на юридическом, затем на историко-филологическом факультете. Одновременно он знакомится с Вяч. И. Ивановым, печатается в газете "Речь", журналах "Весы", "Русская мысль" и др., издает сборник стихов "Жемчуга" (1910). Гумилев принимает участие в организации журнала "Аполлон" (1909), в котором вплоть до 1917 ведет постоянную рубрику "Письма о русской поэзии" (отдельное издание 1923), снискавшую ему репутацию проницательного критика: "его оценки всегда по существу; они выявляют в кратких формулах самую сущность поэта" (В. Я. Брюсов).

Акмеизм

Желание освободиться от опеки Вячеслава Иванова и организационно отмежеваться от "теургического" символизма привело к созданию в 1911 "Цеха поэтов", в который вместе с Гумилевым, руководившим им в качестве "синдика", вошли Ахматова, С. М. Городецкий, О. Э. Мандельштам, М. А. Зенкевич и другие поэты-акмеисты. Объявив новое направление акмеизм наследником символизма, закончившего "свой путь развития", Гумилев призывал поэтов вернуться к "вещности" окружающего мира (статья "Наследие символизма и акмеизм", 1913). Первым акмеистическим произведением Гумилева считается поэма "Блудный сын", включенная в его сборник "Чужое небо" (1912). Критика отмечала виртуозное владение формой: по словам Брюсова, значение стихов Гумилева "гораздо больше в том, как он говорит, нежели в том, что он говорит". Следующий сборник "Колчан" (1916), драматическая сказка "Дитя Аллаха" и драматическая поэма "Гондла" (обе 1917) свидетельствуют об усилении в творчестве Гумилева повествовательного начала.

Война

Житейское поведение Гумилева соотносилось с его поэзией: романтический пафос конквистадорства он транспонировал из стихов в жизнь, преодолевая собственные слабости, исповедуя личный культ победы. В начале Первой мировой войны Гумилев поступил добровольцем в уланский полк; был награжден двумя Георгиевскими крестами. По воспоминаниям сослуживцев, его влекло к опасности. В 1916 Гумилев добивается отправки в русский экспедиционный корпус на Салоникский фронт, но задерживается в Париже, где общается с М. Ф. Ларионовым и Н. С. Гончаровой, а также с французскими поэтами (в том числе с Г. Аполлинером).

Возвращение в Россию. Гибель

В 1918 Гумилев вернулся в Россию. Был привлечен М. Горьким к работе в издательстве "Всемирная литература", читал лекции в институтах, преподавал в литературных студиях. Занимался переводами (эпос о Гильгамеше, английская и французская поэзия). Издал несколько сборников стихов, в том числе лучшую свою книгу "Огненный столп" (1921; посвящена его второй жене А. Н. Энгельгардт).

Осенью 1920 Гумилев неопределенно обещает участникам так называемого "таганцевского заговора" свое содействие в случае антиправительственного выступления и номинально вовлекается в конспиративную деятельность. 3 августа 1921 он был арестован Петроградской Чрезвычайной Комиссией, 24 августа приговорен к расстрелу. На следующий день приговор был приведен в исполнение.

"Мужественный романтизм"

Гумилев ввел в русскую поэзию "элемент мужественного романтизма" (Д. Святополк-Мирский), создал собственную традицию, опирающуюся на принцип аскетически строгого отбора поэтических средств, сочетание напряженного лиризма и патетики с легкой иронией. "Эпиграмматичность строгой словесной формулы" (В. М. Жирмунский), выверенная композиция в его последних сборниках стали вместилищем концентрированного духовного опыта всего постсимволистского поколения.

РАБОЧИЙ

Он стоит пред раскаленным горном,
Невысокий старый человек.
Взгляд спокойный кажется покорным
От миганья красноватых век.

Все товарищи его заснули,
Только он один еще не спит:
Все он занят отливаньем пули,
Что меня с землею разлучит.

Кончил, и глаза повеселели.
Возвращается. Блестит луна.
Дома ждет его в большой постели
Сонная и теплая жена.

Пуля, им отлитая, просвищет
Над седою, вспененной Двиной,
Пуля, им отлитая, отыщет
Грудь мою, она пришла за мной.

Упаду, смертельно затоскую,
Прошлое увижу наяву,
Кровь ключом захлещет на сухую,
Пыльную и мятую траву.

И Господь воздаст мне полной мерой
За недолгий мой и горький век.
Это сделал в блузе светло-серой
Невысокий старый человек.

СЛОВО

В оный день, когда над миром новым
Бог склонял лицо свое, тогда
Солнце останавливали словом,
Словом разрушали города.

И орел не взмахивал крылами,
Звезды жались в ужасе к луне,
Если, точно розовое пламя,
Слово проплывало в вышине.

А для низкой жизни были числа,
Как домашний, подъяремный скот,
Потому что все оттенки смысла
Умное число передает.

Патриарх седой, себе под руку
Покоривший и добро и зло,
Не решаясь обратиться к звуку,
Тростью на песке чертил число.

Но забыли мы, что осиянно
Только слово средь земных тревог,
И в Евангелии от Иоанна
Сказано, что Слово это - Бог.

Мы ему поставили пределом
Скудные пределы естества.
И, как пчелы в улье опустелом,
Дурно пахнут мертвые слова.

ПРИРОДА

Так вот и вся она, природа,
Которой дух не признает,-
Вот луг, где сладкий запах меда
Смешался с запахом болот.

Да ветра дикая заплачка,
Как отдаленный вой волков,
Да над сосной курчавой скачка
Каких-то пегих облаков.

Я вижу тени и обличья,
Я вижу, гневом обуян,
Лишь скудное многоразличье
Творцом просыпанных семян.

Земля, к чему шутить со мною:
Одежды нищенские сбрось
И стань, как ты и есть, звездою,
Огнем пронизанной насквозь!
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Воздушный змей
VIP
VIP
Воздушный змей

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A988d34669baЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ 95da9f99bf4aЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Fcdd4a8b1041ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A52a2fe6d531ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ 8ace0a40b670ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ D4aec6df6686
ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A3d39dec23eb

Сообщения : 5739
Возраст : 59
Место обитания : Москва

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ _
СообщениеТема: ДЕНИС ДАВЫДОВ   ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Icon_minitimeСб Окт 15, 2011 8:16 am

ДЕНИС ДАВЫДОВ

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Photo

Давыдов - Денис Васильевич (1784-1839), партизан Отечественной войны 1812, военный писатель, поэт, генерал-лейтенант (1831). Командуя партизанским отрядом из гусар и казаков, успешно действовал в тылу французской армии. Был близок к декабристам и А. С. Пушкину. Военно-исторические работы, теоретические труды о партизанских действиях. В лирике ("гусарские" песни, любовные элегии, сатирические стихи) новый тип героя воина-патриота, человека деятельного, свободолюбивого, открытого.

ВЕЧЕРНИЙ ЗВОН

Вечерний звон, вечерний звон,-
Как ммого дум наводит он!
Не тот, что на закате дня
Гудит в стенах монастыря,
Но тот, что пасмурной порой
Поется девой молодой...
Вечерний звон, вечерний звон,-
Как много дум наводит он!

Как он мучителен и мил!
Как он мне чувства возмутил,
Когда впервые звук его
Коснулся слуха моего!..
То был не звук, но глас страстей,
То говор был с душой моей!
Вечерний звон, вечерний звон,-
Как много дум наводит он!

Все вторило в природе ей:
Луна средь облачных зыбей,
Пустыня в сумрачной тиши
И ропот девственной души,
Терзаемой любви тоской,
И очи, полные слезой!..
Вечерний звон, вечерний звон,-
Как много дум наводит он!

ГУСАР

Напрасно думаете вы,
чтобы гусар, питомец славы,
Любил лишь только бой кровавый
И был отступником любви.
Амур не вечно пастушком
В свирель без умолка играет:
Он часто, скучив посошком
С гусарской саблею гуляет;
Он часто xрабрости огонь
Любовным пламенем питает -
И тем милей бывает он!
Он часто с грозным барабаном
Мешает звук любовныx слов;
Он так и нам под доломаном
Вселяет зверство и любовь.
В нас сердце не всегда желает
Услышать стон, увидеть бой,-
И в кивере его весной
Голубка гнездышко свивает...

ВАЛЬС

Ев. Д. З[олатарев]ой

Кипит поток в дубраве шумной
И мчится скачущей волной,
И катит в ярости безумной
Песок и камень вековой.
Но, покорен красой невольно,
Колышет ласково поток
Слетевший с берега на волны
Весенний, розовый листок.
Так бурей вальса не сокрыта,
Так от толпы отличена,
Летит воздушна и стройна
Моя любовь, моя харита,
Виновница тоски моей,
Моих мечтаний, вдохновений,
И поэтических волнений,
И поэтических страстей!
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Воздушный змей
VIP
VIP
Воздушный змей

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A988d34669baЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ 95da9f99bf4aЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Fcdd4a8b1041ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A52a2fe6d531ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ 8ace0a40b670ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ D4aec6df6686
ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A3d39dec23eb

Сообщения : 5739
Возраст : 59
Место обитания : Москва

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ _
СообщениеТема: АНТОН ДЕЛЬВИГ   ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Icon_minitimeВс Ноя 13, 2011 8:22 am

АНТОН ДЕЛЬВИГ

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Photo

Антон Антонович Дельвиг родился в Москве, в семье генерал-майора, происходившего из обедневшего рода прибалтийских немецких баронов. Семья была настолько обрусевшей, что Дельвиг даже не знал немецкого языка[1]. Отец, Антон Антонович Дельвиг (17.6.1773 — 8.7.1828) — офицер, майор Астраханского полка, генерал-майор (1816). Мать — Любовь Матвеевна Красильникова (ум. 1859) была внучкой русского ученого-астронома[2].

В 1811 году Дельвиг поступил в Царскосельский лицей; учился он лениво, но рано начал писать стихи, и уже в 1814 году они появились в печати, в «Вестнике Европы» («На взятие Парижа» — за подписью Русский).

Кончил курс с первым выпуском лицея, в 1817 г., и к выпуску написал стихотворение «Шесть лет», которое было напечатано, положено на музыку и неоднократно пелось лицеистами. Служил в департаменте горных и соляных дел, оттуда перешёл в канцелярию Министерства финансов; с 1821 по 1825 г. был помощником библиотекаря (И. А. Крылова) в Императорской публичной библиотеке. Затем до смерти своей служил в Министерстве внутренних дел. Умер от тифа («гнилой горячки») в 32 года. Похоронен на некрополе мастеров искусств Александро-Невской лавры.[3]
[править] Творчество

Стихотворения свои он печатал в «Росском музеуме» (1815), «Новостях литературы», «Благонамеренном», «Соревнователе просвещения» и альманахах 1820-х гг.

В 1825 году Дельвиг женился на Софье Михайловне Салтыковой, и их дом стал одним из литературных салонов Петербурга. На литературные вечера, на которые собирались друзья поэта: Пушкин, Жуковский, Баратынский, Плетнев, Языков. В это же время он начал издательскую деятельность: в 1825—1830 гг. вместе с О. М. Сомовым он выпустил 7 книжек альманаха «Северные цветы», альманах «Подснежник» на 1829 год, а с 1830 г. предпринял издание «Литературной газеты», которое продолжалось после его смерти.

«Ленивый баловень» и в школе, и в служебной деятельности, Дельвиг столь же беспечно относился и к своей музе. Писал он очень мало. Лени, вероятно, немало способствовала и тучная фигура поэта.

Тем не менее, он не был свободен от увлечений; предметом одного из них была С. Д. Пономарёва, которой он посвятил несколько стихотворений. Поэзия Дельвига развивалась по двум направлениям. С одной стороны, он стремился быть эллином и в подражание древним писал антологические стихотворения, идиллии во вкусе Феокрита и т. п.; с другой — он увлекался русской народной поэзией и подражал народной лирической песне, иногда не без успеха. И тут, и там, однако, у него звучат немецкое сентиментальное добродушие и немецкая же меланхолическая задумчивость, присоединяющая его к школе романтиков. Стихи Дельвига гладкие и старательные, но не смелые и не яркие.

Уже при жизни поэта его стихи перелагались на музыку Даргомыжским, Варламовым, Глинкой, Алябьевым[2]. Пожалуй, самым известным его произведением стал романс «Соловей», положенный на музыку А. Алябьевым и дополненный вариациями М. Глинки; романс живет уже около двух столетий и среди его исполнительниц самые выдающиеся певицы.

Известны слова Пушкина на смерть А.Дельвига: «Грустно, тоска. Вот первая смерть мною оплаканная… никто на свете не был мне ближе Дельвига», — писал Пушкин Плетневу, получив в Москве известие о смерти своего друга (XIV, 147)[4];«Смерть Дельвига нагоняет на меня тоску. Помимо прекрасного таланта, то была отлично устроенная голова и душа незаурядного закала. Он был лучшим из нас. Наши ряды начинают редеть». (Пушкин — Е. М. Хитрово. 21 января 1831 г.)[5]; «<его> жизнь была богата не романическими приключениями, но прекрасными чувствами, светлым чистым разумом и надеждами» (Пушкин — из письма П. Плетневу 31 января 1831 г.)[5]. Пушкин же отмечал творчество Дельвига: «Идиллии Дельвига…, — писал Пушкин, — удивительны. Какую должно иметь силу воображения, дабы из России так переселиться в Грецию, из 19 столетия в золотой век, и необыкновенное чутье изящного, дабы так угадать греческую поэзию сквозь латинские подражания или немецкие переводы, эту роскошь, эту негу греческую, эту прелесть более отрицательную, чем положительную, не допускающую ничего запутанного, темного или глубокого, лишнего, неестественного в описаниях, напряженного в чувствах…» (XI, 58, 329—330)[4].

РУССКАЯ ПЕСНЯ

Соловей мой, соловей,
Голосистый соловей!
Ты куда, куда летишь,
Где всю ночку пропоешь?
Кто-то бедная, как я,
Ночь прослушает тебя,
Не смыкаючи очей,
Утопаючи в слезах?
Ты лети, мой соловей,
Хоть за тридевять земель,
Хоть за синие моря,
На чужие берега;
Побывай во всех странах,
В деревнях и в городах:
Не найти тебе нигде
Горемышнее меня.
У меня ли у младой
Дорог жемчуг на груди,
У меня ли у младой
Жар-колечко на руке,
У меня ли у младой
В сердце маленький дружок.
В день осенний на груди
Крупный жемчуг потускнел,
В зимню ночку на руке
Распаялося кольцо,
А как нынешней весной
Разлюбил меня милой.

РОМАНС

Прекрасный день, счастливый день:
И солнце, и любовь!
С нагих полей сбежала тень -
Светлеет сердце вновь.
Проснитесь, рощи и поля;
Пусть жизнью все кипит:
Она моя, она моя!
Мне сердце говорит.

Что, вьешься, ласточка, к окну,
Что, вольная, поешь?
Иль ты щебечешь про весну
И с ней любовь зовешь?
Но не ко мне,- и без тебя
В певце любовь горит:
Она моя, она моя!
Мне сердце говорит.

РУССКАЯ ПЕСНЯ

Как за реченькой слободушка стоит,
По слободке той дороженька бежит,
Путь-дорожка широка, да не длинна,
Разбегается в две стороны она:

Как налево - на кладбище к мертвецам,
А направо - к закавказским молодцам
Грустно было провожать мне, молодой,
Двух родимых и по той, и по другой:

Обручальника по левой проводя,
С плачем матерью землей покрыла я;
А налетный друг уехал по другой,
На прощанье мне кивнувши головой.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Воздушный змей
VIP
VIP
Воздушный змей

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A988d34669baЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ 95da9f99bf4aЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Fcdd4a8b1041ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A52a2fe6d531ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ 8ace0a40b670ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ D4aec6df6686
ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A3d39dec23eb

Сообщения : 5739
Возраст : 59
Место обитания : Москва

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ _
СообщениеТема: ГАВРИЛА ДЕРЖАВИН   ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Icon_minitimeСб Дек 24, 2011 7:23 am

ГАВРИЛА ДЕРЖАВИН

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Photo

Род Державиных происходил от одного из татарских мурз. Гавриил Романович родился в родовом имении в селе Кармачи под Казанью в 1743 году, там же провёл детство. Он рано лишился отца, майора Романа Николаевича. Мать — Фёкла Андреевна (урожденная Козлова).

С 1762 года служит в Санкт-Петербурге, в Преображенском полку, сначала солдатом, а с 1772 года в офицерской должности. В 1773−1774 годах участвует в подавлении восстания Пугачёва.

Литературная и общественная известность приходит к Державину в 1782 году, после написания оды «Фелица», которая восхваляет императрицу Екатерину II. Державина назначают наместником Олонецкой губернии, а с 1785 губернатором — Тамбовской. В обоих случаях попытки Державина навести порядок, борьба с коррупцией приводят к конфликтам с местной элитой, и в 1789 году он возвращается в столицу, где занимает различные высокие административные должности. Всё это время Державин не оставляет литературное поприще, создает оды «Бог» (1784), «Гром победы, раздавайся!» (1791, неофициальный Российский гимн), «Вельможа» (1794), «Водопад» (1798) и многие другие.

Неоднократно Гавриил Романович посещал усадьбу Зубриловка, принадлежащую его другу Сергею Фёдоровичу Голицыну. Точно известно, что он посещал усадьбу осенью 1788 года[1].
Картина Ильи Репина «Лицейский экзамен»

В 1803 году Державин уходит в отставку, поселяется в Санкт-Петербурге и своём имении Званка в Новгородской губернии. В последние годы своей жизни сосредотачивается на литературной деятельности.

Гавриил Романович и его супруга Дарья Алексеевна похоронены в Спасо-Преображенском соборе Варлаамо-Хутынского монастыря близ Великого Новгорода (см. фото). Державин скончался в 1816 году в своём доме в имении «Званка». Гроб с телом покойного на барже по Волхову отправился в своё последнее пристанище. Во время Великой Отечественной войны монастырь был разрушен. Пострадала и могила Державина. В 1959 году состоялось перезахоронение останков поэта и его жены в Новгородском Детинце. В 1993 году, в связи с 250-летием поэта, его останки были возвращены в монастырь.

БОГ

О ты, пространством бесконечный,
Живый в движеньи вещества,
Теченьем времени превечный,
Без лиц, в трех лицах божества!
Дух всюду сущий и единый,
Кому нет места и причины,
Кого никто постичь не мог,
Кто все собою наполняет,
Объемлет, зиждет, сохраняет,
Кого мы называем: бог.

Измерить океан глубокий,
Сочесть пески, лучи планет
Хотя и мог бы ум высокий,-
Тебе числа и меры нет!
Не могут духи просвщенны,
От света твоего рожденны,
Исследовать судеб твоих:
Лишь мысль к тебе взнестись дерзает,
В твоем величьи исчезает,
Как в вечности прошедший миг.

Хаоса бытность довременну
Из бездн ты вечности воззвал,
А вечность, прежде век рожденну,
В себе самом ты основал:
Себя собою составляя,
Собою из себя сияя,
Ты свет, откуда свет истек.
Создавый всe: единым словом,
В твореньи простираясь новом,
Ты был, ты есть, ты будешь ввек!

Ты цепь существ в себе вмещаешь,
Ее содержишь и живишь;
Конец с началом сопрягаешь
И смертию живот даришь.
Как искры сыплются, стремятся,
Так солнцы от тебя родятся;
Как в мразный, ясный день зимой
Пылинки инея сверкают,
Вратятся, зыблются, сияют,
Так звезды в безднах под тобой.

Светил возженных миллионы
В неизмеримости текут,
Твои они творят законы,
Лучи животворящи льют.
Но огненны сии лампады,
Иль рдяных кристалей громады,
Иль волн златых кипящий сонм,
Или горящие эфиры,
Иль вкупе все светящи миры -
Перед тобой - как нощь пред днем.

Как капля, в море опущенна,
Вся твердь перед тобой сия.
Но что мной зримая вселенна?
И что перед тобою я?
В воздушном океане оном,
Миры умножа миллионом
Стократ других миров, - и то,
Когда дерзну сравнить с тобою,
Лишь будет точкою одною;
А я перед тобой - ничто.

Ничто! - Но ты во мне сияешь
Величеством твоих доброт;
Во мне себя изображаешь,
Как солнце в малой капле вод.
Ничто! - Но жизнь я ощущаю,
Несытым некаким летаю
Всегда пареньем в высоты;
Тебя душа моя быть чает,
Вникает, мыслит, рассуждает:
Я есмь - конечно, есть и ты!

Ты есть! - природы чин вещает,
Гласит мое мне сердце то,
Меня мой разум уверяет,
Ты есть - и я уж не ничто!
Частица целой я вселенной,
Поставлен, мнится мне, в почтенной
Средине естества я той,
Где кончил тварей ты телесных,
Где начал ты духов небесных
И цепь существ связал всех мной.

Я связь миров, повсюду сущих,
Я крайна степень вещества;
Я средоточие живущих,
Черта начальна божества;
Я телом в прахе истлеваю,
Умом громам повелеваю,
Я царь - я раб - я червь - я бог!
Но, будучи я столь чудесен,
Отколе происшел? - безвестен;
А сам собой я быть не мог.

Твое созданье я, создатель!
Твоей премудрости я тварь,
Источник жизни, благ податель,
Душа души моей и царь!
Твоей то правде нужно было,
Чтоб смертну бездну преходило
Мое бессмертно бытие;
Чтоб дух мой в смертность облачился
И чтоб чрез смерть я возвратился,
Отец! - в бессмертие твое.

Неизъяснимый, непостижный!
Я знаю, что души моей
Воображении бессильны
И тени начертать твоей;
Но если славословить должно,
То слабым смертным невозможно
Тебя ничем иным почтить,
Как им к тебе лишь возвышаться,
В безмерной разности теряться
И благодарны слезы лить.

КРУЖКА

Краса пирующих друзей,
Забав и радостий подружка,
Предстань пред нас, предстань скорей,
Большая сребряная кружка!
Давно уж нам в тебя пора
Пивца налить
И пить:
Ура! ура! ура!

Ты дщерь великого ковша,
Которым предки наши пили;
Веселье их была душа,
В пирах они счастливо жили.
И нам, как им, давно пора
Счастливым быть
И пить:
Ура! ура! ура!

Бывало, старики в вине
Свое все потопляли горе,
Дралися храбро на войне:
Вить пьяным по колени море!
Забыть и нам всю грусть пора
Отважным быть
И пить:
Ура! ура! ура!

Бывало, дольше длился век,
Когда диет не наблюдали;
Был здрав и счастлив человек,
Как только пили да гуляли.
Давно гулять и нам пора,
Здоровым быть
И пить:
Ура! ура! ура!

Бывало, пляска, резвость, смех
В хмелю друг друга обнимают;
Теперь наместо сих утех
Жеманством, лаской угощают.
Жеманство нам прогнать пора,
Но просто жить
И пить:
Ура! ура! ура!

В садах, бывало, средь прохлад
И жены с нами куликают,
А ныне клоб да маскерад
И жен уж с нами разлучают;
Французить нам престать пора,
Но Русь любить
И пить:
Ура! ура! ура!

Бывало, друга своего -
Теперь карманы посещают:
Где вист, да банк, да макао,
На деньги дружбу там меняут.
На карты нам плевать пора,
А скромно жить
И пить:
Ура! ура! ура!

О сладкий дружества союз,
С гренками пивом пенна кружка!
Где ты наш услаждаешь вкус,
Мила там, весела пирушка.
Пребудь ты к нам всегда добра,
Мы станем жить
И пить:
Ура! ура! ура!

ПРИЗНАНИЕ

Не умел я притворяться,
На святого походить,
Важным саном надуваться
И философа брать вид:
Я любил чистосердечье,
Думал нравиться лишь им,
Ум и сердце человечье
Были гением моим.
Если я блистал восторгом,
С струн моих огонь летел.
Не собой блистал я - богом;
Вне себя я бога пел.
Если звуки посвящались
Лиры моея царям,-
Добродетельми казались
Мне они равны богам.
Если за победы громки
Я венцы сплетал вождям,-
Думал перелить в потомки
Души их и их детям.
Если где вельможам властным
Смел я правду брякнуть в слух,-
Мнил быть сердцем беспристрастным
Им, царю, отчизне друг.
Если ж я и суетою
Сам был света обольщен,-
Признаюся, красотою
Быв плененным, пел и жен.
Словом, жег любви коль пламень,
Падал я, вставал в мой век.
Брось, мудрец! на гроб мой камень,
Если ты не человек.

Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Воздушный змей
VIP
VIP
Воздушный змей

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A988d34669baЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ 95da9f99bf4aЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Fcdd4a8b1041ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A52a2fe6d531ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ 8ace0a40b670ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ D4aec6df6686
ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ A3d39dec23eb

Сообщения : 5739
Возраст : 59
Место обитания : Москва

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ _
СообщениеТема: АЛЕКСЕЙ ЖЕМЧУЖНИКОВ   ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Icon_minitimeЧт Фев 02, 2012 12:10 pm

АЛЕКСЕЙ ЖЕМЧУЖНИКОВ

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Photo

Родился в дворянской семье и приходился племянником известному писателю Антонию Погорельскому, двоюродным братом Алексею Толстому. Вырос в родовом имении Павловка под Ельцом, затем учился в Санкт-Петербурге в гимназии и в Училище правоведения. Жемчужников служил в Сенате и участвовал в сенатских ревизиях Орловской и Калужской губерний и таганрогского градоначальства; позже был помощником статс-секретаря Государственного совета. Его карьера развивалась довольно успешно, однако в 1858 он вышел в отставку, что было жестом отчасти демонстративным. Последующие пять лет Жемчужников жил в Калуге и отчасти в Москве, тесно общаясь со своим соучеником и мужем своей сестры, калужским губернатором Виктором Арцимовичем (видным политиком реформаторского крыла), а также с жившими в Калуге бывшими декабристами, прежде всего с Гавриилом Батеньковым.

В 1863—1884 Жемчужников живёт за границей: в Германии, Швейцарии, Италии, Франции. Вернувшись в Россию, главным образом остается в Тамбове и Тамбовской губернии, в имении своего зятя Михаила Баратынского (родственника поэта Евгения Баратынского).
[править] Творчество

Печатался Жемчужников с 1850 в журналах «Современник», «Отечественные записки», «Искра». На раннем этапе творчества Жемчужникова наиболее заметной его частью был созданный совместно с братом Владимиром и двоюродным братом Алексеем Толстым литературный псевдоним Козьмы Пруткова.

В 1859—1869 Жемчужников не печатался и почти не писал. Затем постепенно, особенно после возвращения в Россию в 1884, начал возвращаться в литературу. Первая книга стихотворений Жемчужникова была издана лишь в 1892, однако уже как том признанного мастера, с портретом автора и автобиографическим очерком. В 1900, к 50-летию его литературной деятельности, вышел в свет новый сборник Жемчужникова «Песни старости». В том же году он был избран почётным академиком Российской академии наук. Юбилейные торжества были отмечены сердечными приветствиями Льва Толстого, Владимира Соловьёва и других крупнейших деятелей русской культуры.

Преобладающий элемент в поэзии Жемчужникова — искреннее, глубоко прочувствованное и метко выраженное негодование на общественную ложь; Жемчужников представлял крайне редкий в то время пример истинного патриота, болезненно чувствующего действительное зло своей родины и желающего ей настоящего добра. Ходячая ложь, подменивающая патриотизм грубым национальным самомнением и шовинизмом, беспощадно обличается в сатире Жемчужникова. В одной из них, описав оборванного пьяницу, молящегося на церковной паперти в первый день Великого поста, поэт вспоминает о другом «греховоднике»:

О, торжествующий меж нами
Покрыт и срамом и грехами
Наш современник не таков!
Он, гордо лоб закинув медный,
Пред алтарем отчизны бедной
Священнодействовать готов.

В другом стихотворении («Памятник Пушкину») Жемчужников так обращается к лжепатриотам:

Вы все, в ком так любовь к отечеству сильна
Любовь, которая все лучшее в нём губит -
И хочется сказать, что в наши времена
Тот честный человек, кто родину не любит.

В истинном патриотизме нежная любовь к родине неразлучна со жгучей ненавистью к её действительным врагам.

О, этот вид, о, эти звуки!
О, край родной, как ты мне мил!
От долговременной разлуки
Какие радости и муки
В моей душе ты пробудил!

Твоя природа так прелестна
Она так скромно-хороша!
Но нам, сынам твоим, известно
Как на твоем просторе тесно
И в узах мучится душа…

Обрисовав несколькими меткими чертами виновников этих мук, наших внутренних общественных врагов, поэт заключает:

И отвращения, и злобы
Исполнен к ним я с давних лет
Они — «повапленные» гробы…
Лишь настоящее прошло бы
А там — им будущего нет.

Несмотря на преобладание у Жемчужникова патриотической сатиры, в его поэзии много чистого лиризма. Из основных мотивов лирики особенно сильно у него чувство природы. В любви поэзия Жемчужникова отметила только момент первой встречи («Странно! мы почти что незнакомы») и скорбь последней разлуки; любовное чувство проявляется здесь в прозрачной чистоте, без малейшей эротической примеси, которой не чужды даже любовные мотивы у Тютчева. Вообще, лирические стихотворения Жемчужникова, хотя и немногочисленные, так же оригинальны, как и его сатира, и занимают своё неотъемлемое почетное место в русской поэзии.

ЗАБЫТЫЕ СЛОВА

Посвящается памяти
М. Е. Салтыкова

Слова священные, слова времен былых,
Когда они еще знакомо нам звучали...
Увы! Зачем же, полн гражданственной печали,
Пред смертью не успел ты нам напомнить их?
Те лучшие слова, так людям дорогие,
В ком сердце чувствует, чья мыслит голова:
Отчизна, совесть, честь и многие другие
Забытые слова.
Быть может, честное перо твое могло б
Любовь к отечеству напомнить "патриотам",
Поднять подавленных тяжелым жизни гнетом;
Заставить хоть на миг поникнуть медный лоб;
Спасти обрывки чувств, которые остались;
Уму отвоевать хоть скромные права;
И, может быть, средь нас те вновь бы повторялись
Забытые слова.
Преемника тебе не видим мы пока.
Чей смех так зол? и чья душа так человечна?
О, пусть твоей души нам память будет вечна,
Земля ж могильная костям твоим легка!
Ты, правдой прослужив весь век своей отчизне,
Уж смерти обречен, дыша уже едва,
Нам вспомнить завещал, средь пошлой нашей жизни,
Забытые слова.

ЛЕТНИЙ ЗНОЙ

Блестящ и жарок полдень ясный,
Сижу на пне в лесной тени...
Как млеют листья в неге страстной!
Как томно шепчутся они!

О прошлом вспомнил я далеком,
Когда меня июльский зной,
Струясь живительным потоком,
Своей разнеживал волной.

Я с каждой мошкой, с травкой каждой,
В те годы юные мои,
Томился общею нам жаждой
И наслажденья, и любви.

Сегодня те же мне мгновенья
Дарует неба благодать,
И возбужденного томленья
Я приступ чувствую опять.

Пою привет хвалебный лету
И солнца знойному лучу...
Но что рождает песню эту,
Восторг иль грусть,- не различу.

ОСЕННИЕ ЖУРАВЛИ

Сквозь вечерний туман мне под небом стемневшим
Слышен крик журавлей все ясней и ясней...
Сердце к ним понеслось, издалека летевшим,
Из холодной. с граны, с обнаженных степей.
Вот уж близко летят и все громче рыдая,
Словно скорбную весть мне они принесли...
Из какого же вы неприветного края
Прилетели сюда на ночлег, журавли? ..

Я ту знаю страну, где уж солнце без силы,
Где уж савана ждет, холодея, земля
И где в голых лесах воет ветер унылый,-
То родимый мой край, то отчизна моя.
Сумрак, бедность, тоска, непогода и слякоть,
Вид угрюмый людей, вид печальный земли...
О, как больно душе, как мне хочется плакать!
Перестаньте рыдать надо мной, журавли!..
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Спонсируемый контент




ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ _
СообщениеТема: Re: ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ   ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ Icon_minitime

Вернуться к началу Перейти вниз
 

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 1 из 2На страницу : 1, 2  Следующий

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
 :: С ВДОХНОВЕНИЕМ НА ТЫ. :: Поэзия-
Перейти:  
Создать форум на Forum2x2 | © phpBB | Бесплатный форум поддержки | Контакты | Сообщить о нарушении | Последние обсуждения