ФорумКалендарьЧаВоПоискПользователиГруппыРегистрацияВход

Поделиться | 
 

 ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
На страницу : Предыдущий  1, 2
АвторСообщение
Воздушный змей
VIP
VIP
Воздушный змей

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 A988d34669baЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 95da9f99bf4aЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 Fcdd4a8b1041ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 A52a2fe6d531ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 8ace0a40b670ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 D4aec6df6686
ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 A3d39dec23eb

Сообщения : 5739
Возраст : 59
Место обитания : Москва

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 _
СообщениеТема: ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ   ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 Icon_minitimeСб Дек 25, 2010 6:28 am

Первое сообщение в теме :

ИННОКЕНТИЙ АННЕНСКИЙ

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 Photo

Инноке́нтий Фёдорович А́нненский (20 августа (1 сентября) 1855, Омск, Российская империя — 30 ноября (13 декабря) 1909, Санкт-Петербург, Российская империя) — русский поэт, драматург, переводчик. Брат Н. Ф. Анненского.

Биография

Иннокентий Фёдорович Анненский родился 20 августа (1 сентября) 1855 года в Омске в семье государственного чиновника Фёдора Николаевича Анненского, (умер 27 марта 1880 года) и Наталии Петровны Анненской (умерла 25 октября 1889 года). Его отец был начальником отделения Главного управления Западной Сибири. Когда Иннокентию было около пяти лет, отец получил место чиновника по особым поручениям в Министерстве внутренних дел, и семья из Сибири вернулась в Петербург, который ранее покинула в 1849 году.

Слабый здоровьем, Анненский учился в частной школе, затем — во 2-й петербургской прогимназии (1865—1868). С 1869 года он два с половиной года обучался в частной гимназии В. И. Беренса. Перед поступлением в университет, в 1875 году он жил у своего старшего брата Николая, энциклопедически образованного человека, экономиста, народника, помогавшего младшему брату при подготовке к экзамену и оказывавшего на Иннокентия большое влияние.

По окончании в 1879 году историко-филологического факультета Петербургского университета служил преподавателем древних языков и русской словесности. Был директором коллегии Галагана в Киеве, затем VIII гимназии в Санкт-Петербурге и гимназии в Царском Селе. Чрезмерная мягкость, проявленная им, по мнению начальства, в тревожное время 1905 - 1906 годов, была причиной его удаления с этой должности. В 1906 году он был переведён в Санкт-Петербург окружным инспектором и оставался в этой должности до 1909 года, когда он незадолго до своей смерти вышел в отставку. Читал лекции по древнегреческой литературе на Высших женских курсах. В печати выступил с начала 1880-х годов научными рецензиями, критическими статьями и статьями по педагогическим вопросам. С начала 1890-х годов занялся изучением греческих трагиков; выполнил в течение ряда лет огромную работу по переводу на русский язык и комментированию всего театра Еврипида. Одновременно написал несколько оригинальных трагедий на еврипидовские сюжеты и «вакхическую драму» «Фамира-кифарэд» (шла в сезон 1916—1917 на сцене Камерного театра). Переводил французских поэтов-символистов (Бодлер, Верлен, Рембо, Малларме, Корбьер, А. де Ренье, Ф. Жамм и др.).

30 ноября (13 декабря) 1909 года Анненский скоропостижно скончался на ступеньках Царскосельского вокзала в Санкт-Петербурге.

Сын Анненского, филолог и поэт Валентин Анненский-Кривич, издал его «Посмертные стихи» (1923).
Поэзия

Более всего значителен Анненский как поэт. Стихи начал писать с детства, но напечатал их впервые в 1904. «Интеллигентным бытием» своим Анненский, по его собственным словам, был всецело обязан влиянию старшего брата, известного публициста-народника Н. Ф. Анненского, и его жены, сестры революционера Ткачёва. В своей поэзии Анненский, как он сам говорит, стремился выразить «городскую, отчасти каменную, музейную душу», которую «пытали Достоевским», «больную и чуткую душу наших дней». Мир «больной души» — основная стихия творчества Анненского. По справедливым указаниям критики, «ничто не удавалось в стихах Анненского так ярко, так убедительно, как описание кошмаров и бессонниц»; «для выражения мучительного упадка духа он находил тысячи оттенков. Он всячески изназвал изгибы своей неврастении». Безысходная тоска жизни и ужас перед «освобождающей» смертью, одновременное «желание уничтожиться и боязнь умереть», неприятие действительности, стремление бежать от неё в «сладостный гашиш» бреда, в «запой» труда, в «отравы» стихов и вместе с тем «загадочная» привязанность к «будням», к повседневности, к «безнадёжной разорённости своего пошлого мира» — таково сложное и противоречивое «мировосприятие и миропонимание», которое стремится «внушить» Анненский своими стихами.

Приближаясь этим «мировосприятием» из всех своих современников более всего к Фёдору Сологубу, формами стиха Анненский наиболее близок молодому Брюсову периода «русских символистов». Однако преувеличенное «декадентство» первых стихов Брюсова, в котором было много нарочитого, придуманного со специальной целью обратить на себя внимание, «эпатировать» читателя, у не печатавшего свои стихи Анненского носит глубоко органический характер. Брюсов скоро отошёл от своих ранних ученических опытов. Анненский оставался верен «декадентству» в течение всей жизни, «застыл в своем модернизме на определённой точке начала 90-х годов», но зато и довёл его до совершенного художественного выражения. Стиль Анненского ярко импрессионистичен, отличаясь зачастую изысканностью, стоящей на грани вычурности, пышной риторики décadence’а.

Как и у молодого Брюсова, поэтическими учителями Анненского были французские поэты второй половины XIX века — парнасцы и «проклятые»: Бодлер, Верлен, Малларме. От парнасцев Анненский унаследовал их культ поэтической формы, любовь к слову как таковому; Верлену следовал в его стремлении к музыкальности, к превращению поэзии в «мелодический дождь символов»; вслед за Бодлером причудливо переплетал в своем словаре «высокие», «поэтические» речения с научными терминами, с обыкновенными, подчеркнуто «будничными» словами, заимствованными из просторечья; наконец, следом за Малларме — на сознательном затемнении смысла строил главный эффект своих стихов-ребусов. От «бесстрастных» французских парнасцев Анненского отличает особая пронзительная нотка жалости, звучащая сквозь всю его поэзию. Жалость эта направлена не на социальные страдания человечества, даже не на человека вообще, а на природу, на неодушевлённый мир страдающих и томящихся «злыми обидами» обиженных вещей (часы, кукла, шарманка и пр.), образами которых поэт маскирует свою собственную боль и муку. И чем меньше, незначительнее, ничтожнее «страдающая» вещь, тем более надрывную, щемящую жалость к себе она в нём вызывает.

Сильно отличается от других стихов Анненского его стихотворение «Старые эстонки» (Из стихов кошмарной совести) - отклик на расстрел 16 октября 1905 года демонстрации в Ревеле (Таллине). Отличается оно своей поэтической мощью и от многих стихов, написанных другими поэтами, стихов, которые были вдохновлены событиями первой русской революции.

Своеобразная литературная судьба Анненского напоминает судьбу Тютчева. Как и последний, Анненский — типичный «поэт для поэтов». Свою единственную прижизненную книгу стихов он выпустил под характерным псевдонимом «Ник. Т-о». И действительно, в течение почти всей своей жизни Анненский оставался в литературе «никем». Лишь незадолго до смерти его поэзия приобретает известность в кружке петербургских поэтов, группировавшихся вокруг журнала «Аполлон». Кончина Анненского была отмечена рядом статей и некрологов, но вслед за тем его имя снова надолго исчезает с печатных столбцов. В 4-й книге стихов Николая Гумилёва «Колчан» опубликовано стихотворение «Памяти Анненского».
[править] Драматургия

Анненский написал четыре пьесы — «Меланиппа-философ», «Царь Иксион», «Лаодамия» и «Фамира-кифаред» — в древнегреческом духе на сюжеты утерянных пьес Еврипида и в подражание его манере.
Переводы

Анненский перевёл на русский язык полное собрание пьес великого греческого драматурга Еврипида. Также выполнил стихотворные переводы работ Горация, Гете, Мюллера, Гейне, Бодлера, Верлена, Рембо, Ренье.
Мемориальный камень И.Анненскому в Омске. Установлен на бул. Мартынова в 2008 г.[2] (фото 2010 г.)
Литературное влияние

Литературное влияние Анненского на возникшие вслед за символизмом течения русской поэзии (акмеизм, футуризм) очень велико. Стихотворение Анненского «Колокольчики» по праву может быть названо первым по времени написания русским футуристическим стихотворением. Влияние Анненского сильно сказывается на Пастернаке и его школе и многих других. В своих литературно-критических статьях, частично собранных в двух «Книгах отражений», Анненский даёт блестящие образцы русской импрессионистической критики, стремясь к истолкованию художественного произведения путём сознательного продолжения в себе творчества автора. Следует отметить, что уже в своих критико-педагогических статьях 1880-х годов Анненский задолго до формалистов призывал к постановке в школе систематического изучения формы художественных произведений.

* * *

В небе ли меркнет звезда,
Пытка ль земная все длится;
Я не молюсь никогда,
Я не умею молиться.

Время погасит звезду,
Пытку ж и так одолеем...
Если я в церковь иду,
Там становлюсь с фарисеем.

С ним упадаю я нем,
С ним и воспряну, ликуя...
Только во мне-то зачем
Мытарь мятется, тоскуя?..

СРЕДИ МИРОВ

Среди миров, в мерцании светил
Одной Звезды я повторяю имя...
Не потому, чтоб я Ее любил,
А потому, что я томлюсь с другими.

И если мне сомненье тяжело,
Я у Нее одной молю ответа,
Не потому, что от Нее светло,
А потому, что с Ней не надо света.

СВЕЧКА ГАСНЕТ

В темном пламени свечи
Зароившись как живые,
Мигом гибнут огневые
Брызги в трепетной ночи,
Но с мольбою голубые
Долго теплятся лучи
В темном пламени свечи.

Эх, заснуть бы спозаранья,
Да страшат набеги сна,
Как безумного желанья
Тихий берег умиранья
Захлестнувшая волна.
Свечка гаснет. Ночь душна...
Эх, заснуть бы спозаранья...




АЛЕКСЕЙ АПУХТИН

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 Photo

Апухтин Алексей Николаевич [15(27). 11.1840 (по другим данным, 1841), Волхов Орловской губ., — 17(29).8.1893, Петербург], русский поэт. Родился в дворянской семье. В 50-е гг. в поэзии А. возникли антикрепостнические и гражданские настроения (цикл "Деревенские очерки", 1859). Лирика 80-х гг. проникнута мотивами грусти, недовольства жизнью; отличается простотой поэтического языка, разговорными интонациями. Его монологи в стихах, цыганские романсы, альбомные посвящения и экспромты входили в репертуар чтецов-декламаторов. Многие стихи А. положены на музыку П. И. Чайковским ("Забыть так скоро", "День ли царит", "Ночи безумные") и др.

ЛЮБОВЬ

Когда без страсти и без дела
Бесцветно дни мои текли,
Она как буря налетела
И унесла меня с земли.

Она меня лишила веры
И вдохновение зажгла,
Дала мне счастие без меры
И слезы, слезы без числа...

Сухими, жесткими словами
Терзала сердце мне порой,
И хохотала над слезами,
И издевалась над тоской;

А иногда горячим словом
И взором ласковых очей
Гнала печаль - и в блеске новом
В душе моей светилася моей!

Я все забыл, дышу лишь ею,
Всю жизнь я отдал ей во власть.
Благословить ее не смею
И не могу ее проклясть.

О, НЕ ГРУСТИ!

О, не грусти по мне! Я там, где нет страданий
Забудь былых скорбей мучительные сны.
Пусть будут обо мне твои воспоминанья
Светлей, чем первый день весны.

О, не тоскуй по мне! Меж нами нет разлуки,
Я так же, как и встарь, душе твоей близка.
Меня попрежнему твои волнуют муки,
Меня гнетет твоя тоска.
Живи! ты должен жить!
И если силой чуда
Ты здесь найдёшь отраду и покой,
То знай, что это я
Откликнулась оттуда
На зов души твоей больной.

СУДЬБА

С своей походною клюкой,
С своими мрачными очами
Судьба, как грозный часовой,
Повсюду следует за нами.

Бедой лицо ея грозит,
Она в угрозах поседела,
Она уж многих одолела,
И все стучит, и все стучит:

Стук, стук, стук...
Полно, друг,
Брось за счастием гоняться!
Стук, стук, стук...

Бедняк совсем обжился с ней:
Рука с рукой они гуляют,
Сбирают вместе хлеб с полей,
В награду вместе голодают.

День целый дождь его кропит,
По вечерам ласкает вьюга,
А ночью с горя, да с испуга
Судьба сквоз сон ему стучит:

Стук, стук, стук...
Глянька, друг,
Как другие поживают.
Стук, стук, стук...

Другие праздновать сошлись
Богатство, молодость и славу,
Их песни радостно неслись,
Вино сменилось им в забаву:

Давно уж пир у них шумит.
Но смолкли вдруг бледнея гости...
Рукой, дрожащею от злости,
Судьба в окошко к ним стучит:

Стук, стук, стук...
Новый друг к вам пришёл,
Готовьте место!
Стук, стук, стук...

Не есть же счастье на земле!
Однажды, полный ожиданья,
С восторгом юным на челе,
Пришёл счастливец на свиданье.

Ещё один он, все молчит,
Заря за рощей потухает,
И соловей уж затихает
А сердце бьется и стучит:

Стук, стук, стук...
Милый друг,
Ты придёшь-ли на свиданье?
Стук, стук, стук...

Но вот идёт она,
И в миг любовь, тревога, ожиданье,
Блаженство, все слилось у них
В одно безумное лобзанье!

Немая ночь на них глядит,
Все небо залито огнями.
А кто-то тихо за кустами
Клюкой докучною стучит:

Стук, стук, стук...
Старый друг
К вам пришёл, довольно счастья!
Стук, стук, стук...



ВСЕВОЛОД БАГРИЦКИЙ

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 Photo

Всеволод Эдуардович Багрицкий родился в 1922 году в Одессе в семье известного советского поэта. В 1926 году семья Багрицких переехала в г. Кунцево. Писать стихи В. Багрицкий начал в раннем детстве. В школьные годы он помещал их в рукописном журнале; ещё учась в школе, в 1938—1939 годах работал литературным консультантом «Пионерской правды». Зимой 1939—1940 года Всеволод вошёл в творческий коллектив молодёжного театра, которым руководили А. Арбузов и В. Плучек. В. Багрицкий — один из авторов пьесы «Город на заре». Затем он пишет вместе со студийцами И. Кузнецовым и А. Галичем пьесу «Дуэль».

С первых дней войны В. Багрицкий рвётся на фронт.

В канун 1942 года В. Багрицкий вместе с поэтом П. Шубиным получает назначение в газету Второй ударной армии, которая с юга шла на выручку осаждённому Ленинграду.

Он погиб 26 февраля 1942 года в маленькой деревушке Дубовик, Ленинградской области, записывая рассказ политрука.

Похоронили В. Багрицкого возле села Сенная Кересть, около Чудова. На сосне, под которой похоронен Багрицкий, вырезано несколько перефразированное четверостишие М. Цветаевой:

Я вечности не приемлю,
Зачем меня погребли?
Мне так не хотелось в землю
С родимой моей земли.

ДОРОГА В ЖИЗНЬ

Почему же этой ночью
Мы идем с тобою рядом?
Звезды в небе - глазом волчьим...
Мы проходим теплым садом.
По степи необозримой,
По дорогам, перепутьям...
Мимо дома, мимо дыма
Узнаю по звездам путь я.
Мимо речки под горою,
Через южный влажный ветер...
Я да ты, да мы с тобою.
Ты да я с тобой на свете.
Мимо пруда, мимо сосен,
По кустам, через кусты,
Мимо лета, через осень,
Через поздние цветы...
Мы идем с тобою рядом...
Как же вышло? Как поймешь?
Я остановлюсь. Присяду.
Ты по-прежнему идешь.
Мимо фабрики далекой,
Мимо птицы на шесте,
Мимо девушки высокой -
Отражения в воде...

* * *

Мне противно жить не раздеваясь,
На гнилой соломе спать.
И, замерзшим нищим подавая,
Надоевший голод забывать.

Коченея, прятаться от ветра,
Вспоминать погибших имена,
Из дому не получать ответа,
Барахло на черный хлеб менять.

Дважды в день считать себя умершим,
Путать планы, числа и пути,
Ликовать, что жил на свете меньше
Двадцати.

ОДЕССА, ГОРОД МОЙ!

Я помню,
Мы вставали на рассвете:
Холодный ветер
Был солоноват и горек.
Как на ладони,
Ясное лежало море,
Шаландами начало дня отметив.
А под большими Черными камнями,
Под мягкой, маслянистою травой
Бычки крутили львиной головой
И шевелили узкими хвостами.
Был пароход приклеен к горизонту,
Сверкало солнце, млея и рябя.
Пустынных берегов был неразборчив
контур.
Одесса, город мой, мы не сдадим тебя!
Пусть рушатся, хрипя, дома в огне
пожарищ,
Пусть смерть бредет по улицам твоим,
Пусть жжет глаза горячий черный дым,
Пусть пахнет хлеб теплом пороховым,-
Одесса, город мой,
Тебя мы не сдадим.



ЭДУАРД БАГРИЦКИЙ

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 Photo


Багрицкий (псевдоним; настоящая фамилия Дзюбин) Эдуард Георгиевич [22.10(3.11). 1895, Одесса, — 16.2.1934, Москва], русский советский поэт. С 1915 печатался в одесских альманахах. В 1919 был бойцом Особого партизанского отряда им. ВЦИК, писал агитстихи, воззвания, листовки. В лирических стихах и поэмах этого времени ("Птицелов", "Тиль Уленшпигель", "Трактир", "Арбуз" и др.) созданы романтические образы вольнолюоивых, мужественных людей. В 1926 создал поэму "Дума про Опанаса" (одноименное оперное либретто, 1932) о Гражданской войне на Украине, о судьбе крестьянина, изменившего делу революции. В поэме ощутимо влияние Т. Г. Шевченко и "Слова о полку Игореве". В 1928 вышел сборник стихов "Юго-запад". Во втором сборнике "Победители"(1932) Б. прославляет строителей нового мира, передаёт напряжённость борьбы смещанским бытом. В третьем сочинении "Последняя ночь" (1932), в который вошли поэмы "Последняя ночь", "Человек предместья", "Смерть пионерки", раскрывается тема преемственности революционных поколений, восставших против отживающего мира. Совместно с Н. Дементьевым Б. впервые перевёл на русский язык стихи Назыма Хикмета. Творчество Б., одного из крупнейших мастеров советской поэзии, отмечено революционно-романтическим пафосом, эмоциональностью, многокрасочностью, конкретно-чувственным, предметным восприятием мира. Оно оказало заметное влияние на развитие советской поэзии.

ПТИЦЕЛОВ

Трудно дело птицелова:
Заучи повадки птичьи,
Помни время перелетов,
Разным посвистом свисти.

Но, шатаясь по дорогам,
Под заборами ночуя,
Дидель весел, Дидель может
Песни петь и птиц ловить.

В бузине, сырой и круглой,
Соловей ударил дудкой,
На сосне звенят синицы,
На березе зяблик бьет.

И вытаскивает Дидель
Из котомки заповедной
Три манка - и каждой птице
Посвящает он манок.

Дунет он в манок бузинный,
И звенит манок бузинный,-
Из бузинного прикрытья
Отвечает соловей.

Дунет он в манок сосновый,
И свистит манок сосновый,-
На сосне в ответ синицы
Рассыпают бубенцы.

И вытаскивает Дидель
Из котомки заповедной
Самый легкий, самый звонкий
Свой березовый манок.

Он лады проверит нежно,
Щель певучую продует,-
Громким голосом береза
Под дыханьем запоет.

И, заслышав этот голос,
Голос дерева и птицы,
На березе придорожной
Зяблик загремит в ответ.

За проселочной дорогой,
Где затих тележный грохот,
Над прудом, покрытым ряской,
Дидель сети разложил.

И пред ним, зеленый снизу,
Голубой и синий сверху,
Мир встает огромной птицей,
Свищет, щелкает, звенит.

Так идет веселый Дидель
С палкой, птицей и котомкой
Через Гарц, поросший лесом,
Вдоль по рейнским берегам.

По Тюринии дубовой,
По Саксонии сосновой,
По Вестфалии бузинной,
По Баварии хмельной.

Марта, Марта, надо ль плакать,
Если Дидель ходит в поле,
Если Дидель свищет птицам
И смеется невзначай?

КОШКИ

Уже на крыше за трубой,
под благосклонною луною
они сбираются толпой,
подняв хвосты свои трубою.

Где сладким пахнет молоком
и нежное белеет сало,
свернувшись бархатным клубком,
они в углу лежат устало.

И возбужденные жарой,
они пресыщенны едою,
их не тревожит запах твой,
благословенное жаркое.

Как сладок им вечерний жар
на кухне, где плита пылает,
и супа благовонный пар
там благостно благоухает.

О черных лестниц тишина,
чердак пропахнувший мышами,
где из разбитого окна
легко следить за голубями.

Когда ж над домом стынет тишь
волной вечернего угара,
тогда скользя по краю крыш,
влюбленные проходят пары.

Ведь ты, любовь для всех одна,
ты всех страстей нежней и выше,
и благосклонная луна
зовет их на ночные крыши.

НОЧЬ

Уже окончился день, и ночь
Надвигается из-за крыш...
Сапожник откладывает башмак,
Вколотив последний гвоздь.
Неизвестные пьяницы в пивных
Проклинают, поют, хрипят,
Склерозными раками, желчью пивной
Заканчивая день...
Торговец, расталкивая жену,
Окунается в душный пух,
Свой символ веры - ночной горшок
Задвигая под кровать...
Москва встречает десятый час
Перезваниванием проводов,
Свиданьями кошек за трубой,
Началом ночной возни...
И вот, надвинув кепи на лоб
И фотогеничный рот
Дырявым шарфом обмотав,
Идет на промысел вор...
И, ундервудов траурный марш
Покинув до утра,
Конфетные барышни спешат
Встречать героев кино.
Антенны подрагивают в ночи
От холода чуждых слов;
На циферблате десятый час
Отмечен косым углом...
Над столом вождя - телефон иссяк,
И зеленое сукно,
Как болото, всасывает в себя
Пресспапье и карандаши...
И только мне десятый час
Ничего не приносит в дар:
Ни чая, пахнущего женой,
Ни пачки папирос.
И только мне в десятом часу
Не назначено нигде -
Во тьме подворотни, под фонарем -
Заслышать милый каблук...
А сон обволакивает лицо
Оренбургским густым платком;
А ночь насыпает в мои глаза
Голубиных созвездии пух.
И прямо из прорвы плывет, плывет
Витрин воспаленный строй:
Чудовищной пищей пылает ночь,
Стеклянной наледью блюд...
Там всходит огромная ветчина,
Пунцовая, как закат,
И перистым облаком влажный жир
Ее обволок вокруг.
Там яблок румяные кулаки
Вылазят вон из корзин;
Там ядра апельсинов полны
Взрывчатой кислотой.
Там рыб чешуйчатые мечи
Пылают: "Не заплати!
Мы голову - прочь, мы руки - долой!
И кинем голодным псам!"
Там круглые торты стоят Москвой
В кремлях леденцов и слив;
Там тысячу тысяч пирожков,
Румяных, как детский сад,
Осыпала сахарная пурга,
Истыкал цукатный дождь...
А в дверь ненароком: стоит атлет
Средь сине-багровых туш!
Погибшая кровь быков и телят
Цветет на его щеках...
Он вытянет руку - весы не в лад
Качнутся под тягой гирь,
И нож, разрезающий сала пласт,
Летит павлиньим пером.
И пылкие буквы
"МСПО"
Расцветают сами собой
Над этой оголтелой жратвой
(Рычи, желудочный сок!)...
И голод сжимает скулы мои,
И зудом поет в зубах,
И мыльною мышью по горлу вниз
Падает в пищевод...
И я содрогаюсь от скрипа когтей,
От мышьей возни хвоста,
От медного запаха слюны,
Заливающего гортань...
И в мире остались - одни, одни,
Одни, как поход планет,
Ворота и обручи медных букв,
Начищенные огнем!
Четыре буквы:
"МСПО",
Четыре куска огня:
Это -
Мир Страстей, Полыхай Огнем!
Это-
Музыка Сфер, Паря
Откровением новым!
Это - Мечта,
Сладострастье, Покои, Обман!
И на что мне язык, умевший слова
Ощущать, как плодовый сок?
И на что мне глаза, которым дано
Удивляться каждой звезде?
И на что мне божественный слух совы,
Различающий крови звон?
И на что мне сердце, стучащее в лад
Шагам и стихам моим?!
Лишь поет нищета у моих дверей,
Лишь в печурке юлит огонь,
Лишь иссякла свеча, и луна плывет
В замерзающем стекле...



ЮРГИС БАЛТРУШАЙТИС


ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 Photo


Родился в крестьянской семье. Учился в Ковенской гимназии (1885—1893) и на естественном отделении физико-математического факультета Московского университета (1893—1898); одновременно посещал лекции на историко-филологическом факультете. Сблизился с С. А. Поляковым, учившимся на математическом отделении физико-математического факультета, и через него познакомился с К. Д. Бальмонтом и В. Я. Брюсовом, позднее с В. И. Ивановым; друг и почитатель поэта и композитора А. Н. Скрябина.

В августе 1899 тайно венчался с Марией Ивановной Оловяшниковой (1878—1948).

Дебютировал в печати осенью 1899. Вместе с Поляковым, Брюсовым и Бальмонтом основал издательство «Скорпион», деятельность которого началась изданием совместного перевода Балтрушайтиса и Полякова драмы Генрика Ибсена «Когда мы, мёртвые, проснёмся».

Был сотрудником альманаха «Северные цветы», журнала «Весы». Позднее выступал в газете «Русь», в журналах «Правда», «Золотое руно», «Русская мысль», «Русские ведомости», «Заветы» (1912—1914), «Северные записки», в английском журнале «The Mask» (1913).

Член литературного бюро Театра-студии МХТ (1905), принимал участие в работе Свободного театре во главе с К. А. Марджановым, МХТ, Камерного театра.



Подолгу жил за границей (Италия, Скандинавские страны, Германия).
Афиша вечера А. Н. Скрябина и Ю. К. Балтрушайтиса

Работал в Лито Наркомпроса (1918), был председателем Московского Союза писателей (1919), участвовал в работе издательства «Всемирная литература». С 1920 представитель (вначале формально советник так и не назначенного представителя) Литовской Республики в Москве, с 27 апреля 1921 в ранге поверенного в делах (chargé d’affaires), с 1922 — чрезвычайный и полномочный посол. Одновременно представитель Литвы для Турции (1932) и Персии (1933). Содействовал выезду за рубеж деятелей русской культуры, практически спасая их от большевистского террора.

Почётный доктор Университета Витаутас Великого в Каунасе (1932).

В апреле 1939 уехал из России, получив назначение советником посольства Литвы в Париже. В Париже, где ещё раньше обосновался его сын Юргис Балтрушайтис-младший, историк искусства, прошли последние годы жизни. Умер в Париже, похоронен на кладбище Мон Руж.
[править] Русскоязычное творчество

Стихотворения начал писать на русском языке. Осенью 1899 года опубликовал первое стихотворение в «Журнале для всех» В. С. Миролюбова. В 1899—1906 годах принимал участие в деятельности московских символистов, занимая все более отчётливо обособленную позицию в символистской поэзии и литературной жизни. Этой позиции соответствует доминирующие в его медитативной философской лирике образы отшельника и одинокого путника. «...он исходит из веры в высокое предназначение человека, в преодоление вселенской дисгармонии, разрыва между природой и индивидуальным «я».»[1]

Общее количество стихотворений, написанных Балтрушайтисом на русском языке, около 300. На литовский язык все стихотворения Балтрушайтиса перевёл Линас Брога. Стихотворения Балтрушайтиса переведены также на английский, армянский, болгарский, венгерский, нидерландский, латышский, немецкий, польский, французский и другие языки.
[править] Литовскоязычное творчество

Первое стихотворение на литовском языке опубликовано в 1927. В 1940—1943 в Париже подготовил три сборника стихотворений на литовском языке («Ašarų Vainikas», русск. «Венок слёз», I и II части; «Aukuro dūmai», русск. «Дым жертвенника» ) и поэму «Įkurtuvės» (русск. «Новоселье»). Считается, что они представляют собой мастерское завершение предыдущего творчества. Первая книга стихов на литовском языке вышла лишь в 1942. Посмертно выпущен сборник литовскоязычных стихотворений «Poezija» (русск. «Поэзия»; Бостон, 1948). Самый полный сборник литовскоязычной поэзии «Poezija» (1967).
[править] Переводы
Здесь жил первый посол Литовской республики в Советском Союзе, выдающийся поэт Юргис Балтрушайтис. Москва, Поварская ул.,24
Юргис Балтрушайтис

Внёс значительный вклад в искусство перевода. Переводил преимущественно стихотворные и драматические произведения, на первых порах выполняя символистскую программу ознакомления русской публики с западноевропейской литературой, затем вводя в репертуар русского театра зарубежную драматургию. Перевёл произведения английского поэта Д. Байрона («Видение Страшного суда», «Бронзовый век»), норвежских писателей Г. Ибсена («Пер-Гюнт», «Фру Ингер из Эстрома», «Строитель Сольнес» и «Гедда Габлер») и Кнута Гамсуна («Голод», «Виктория», «Игра жизни», «Вечерняя заря» и «Тамара»), немецкого писателя Г. Гауптмана («Бедный Генрих», «Праздник Примирения», «Шлюк и Яу»), Г. Д’Аннунцио («Мёртвый город», «Джиоконда», «Слава»), отдельные произведения Оскара Уайльда, Августа Стриндберга, Германа Зудермана, Гуннара Гейберга, Мориса Метерлинка, Рабиндраната Тагора и других. Переводил стихотворения армянских поэтов для подготовленной В. Я. Брюсовым антологии армянской поэзии (1916), также еврейских поэтов.

ПЕСОЧНЫЕ ЧАСЫ

Текут, текут песчинки
В угоду бытию,
Крестины и поминки
Вплетая в нить свою...

Упорен бег их серый,
Один, что свет, что мгла...
Судьба для горькой меры
Струю их пролила...

И в смене дня и ночи
Скользя, не может нить
Ни сделать боль короче,
Ни сладкий миг продлить...

И каждый, кто со страхом,
С тоской на жизнь глядит,
Дрожа над зыбким прахом,
За убылью следит,-

Следит за нитью тонкой,
Тоской и страхом жив,
Над малою воронкой
Дыханье затаив!

ВЕЧЕР

Подходит сумрак, в мире все сливая,
Великое и малое в одно...
И лишь тебе, моя душа живая,
С безмерным миром слиться не дано...

Единая в проклятии дробленья,
Ты в полдень - тень, а в полночь - как звезда.
И вся в огне отдельного томленья,
Не ведаешь покоя никогда...

Нам божий мир - как чуждая обитель,
Угрюмый храм из древних мшистых плит,
Где человек, как некий праздный зритель,
На ток вещей тоскующе глядит...

НА ПОРОГЕ НОЧИ

В вечерней мгле теряется земля...
В тиши небес раскрылось мировое,
Где блещет ярче пламя бытия,
Где весь простор - как празднество живое!

Восходят в высь, в великий храм ночной,
Недвижных туч жемчужные ступени,
И тяжко нам на паперти земной,
Сносить тоску изведанных мгновений...

Со всех сторон ночная даль горит,
Колебля тьму пред взором ненасытным...
Весь божий мир таинственно раскрыт,
Как бездна искр, над сердцем беззащитным...

Живой узор из трепетных огней
Сплетает ночь на ризе златотканной,
И страшно сердцу малости своей,
И горек сон и плен земли туманной!

Для нас - земля последняя ступень...
В ночных морях она встает утесом,
Где человек, как трепетная тень,
Поник, один, с молитвенным вопросом...




[


Последний раз редактировалось: Воздушный змей (Вс Мар 06, 2011 7:44 am), всего редактировалось 5 раз(а)
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль

АвторСообщение
Воздушный змей
VIP
VIP
Воздушный змей

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 A988d34669baЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 95da9f99bf4aЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 Fcdd4a8b1041ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 A52a2fe6d531ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 8ace0a40b670ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 D4aec6df6686
ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 A3d39dec23eb

Сообщения : 5739
Возраст : 59
Место обитания : Москва

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 _
СообщениеТема: ВАСИЛИЙ ЖУКОВСКИЙ   ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 Icon_minitimeЧт Мар 15, 2012 8:59 am

ВАСИЛИЙ ЖУКОВСКИЙ

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 Photo

Жуковский Василий Андреевич [29.1(9.2).1783, с. Мишенское, ныне Тульской области, — 12(24).4.1852, Баден-Баден, Германия], русский поэт. Внебрачный сын помещика А. И. Бунина и пленной турчанки Сальхи. Взгляды и литературные пристрастия молодого Ж. формировались в Московским благородном пансионе (1797—1801) и "Дружеском литературном обществе" (1801) под влиянием традиций дворянского либерализма. В 1812 Ж. вступил в ополчение. С Отечественной войной 1812 связаны патриотические ноты, прозвучавшие в стихотворении "Певец во стане русских воинов" (1812) и др. Служба при дворе (с 1815 — воспитатель цесаревича) позволяла Ж. облегчать участь опального А. С. Пушкина, декабристов, М. Ю. Лермонтова, А. И. Герцена, Т. Г. Шевченко. Выйдя в отставку в 1841, Ж. поселился за границей. Первые стихотворные опыты Ж. связаны с сентиментализмом ("Сельское кладбище", 1802, и др.). В своей лирике Ж. развивал и углублял психологического искания школы Н. М. Карамзина. Неудовлетворённость реальной действительностью определила характер творчества Ж. с его идеей романтической личности, глубоким интересом к тончайшим движениям человеческой души. С 1808 Ж. обратился к жанру баллады ("Людмила", 1808, "Светлана", 1808—12, "Эолова арфа", 1814, и др.). В балладах он воссоздаёт мир народных поверий, церковно-книжных или рыцарских легенд, далёких от реальной современности. Искусство, по Ж., отражает не объективный мир, а душевные переживания и настроения, вызываемые этим миром в человеке (стихотворение "Невыразимое", 1819). Бесспорно, однако, что психологический романтизм Ж. впервые в русской поэзии открыл душевный мир человека, создавая тем самым предпосылки для будущего развития реализма.

Достижения школы Ж. воспринял А. С. Пушкин, который считал Ж. своим учителем, писал о "пленительной сладости" его стихов. Творчество Ж. высоко оценивал В. Г. Белинский: "... необъятно велико значение этого поэта для русской поэзии и литературы!... Он ввел в русскую поэзию романтизм..." (Полное собрание соч., т. 7, 1955, с. 142—43). С 1830 Ж. занимался главным образом переводами. Широко известны его переводы баллад и драмы ф. Шиллера "Орлеанская дева" (1817—21),"Одиссеи" Гомера (1849), части поэмы Фирдоуси "Шахнаме" и др.

Ж. похоронен в Петербурге в Александро-Невской лавре (ныне — Некрополь мастеров искусств).

* * *

Кольцо души девицы
Я в море уронил:
С моим кольцом я счастье
Земное погубил.

Мне, дав его, сказала:
"Носи, не забывай;
Пока твое колечко,
Меня своей считай!"

Не в добрый час я невод
Стал в море полоскать;
Колько юркнуло в воду;
Искал... но где сыскать?!

С тех пор мы как чужие,
Приду к ней - не глядит,
С тех пор мое веселье
На дне морском лежит.

О, ветер полуночный,
Проснися! будь мне друг!
Схвати со дна колечко
И выкати на луг.

Вчера ей жалко стало,
Нашла меня в слезах,
И что-то, как бывало,
Зажглось у ней в глазах.

Ко мне подсела с лаской,
Мне руку подала,
И что-то ей хотелось
Сказать, но не могла.

На что твоя мне ласка,
На что мне твой привет?
Любви, любви хочу я...
Любви-то мне и нет.

Ищи, кто хочет, в море
Богатых янтарей...
А мне - мое колечко
С надеждою моей.

ЛИСТОК

От дружной ветки отлученный,
Скажи, листок уединенный,
Куда летишь?.. "Не знаю сам;
Гроза разбила дуб родимый;
С тех пор по долам, по горам
По воле случая носимый,
Стремлюсь, куда велит мне рок,
Куда на свете все стремится,
Куда и лист лавровый мчится,
И легкий розовый листок."

МОРЕ

Элегия

Безмолвное море, лазурное море,
Стою очарован над бездной твоей.
Ты живо; ты дышишь; смятенной любовью,
Тревожною думой наполнено ты.
Безмолвное море, лазурное море,
Открой мне глубокую тайну твою.
Что движет твое необъятное лоно?
Чем дышит твоя напряженная грудь?
Иль тянет тебя из земныя неволи
Далекое, светлое небо к себе?..
Таинственной, сладостной полное жизни,
Ты чисто в присутствии чистом его:
Ты льешься его светозарной лазурью,
Вечерним и утренним светом горишь,
Ласкаешь его облака золотые
И радостно блещешь звездами его.
Когда же сбираются темные тучи,
Чтоб ясное небо отнять у тебя -
Ты бьешься, ты воешь, ты волны подъемлешь,
Ты рвешь и терзаешь враждебную мглу...
И мгла исчезает, и тучи уходят,
Но, полное прошлой тревоги своей,
Ты долго вздымаешь испуганны волны,
И сладостный блеск возвращенных небес
Не вовсе тебе тишину возвращает;
Обманчив твоей неподвижности вид:
Ты в бездне покойной скрываешь смятенье,
Ты, небом любуясь, дрожишь за него.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Воздушный змей
VIP
VIP
Воздушный змей

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 A988d34669baЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 95da9f99bf4aЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 Fcdd4a8b1041ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 A52a2fe6d531ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 8ace0a40b670ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 D4aec6df6686
ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 A3d39dec23eb

Сообщения : 5739
Возраст : 59
Место обитания : Москва

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 _
СообщениеТема: ГЕОРГИЙ ИВАНОВ   ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 Icon_minitimeПт Май 25, 2012 8:00 am

ГЕОРГИЙ ИВАНОВ

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 Photo

Родился 29 октября (11 ноября) 1894 г. в Студенках Ковенской губернии в дворянской семье. Его прадед, дед и отец были военными. Юность поэта прошла в Петербурге. Он учился во 2-м Кадетском корпусе, но так и не окончил его. Печататься стал очень рано. Первая публикация Иванова относится к 1910 году, когда он дебютировал в первом номере журнала «Все новости литературы, искусства, техники и промышленности» со своим стихотворением и литературно-критической статьей, в которой под псевдонимом «Юрий Владимиров» пятнадцатилетний поэт разбирал, ни много, ни мало, «Собрание стихов» З. Гиппиус, «Кипарисовый ларец» И. Анненского и «Стихотворения» М. Волошина.
Круг общения у юного Г. Иванова был очень велик. К этому времени среди его знакомых уже были М. Кузмин, Игорь Северянин, Г. Чулков. 5 марта 1911 г. одну из своих книг надписал в подарок Иванову А. Блок.
В 1911 г. Г. Иванов примыкает к эгофутуристам, однако уже в 1912 г. от них отходит и сближается с акмеистами. При этом печатается в совершенно различных по направлениям журналах: «Шиповнике», «Сатириконе», «Ниве», «Гиперборее», «Аполлоне», «Лукоморье» и др.
Первый сборник поэта «Отплытье на о. Цитеру», вышедший в конце 1911 г. (в выходных данных — 1912 г.) и отмеченный рецензиями Брюсова, Гумилева, Лозинского, испытал влияние поэзии Кузмина, Вяч. Иванова и Блока.
Весной 1914 г., уже полноправный член «Цеха поэтов», Иванов издал свою вторую книгу стихотворений «Горница».
В годы первой мировой войны Иванов активно сотрудничал в популярных еженедельниках, написав массу «ура-патриотических» стихов (сборник «Памятник славы», 1915, который сам поэт в дальнейшем не включал в счет своих поэтических книг), к большинству из которых впоследствии относился критически.
В самом конце 1915 г. Иванов выпустил свой последний дореволюционный сборник — «Вереск» (на титульном листе — Пг., 1916).
После революции Иванов участвовал в деятельности второго «Цеха поэтов». Чтобы прокормиться занимался переводами Байрона, Бодлера, Готье, ряда других поэтов. Только в 1921 г. вышла следующая книга стихотворений Иванова «Сады».
В 1922 г. в Петрограде была опубликована последняя «доэмигрантская» книга Иванова — «Лампада» (вышедшая под заголовком «Собрание стихотворений. Книга первая» и включившая в себя часть стихотворений из «Отплытья на о. Цитеру»).
В октябре 1922 г. Г. Иванов вместе со своей женой Ириной Одоевцевой покидает Россию. В годы эмиграции живет в Берлине, Париже, иногда — в Риге. Во время второй мировой войны Иванов находился в Биаррице, откуда вновь возвращается в Париж после ее окончания.
Иванов много публикуется в эмигрантской прессе со своими стихотворениями, критическими статьями, пишет прозу (неоконченный роман «Третий Рим» (1929, 1931), «поэма в прозе» «Распад атома» (1938 г., Париж).
В эмиграции Г. Иванов делил с В. Ходасевичем звание «первого поэта», хотя многие его произведения, особенно мемуарного и прозаического характера, вызывали массу неблагоприятных отзывов как в эмигрантской среде, так и, тем более, в Советской России. Это касается, в особенности, вышедшей в 1928 г. книги очерков «Петербургские зимы».
Вершиной поэтического творчества Иванова стали сборники «Розы» (1931, Париж) и «1943-1958. Стихи» (подготовленный самим автором, но вышедший через несколько месяцев после его смерти). В самом начале 1937 г. в Берлине вышла в свет единственная прижизненная книга «Избранного» Г. Иванова — «Отплытие на остров Цитеру», практически повторяющая название первого сборника, вышедшего ровно за 25 лет до этого. Только один из трех разделов этой книги содержал стихотворения, ранее не включавшиеся автором в сборники.
Последние годы жизни прошли для Г. Иванова в нищете и страданиях — с 1953 г. он вместе с И. Одоевцевой проживает в приюте для престарелых в Йере, недалеко от Тулона, до самой своей смерти 26 августа 1958 г. Позднее прах поэта был перенесен на парижское кладбище Сен Женевьев де Буа.

* * *

А еще недавно было все, что надо, -
Липы и дорожки векового сада,
Там грустил Тургенев...
Было все, что надо,
Белые колонны, кабинет и зала -
Там грустил Тургенев...
И ему казалась
Жизнь стихотвореньем, музыкой, пастелью,
Где не грея, светит мировая слава,
Где еще не скоро сменится метелью
Золотая осень крепостного права.

* * *

Все неизменно и все изменилось
В утреннем холоде странной свободы.
Долгие годы мне многое снилось,
Вот я проснулся - и где эти годы!

Вот я иду по осеннему полю,
Все как всегда, и другое, чем прежде:
Точно меня отпустили на волю
И отказали в последней надежде.

* * *

Все образует в жизни круг -
Слиянье уст, пожатье рук,

Закату вслед встает восход,
Роняет осень зрелый плод.

Танцуем легкий танец мы,
При свете ламп - не видим тьмы.

Равно - лужайка иль паркет -
Танцуй, монах, танцуй, поэт.

А ты, амур, стрелами рань -
Везде сердца - куда ни глянь.

И пастухи и колдуны
Стремленью сладкому верны.

Весь мир - влюбленные одни.
Гасите медленно огни...

Пусть образует тайный круг -
Слиянье уст, пожатье рук!...
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Annie*
VIP
VIP


ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 3ac43110b2ddЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 Fcdd4a8b1041
Сообщения : 3656
Место обитания : Казань

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 _
СообщениеТема: Re: ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ   ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 Icon_minitimeВс Июн 03, 2012 3:03 pm

Георгий Иванов

Антология русской поэзии
РАЗГОВОР

Грустно! Отчего Вам грустно,
Сердце бедное мое?
Оттого ли, что сегодня
Солнца нет и дождик льет?

Страшно? Отчего Вам страшно,
Бедная моя душа?
Оттого ли, что приходит
Осень, листьями шурша?

— Нет, погода как погода,
Но, наверно, веселей
Биться в смокинге банкира,
Чем скучать в груди твоей.

— Нет, но завтра, как сегодня,
И сегодня, как вчера,
Лучше б я была душою
Танцовщицы в Opera.

— Так нетрудно, так несложно
Нашу вылечить тоску —
Так нетрудно в черный кофе
Всыпать дозу мышьяку.

— Я Вам очень благодарен
За практический совет.
Я не меньше Вас скучаю
Целых двадцать восемь лет.


***


Рассказать обо всех мировых дураках,
Что судьбу человечества держат в руках?

Рассказать обо всех мертвецах-подлецах,
Что уходят в историю в светлых венцах?

Для чего?

Тишина под парижским мостом.
И какое мне дело, что будет потом.

А люди? Ну на что мне люди?
Идет мужик, ведет быка.
Сидит торговка: ноги, груди,
Платочек, круглые бока.

Природа? Вот она природа -
То дождь и холод, то жара.
Тоска в любое время года,
Как дребезжанье комара.

Конечно, есть и развлеченья:
Страх бедности, любви мученья,
Искусства сладкий леденец,
Самоубийство, наконец.


***
Я научился понемногу
Шагать со всеми - рядом, в ногу.
По пустякам не волноваться
И правилам повиноваться.

Встают - встаю. Садятся - сяду.
Стозначный помню номер свой.
Лояльно благодарен Аду
За звездный кров над головой.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Воздушный змей
VIP
VIP
Воздушный змей

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 A988d34669baЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 95da9f99bf4aЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 Fcdd4a8b1041ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 A52a2fe6d531ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 8ace0a40b670ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 D4aec6df6686
ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 A3d39dec23eb

Сообщения : 5739
Возраст : 59
Место обитания : Москва

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 _
СообщениеТема: НИКОЛАЙ КАРАМЗИН   ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 Icon_minitimeСб Июн 09, 2012 9:11 am

НИКОЛАЙ КАРАМЗИН

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 Stoyunin_videl_mishen_literatu

Николай Михайлович Карамзин родился (1) 12 декабря 1766 года в селе Михайловка Симбирской губернии в семье помещика среднего достатка. Получив начальное образование дома, учился в дворянском пансионе в Симбирске, затем в Москве.

Службу начал в 1781 году в Преображенском полку в Петербурге, но прослужил недолго. В 1784 году, после смерти отца, Карамзин вышел в отставку поручиком и больше никогда не служил, что воспринималось в тогдашнем обществе почти как вызов.

В последующие годы Николай Михайлович заинтересовался масонством, не увлекаясь его мистической составляющей, а исключительно с просветительской точки зрения. В 1787-1789 годах участвовал в издании первого детского журнала «Детское чтение для сердца и разума», а следующие два года провел в поездке по Европе. Он побывал в Германии, Швейцарии, Франции и Англии, где он посещал музеи, театры, светские салоны.

С именем Карамзина связан исторический анекдот: во время пребывания во Франции, русские эмигранты попросили Карамзина рассказать в двух словах, что происходит на родине. Карамзину и двух слов не понадобилось: «Воруют» – ответил он…

Вернувшись в Москву, Николай Михайлович начал издавать «Московский журнал», в котором опубликовал повесть «Бедная Лиза» (1792), имевшую необыкновенный успех у читателей, затем «Письма русского путешественника» (1791-1792), поставившие Карамзина в ряд первых русских литераторов. А в 1802-1803 годах выходит «Вестник Европы», в котором представлены публикации в основном исторического характера.

В октябре 1803 года Александр I назначает Карамзина историографом с пенсией в 2000 рублей для ведения российской истории. Для него были открыты библиотеки и архивы.

До последнего дня жизни Николай Михайлович был занят писанием «Истории государства Российского». Начав с древнейших времен и первых упоминаний о славянах, Карамзин успел довести «Историю» до Смутного времени. Была проведена огромная работа, что составило 12 томов текста высоких литературных достоинств, в которых были опубликованы и проанализированы исторические источники, сочинения европейских и отечественных авторов.

Карамзин тяжело пережил кончину Александра I и восстание декабристов, которому был свидетелем. Все это отняло последние жизненные силы, и медленно угасавший историограф Карамзин Николай Михайлович скончался (22 мая) 3 июня 1826 года в Санкт-Петербурге.

ВЕСЕЛЫЙ ЧАС

Братья, рюмки наливайте!
Лейся через край, вино!
Все до капли выпивайте!
Осушайте в рюмках дно!

Мы живем в печальном мире;
Всякий горе испытал -
В бедном рубище, в порфире -
Но и радость бог нам дал.

Он вино нам дал на радость,-
Говорит святой Мудрец,-
Старец в нем находит младость,
Бедный - горестям конец.

Кто все плачет, все вздыхает,
Вечно смотрит сентябрем -
Тот науки жить не знает
И не видит света днем.

Все печальное забудем,
Что смущало в жизни нас;
Петь и радоваться будем
В сей приятный, сладкий час!

Да светлеет сердце наше,
Да сияет в нем покой,
Как вино сияет в чаше,
Осребряемо луной!

ПРОСТИ

Кто мог любить так страстно,
Как я любил тебя?
Но я вздыхал напрасно,
Томил, крушил себя!

Мучительно плениться,
Быть страстным одному!
Насильно полюбиться
Не можно никому.

Не знатен я, не славен,-
Могу ль кого прельстить?
Не весел, не забавен,-
За что меня любить?

Простое сердце, чувство
Для света ничего.
Там надобно искусство -
А я не знал его!

(Искусство величаться,
Искусство ловким быть,
Умнее всех казаться,
Приятно говорить.)

Не знал - и, ослепленный
Любовию своей,
Желал я, дерзновенный,
И сам любви твоей!

Я плакал, ты смеялась,
Шутила надо мной,-
Моею забавлялась
Сердечною тоской!

Надежды луч бледнеет
Теперь в душе моей...
Уже другой владеет
Навек рукой твоей!..

Будь счастлива - покойна,
Сердечно весела,
Судьбой всегда довольна,
Супругу - ввек мила!

Во тьме лесов дремучих
Я буду жизнь вести,
Лить токи слез горючих,
Желать конца - прости!

ТАЦИТ

Тацит велик; но Рим, описанный Тацитом,
--------------Достоин ли пера его?
В сем Риме, некогда геройством знаменитом,
Кроме убийц и жертв не вижу ничего.
--------------Жалеть о нем не должно:
Он стоил лютых бед несчастья своего,
Терпя, чего терпеть без подлости не можно!


















Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Annie*
VIP
VIP


ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 3ac43110b2ddЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 Fcdd4a8b1041
Сообщения : 3656
Место обитания : Казань

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 _
СообщениеТема: Re: ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ   ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 Icon_minitimeПт Июн 15, 2012 5:10 am

Странность любви, или Бессонница

Кто для сердца всех страшнее?
Кто на свете всех милее?
Знаю: милая моя!

«Кто же милая твоя?»—
Я стыжусь; мне, право, больно
Странность чувств моих открыть
И предметом шуток быть.
Сердце в выборе не вольно!..
Что сказать? Она... она...
Ах! нимало не важна
И талантов за собою
Не имеет никаких;
Не блистает остротою,
И движеньем глаз своих
Не умеет изъясняться;
Не умеет восхищаться
Аполлоновым огнем;
Философов не читает
И в невежестве своем
Всю ученость презирает.

Знайте также, что она
Не Венера красотою —
Так худа, бледна собою,
Так эфирна и томна,
Что без жалости не можно
Бросить взора на нее.
Странно!.. я люблю ее!..

«Что ж такое думать должно?
Уверяют старики
(В этом деле знатоки),
Что любовь любовь рождает,—
Сердце нравится любя:
Может быть, она пленяет
Жаром чувств своих тебя;
Может быть, она на свете
Не имеет ничего
Для души своей в предмете,
Кроме сердца твоего?
Ах! любовь и страсть такая
Есть небесная, святая!
Ум блестящий, красота
Перед нею суета».

Нет!.. К чему теперь скрываться?
Лучше искренно признаться
Вам, любезные друзья,
Что жестокая моя
Нежной, страстной не бывала
И с любовью на меня
Глаз своих не устремляла.
Нет в ее душе огня!
Тщетно пламенем пылаю —
В милом сердце лед, не кровь!
Так, как Эхо, иссыхаю —
Нет ответа на любовь!

Очарован я тобою,
Бог, играющий судьбою,
Бог коварный — Купидон!
Ядовитою стрелою
Ты лишил меня покою.
Как ужасен твой закон,
Мудрых мудрости лишая
И ученых кабинет
В жалкий Бедлам превращая,
Где безумие живет!
Счастлив, кто не знает страсти!
Счастлив хладный человек,
Не любивший весь свой век!..
Я завидую сей части
И с Титанией люблю
Всем насмешникам в забаву!.
По небесному уставу
Днем зеваю, ночь не сплю.

1793
Примечания:
1. Эхо — То есть Нимфа, которая от любви к Нарциссу превратилась — в ничто и которой вздохи слышим мы иногда в лесах и пустынях и называем — эхом.
2. Бедлам — Дом сумасшедших в Лондоне.
3. И с Титанией люблю... — Любопытные могут прочитать третие действие, вторую сцену Шекспировой пиэсы "Midsummer-night's dream" [Сон в летнюю ночь].
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Воздушный змей
VIP
VIP
Воздушный змей

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 A988d34669baЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 95da9f99bf4aЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 Fcdd4a8b1041ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 A52a2fe6d531ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 8ace0a40b670ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 D4aec6df6686
ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 A3d39dec23eb

Сообщения : 5739
Возраст : 59
Место обитания : Москва

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 _
СообщениеТема: ДМИТРИЙ КЕДРИН   ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 Icon_minitimeЧт Июн 21, 2012 7:34 am

ДМИТРИЙ КЕДРИН

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 Kedrin_kedrin

Родился в 1907 году в донбасском посёлке Берестово-Богодуховский рудник в семье горняка. Начал печататься в 1924 году. Учился в Днепропетровском железнодорожном техникуме (1922—1924), затем работал журналистом.

В 1931 переехал в Москву, работал в заводской многотиражке и литконсультантом при издательстве «Молодая гвардия».Здесь публикует такие стихотворения, как замеченная Горьким «Кукла» (1932), «Подмосковная осень» (1937), «Зимнее» (1939), баллада «Зодчие» (1938), поэма «Конь» (1940).

В начале Великой Отечественной войны добровольцем ушёл на фронт. Работал корреспондентом авиационной газеты «Сокол Родины» (1942—1944).

Есть библиотека Дмитрия Кедрина в Тарасовке на ул. Кедрина, и в г. Мытищи библиотека и музей.

Творчество

Первый поэтический сборник — «Свидетели» был издан в 1940 году.

Одним из первых значительных произведений Кедрина является замечательная стихотворная драма «Рембрандт» (1940) о великом голландском художнике.

У поэта был чудесный дар проникать в далекие эпохи. В истории его интересовали не князья и вельможи, а люди труда, творцы материальных и духовных ценностей. Особенно любил он Русь, написав о ней, кроме «Зодчих», поэмы — «Конь», «Ермак», «Князь Василько Ростовский», «Песня про Алену-старицу» и др.

Дмитрий Борисович был не только мастером исторической поэмы и баллады, но и превосходным лириком.

18 сентября 1945 он трагически погиб под колесами пригородного поезда (по данным Игоря Лосиевского[1], был выброшен). Похоронен в Москве на Введенском кладбище.[2]

До выхода сборника Кедрина в серии «Библиотека поэта» (1947) его творчество было известно лишь немногим знатокам поэзии. С. Щипачёв на Втором съезде СП в 1954 выступил против замалчивания творчества Кедрина.

ПОЕДИНОК

К нам в гости приходит мальчик
Со сросшимися бровями,
Пунцовый густой румянец
На смуглых его щеках.
Когда вы садитесь рядом,
Я чувствую, что меж вами
Я скучный, немножко лишний,
Педант в роговых очках.

Глаза твои лгать не могут.
Как много огня теперь в них!
А как они были тусклы...
Откуда же он воскрес?
Ах, этот румяный мальчик!
Итак, это мой соперник,
Итак, это мой Мартынов,
Итак, это мой Дантес!

Ну что ж! Нас рассудит пара
Стволов роковых Лепажа
На дальней глухой полянке,
Под Мамонтовкой, в лесу.
Два вежливых секунданта,
Под горкой - два экипажа,
Да седенький доктор в черном,
С очками на злом носу.

Послушай-ка, дорогая!
Над нами шумит эпоха,
И разве не наше сердце -
Арена ее борьбы?
Виновен ли этот мальчик
В проклятых палочках Коха,
Что ставило нездоровье
В колеса моей судьбы?

Наверно, он физкультурник,
Из тех, чья лихая стайка
Забила на стадионе
Испании два гола.
Как мягко и как свободно
Его голубая майка
Тугие гибкие плечи
Стянула и облегла!

А знаешь, мы не подымем
Стволов роковых Лепажа
На дальней глухой полянке,
Под Мамонтовкой, в лесу.
Я лучше приду к вам в гости
И, если позволишь, даже
Игрушку из Мосторгина
Дешевую принесу.

Твой сын, твой малыш безбровый
Покоится в колыбели.
Он важно пускает слюни,
Вполне довольный собой.
Тебя ли мне ненавидеть
И ревновать к тебе ли,
Когда я так опечален
Твоей морщинкой любой?

Ему покажу я рожки,
Спрошу: "Как дела, Егорыч?"
И, мирно напившись чаю,
Пешком побреду домой.
И лишь закурю дорогой,
Почуяв на сердце горечь,
Что наша любовь не вышла,
Что этот малыш - не мой.

ДОЛЖНИК

Подгулявший шутник, белозубый, как турок,
Захмелел, прислонился к столбу и поник.
Я окурок мой кинул. Он поднял окурок,
Раскурил и сказал, благодарный должник:

"Приходи в крематорий, спроси Иванова,
Ты добряк, я сожгу тебя даром, браток".
Я запомнил слова обещанья хмельного
И бегущий вдоль потного лба завиток.

Почтальоны приходят, но писем с Урала
Мне в Таганку не носят в суме на боку.
Если ты умерла или ждать перестала,
Разлюбила меня,- я пойду к должнику.

Я приду в крематорий, спущусь в кочегарку,
Где он дырья чинит на коленях штанов,
Подведу его к топке, пылающей жарко,
И шепну ему грустно: "Сожги, Иванов!"

АД

Недобрый дух повел меня,
Уже лежащего в могиле,
В страну подземного огня,
Которой Данте вел Вергилий.

Из первого в девятый круг
Моя душа была ведома -
Где жадный поп, и лживый друг,
И скотоложец из Содома.

Я видел гарпий в том леске.
Над тем узилищем, откуда
В нечеловеческой тоске
Бежал обугленный Иуда.

Колодезь ледяной без дна,
Где день за днем и год за годом,
Как ось земная, Сатана,
Простерт от нас до антиподов.

Я грешников увидел всех:
Их пламя жжет и влага дразнит,
Но каждому из них за грех
Дан только ужас вечной казни.

- Где мне остаться?- я спросил
Ведущего по адским стогнам.
И он ответил:- Волей сил
По всем кругам ты будешь прогнан.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Annie*
VIP
VIP


ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 3ac43110b2ddЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 Fcdd4a8b1041
Сообщения : 3656
Место обитания : Казань

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 _
СообщениеТема: Re: ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ   ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 Icon_minitimeСб Июн 23, 2012 7:12 am

***

Щекотка губ и холодок зубов,
Огонь, блуждающий в потемках тела,
Пот меж грудей... И это есть - любовь?
И это всё, чего ты так хотела?

Да! Страсть такая, что в глазах темно!
Но ночь минует, легкая, как птица...
А я-то думал, что любовь - вино,
Которым можно навсегда упиться!1936

Дмитрий Кедрин. Любовь


***

Пасмурный щегол и шустрый чижик
Зерна щелкают, водою брызжут —
И никак не уживутся вместе
В тесной клетке на одном насесте.

Много перьев красных и зеленых
Потеряли чижик и щегленок,
Так и норовят пустые птицы
За хохлы друг другу ухватиться.

Глупые пичуги! Неужели
Не одно зерно вы в клетке ели,
Не в одной кормушке воду пили?..
Что ж неволю вы не поделили?
1939

Дмитрий Кедрин. Клетка.


***

Дом разнесло. Вода струями хлещет
Наружу из водопроводных труб.
На мостовую вывалены вещи,
Разбитый дом похож на вскрытый труп.

Чердак сгорел. Как занавес в театре,
Вбок отошла передняя стена.
По этажам разрезанная на три,
Вся жизнь в квартирах с улицы видна.

Их в доме много. Вот в одной из нижних
Рояль в углу отлично виден мне.
Обрывки нот свисают с полок книжных,
Белеет маска Листа на стене.

Площадкой ниже — вид другого рода:
Обои размалеваны пестро,
Свалился наземь самовар с комода...
Там — сердце дома, тут — его нутро.

А на вещах — старуха с мертвым взглядом
И юноша, старухи не свежей.
Они едва ли не впервые рядом
Сидят, жильцы различных этажей!

Теперь вся жизнь их, шедшая украдкой,
Открыта людям. Виден каждый грех...
Как ни суди, а бомба — демократка:
Одной бедой она равняет всех!

18 августа 1941

Дмитрий Кедрин. Дом


Наступило бабье лето —
Дни прощального тепла.
Поздним солнцем отогрета,
В щелке муха ожила.

Солнце! Что на свете краше
После зябкого денька?..
Паутинок легких пряжа
Обвилась вокруг сучка.

Завтра хлынет дождик быстрый,
Тучей солнце заслоня.
Паутинкам серебристым
Жить осталось два-три дня.

Сжалься, осень! Дай нам света!
Защити от зимней тьмы!
Пожалей нас, бабье лето:
Паутинки эти — мы.

4 октября 1941

Бабье Лето
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Воздушный змей
VIP
VIP
Воздушный змей

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 A988d34669baЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 95da9f99bf4aЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 Fcdd4a8b1041ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 A52a2fe6d531ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 8ace0a40b670ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 D4aec6df6686
ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 A3d39dec23eb

Сообщения : 5739
Возраст : 59
Место обитания : Москва

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 _
СообщениеТема: СЕРГЕЙ КЛЫЧКОВ   ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 Icon_minitimeВт Авг 28, 2012 9:30 am

СЕРГЕЙ КЛЫЧКОВ


ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 Klychkov3

Серге́й Анто́нович Клычко́в (деревенское прозвище семьи, использовавшееся иногда как псевдоним, — Лешенков; 1 (13) июля 1889), Дубровки, Тверская губерния — 8 октября 1937) — русский поэт, прозаик и переводчик.

Родился в деревне Дубровки Тверской губернии в семье сапожника-старообрядца.

Участвовал в революции 1905 года, в 1906 году написал ряд стихов на революционные темы. Ранние стихи Клычкова были одобрены С. А. Городецким. В 1908 году с помощью М. И. Чайковского выехал в Италию, где познакомился с Максимом Горьким. Поэт учился на историко-филологическом факультете Московского университета (а после — на юридическом; исключён в 1913 году), затем, во время Первой мировой войны, отправился на фронт; войну окончил в звании прапорщика. В 1919—1921 годах жил в Крыму, где едва не был расстрелян (махновцами, затем белогвардейцами). В 1921 году переехал в Москву, где сотрудничал в основном в журнале «Красная новь».

Стихи ранних поэтических сборников Клычкова («Песни: Печаль-Радость. Лада. Бова», 1911; «Потаённый сад», 1913) во многом созвучны со стихами поэтов «новокрестьянского» направления — Есенина, Клюева, Ганина, Орешина и др. Некоторые их стихов Клычкова были размещены в «Антологии» издательства «Мусагет». Ранние клычковские темы были углублены и развиты в последующих сборниках «Дубравна» (1918), «Домашние песни» (1923), «Гость чудесный» (1923), «В гостях у журавлей» (1930), в стихах которых отразились впечатления Первой мировой войны, разрушение деревни; одним из основных образов становится образ одинокого, бездомного странника. В поэзии Клычкова появились ноты отчаяния, безысходности, вызванные гибелью под натиском «машинной» цивилизации сошедшей с пути Природы старой Руси.

Клычков — один из трёх авторов кантаты, посвящённной «павшим в борьбе за мир и братство народов» (1918).

Клычковым написаны три романа — сатирический «Сахарный немец» (1925; в 1932 году вышел под названием «Последний Лель»), сказочно-мифологический «Чертухинский балакирь» (1926), «Князь мира» (1928).

Лирика Клычкова связана с народным творчеством, он ищет уте­шения в природе. Поначалу его стихи были повествовательны, позднее они отличались определёнными раздумьями пантеистического, пессимистического характера, но всегда были далеки от всякой революцион­ности. В прозе Клычкова проступает его исконная связь с традиционным миром крестьянства и крестьянской демонологии, равно как и влияние Н. Гоголя, Н. Лескова и А. Ремизова. <…> Романы Клычкова не богаты дейст­вием, они составлены из отдельных сцен, ассоци­ативных, наполненных образами из мира ре­альности и мира сна и духов; рассказ ведётся от лица крестьянина — любителя поговорить на разные темы, ритм этой прозы часто очень хорош. Город, машины, железо и фабричные трубы как символы пролетарской револю­ции, превращаются для Клычкова с его привязанно­стью к метафизическому миру деревни и ле­са в орудия сатаны. — Вольфганг Казак

Выступал Клычков и с критическими статьями («Лысая гора», 1923; «Утверждение простоты», 1929), переводами (в 1930-х; переводил эпосы народов СССР, народные песни и сказания; переводил произведения многих грузинских поэтов — Г. Леонидзе, Важа Пшавела и др., перевёл знаменитую поэму Шота Руставели «Витязь в тигровой шкуре»).

Поэт был близко знаком с С. А. Есениным, С. Т. Конёнковым.

В 1937 году Сергей Клычков был арестован по ложному обвинению, 8 октября 1937 года приговорён к смертной казни и в тот же день расстрелян. В 1956 году реабилитирован. В справке о реабилитации указана ложная дата смерти — 21 января 1940 года, перешедшая в некоторые издания.

Возможно, его прах в братской могиле на Донском кладбище в Москве.


«Бежит из глубины волна...»

Бежит из глубины волна,
И, круто выгнув спину,
О берег плещется она,
Мешая ил и тину...

Она и бьется, и ревет,
И в грохоте и вое
То вдруг раскинет, то сорвет
Роскошье кружевное...

И каждый камушек в ладонь
Подбросит и оближет
И, словно высекши огонь,
Сияньем сквозь пронижет!..

Так часто тусклые слова
Нежданный свет источат,
Когда стоустая молва
Над ними заклокочет!..

Но не найти потом строки
С безжизненною речью,
Как от замолкнувшей реки
Заросшего поречья!..

Нет прихотливее волны,
И нет молвы капризней:
Недаром глуби их полны
И кораблей, и жизней!..

И только плоть сердечных дум
Не остывает кровью,
Хоть мимо них несется шум
И славы, и злословья!..

1929

«Люблю тебя я, сумрак предосенний...»

Люблю тебя я, сумрак предосенний,
Закатных вечеров торжественный разлив...
Играет ветерок, и тих, и сиротлив,
Листвою прибережних ив,
И облака гуськом бегут, как в сновиденьи...

Редеет лес, и льются на дорогу
Серебряные колокольчики синиц.
То осень старый бор обходит вдоль границ,
И лики темные с божниц
Глядят в углу задумчиво и строго...

Вкушает мир покой и увяданье,
И в сердце у меня такой же тихий свет...
Не ты ль, златая быль благоуханных лет,
Не ты ль, заворожённый след
Давно в душе увядшего страданья?

1922

Мельница в лесу

Льется речка лугом, лесом,
А в лесу волшебный плес,
Словно чаша под навесом
Частых елей и берез.
У лазоревого плеса
Посредине нету дна,
В пене вертятся колеса,
В чаше мельница видна!
Дуб зеленый у порога,
Крыша -- словно на весу:
Говорят, что к ней дорога
Потерялася в лесу...
У ворот, как пики, ельник,
От колес по лесу гул!
Сто годов прошло, как мельник
У плотины утонул...
И темно в речной пучине,
И поныне его дочь
Саван шьет, поет в кручине
При лучине в полночь...
В окнах сумрак, паутина
И не видно огонька,
Только слышно,как с плотины
В пене падает река --
Как шумит колючий ельник,
Плачет в ельнике сова,
Как зерно стонувший мельник
Подсыпает в жернова!..
И аукается леший
На диковинном плесу,
Дочку мельникову теша
Звонким посвистом в лесу.

1912

Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Annie*
VIP
VIP


ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 3ac43110b2ddЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 Fcdd4a8b1041
Сообщения : 3656
Место обитания : Казань

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 _
СообщениеТема: Re: ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ   ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 Icon_minitimeВт Сен 04, 2012 4:50 pm

Сергей Клычков

* * *
Словно друг, сверчок за печью
Тянет разговор,
И глядит по-человечьи
Маятник в упор.

От тревог и неудач уж
Желоба на лбу...
Что ты плачешь, что ты плачешь
На свою судьбу?

От окна ложится тенью
С неба синий свет,
След далекого виденья,
Память прежних лет.

От твоих слез сердце сжалось
И стучит в крови,
Значит, мне еще осталась
Жалость от любви...
<1928>

* * *
Я закрываю на ночь ставни
И крепко запираю дверь —
Откуда ж по привычке давней
Приходишь ты ко мне теперь?

Ты далеко,— чего же ради
Садишься ночью в головах:
«— Не передать всего во взгляде,
Не рассказать всего в словах!»

И гладишь волосы, и в шутку
Ладонью зажимаешь рот.
Ты шутишь — мне же душно, жутко
«Во всем, всегда — наоборот!» —

Тебя вот нет, а я не верю,
Что не рука у губ, а — луч:
Уйди ж опять и хлопни дверью
И поверни два раза ключ.

Быть может, я проснусь: тут рядом -
Лежал листок и карандаш.
Да много ли расскажешь взглядом
И много ль словом передашь?
<1922>

* * *
Должно быть, я калека,
Наверно, я урод:
Меня за человека
Не признает народ!

Хотя на месте нос мой
И уши как у всех...
Вот только разве космы
Злой вызывают смех!

Но это ж не причина,
И это не беда,
Что на лице - личина
Усы и борода!..

...Что провели морщины
Тяжелые года!

...И полон я любовью
К рассветному лучу,
Когда висит над новью
Полоска кумачу...

...Но я ведь по-коровьи
На праздник не мычу?!

Я с даром ясной речи,
И чту я наш язык,
Я не блеюн овечий
И не коровий мык!

Скажу я без досады,
Что, доживя свой век
Средь человечья стада,
Умру, как человек!
<1929>
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Воздушный змей
VIP
VIP
Воздушный змей

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 A988d34669baЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 95da9f99bf4aЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 Fcdd4a8b1041ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 A52a2fe6d531ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 8ace0a40b670ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 D4aec6df6686
ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 A3d39dec23eb

Сообщения : 5739
Возраст : 59
Место обитания : Москва

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 _
СообщениеТема: НИКОЛАЙ КЛЮЕВ   ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 Icon_minitimeСр Сен 19, 2012 8:41 am

НИКОЛАЙ КЛЮЕВ


Бесплатный хостинг для размещения графических файлов

Детство и молодость

Отец — урядник, сиделец в винной лавке. Мать была сказительницей и плачеёй. Учился в городских училищах Вытегры и Петрозаводска. Среди предков Клюева были староверы, хотя его родители и он сам (вопреки многим его рассказам) не исповедовали старообрядчества.

Участвовал в революционных событиях 1905—1907 годов, неоднократно арестовывался за агитацию крестьян и за отказ от армейской присяги по убеждениям. Отбывал наказание сначала в Вытегорской, затем в Петрозаводской тюрьме.

В автобиографических (или псевдоавтобиографических) заметках Клюева «Гагарья судьбина» упоминается, что в молодости он много путешествовал по России. Конкретные рассказы не могут быть подтверждены источниками, и такие многочисленные автобиографические мифы — часть его литературного образа[1].

Клюев рассказывает и как послушничал в монастырях на Соловках; и как был «царём Давидом … белых голубей — христов»[2] (одна из русских сект), но когда его хотели оскопить, сбежал; и как на Кавказе познакомился с красавцем Али, который, по словам Клюева, «полюбил меня так, как учит Кадра-ночь, которая стоит больше, чем тысячи месяцев. Это скрытное восточное учение о браке с ангелом, что в русском белом христовстве обозначается словами: обретение Адама…»[3], затем же Али покончил с собой от безнадёжной любви к нему; и как в Ясной Поляне беседовал с Толстым; и как встречался с Распутиным; и как трижды сидел в тюрьме; и как стал известным поэтом и «литературные собрания, вечера, художественные пирушки, палаты московской знати две зимы подряд мололи меня пёстрыми жерновами моды, любопытства и сытой скуки»[4].

[править] Литературная известность





Николай Клюев в молодые годы
Впервые стихи Клюева появились в печати в 1904 году.[5] На рубеже 1900-х и 1910-х годов Клюев выступает в литературе, причём не продолжает стандартную для «поэтов из народа» традицию описательной минорной поэзии в духе И. З. Сурикова, а смело использует приёмы символизма, насыщает стихи религиозной образностью и диалектной лексикой. Первый сборник — «Сосен перезвон» — вышел в 1911 году. Творчество Клюева было с большим интересом воспринято русскими модернистами, о нём как о «провозвестнике народной культуры» высказывались Александр Блок (в переписке с ним в 1907 году; оказал большое личное и творческое влияние на Клюева), Валерий Брюсов и Николай Гумилёв.

Николая Клюева связывали сложные отношения (временами дружеские, временами напряжённые) с Сергеем Есениным, который считал его своим учителем. В 1915—1916 годах Клюев и Есенин часто вместе выступали со стихами на публике, в дальнейшем их пути (личные и поэтические) несколько раз сходились и расходились.

[править] Религиозность Клюева

Как указывает А. И. Михайлов, Александр Блок неоднократно упоминает Клюева в своих стихах, записных книжках и письмах и воспринимает его как символ загадочной народной веры[6] В одном из писем Блок даже заявил: «Христос среди нас», и С. М. Городецкий отнёс эти слова к Николаю Клюеву[7].

В своей записи 1922 года Клюев говорит[8]:



…для меня Христос — вечная неиссякаемая удойная сила, член, рассекающий миры во влагалище, и в нашем мире прорезавшийся залупкой — вещественным солнцем, золотым семенем непрерывно оплодотворяющий корову и бабу, пихту и пчелу, мир воздушный и преисподний — огненный.

Семя Христово — пища верных. Про это и сказано: «Приимите, ядите…» и «Кто ест плоть мою, тот не умрет <…>»

Богословам нашим не открылось, что под плотью Христос разумел не тело, а семя, которое и в народе зовется плотью.)

Вот это и должно прорезаться в сознании человеческом, особенно в наши времена, в век потрясенного сердца, и стать новым законом нравственности…

[править] Клюев после революции

Стихи Клюева рубежа 1910-х и 1920-х годов отражают «мужицкое» и «религиозное» приятие революционных событий, он посылал свои стихи Ленину (хотя несколькими годами раньше, вместе с Есениным, выступал перед императрицей), сблизился с левоэсеровской литературной группировкой «Скифы». В берлинском издательстве «Скифы» в 1920—1922 годах вышли три сборника стихов Клюева.

После нескольких лет голодных странствий около 1922 года Клюев снова появился в Петрограде и Москве, его новые книги были подвергнуты резкой критике и изъяты из обращения.

С 1923 года Клюев жил в Ленинграде (в начале 1930-х переехал в Москву). Катастрофическое положение Клюева, в том числе и материальное, не улучшилось после выхода в свет его сборника стихов о Ленине (1924).

Вскоре Николай Клюев, как и многие новокрестьянские поэты, дистанцировался от советской действительности, разрушавшей традиционный крестьянский мир; в свою очередь, советская критика громила его как «идеолога кулачества». После самоубийства Есенина он написал «Плач о Есенине» (1926), который был вскоре изъят. В 1928 году выходит последний сборник «Изба и поле».

В 1929 году Клюев познакомился с молодым художником Анатолием Кравченко, к которому обращены его любовные стихотворения и письма этого времени[9] (преобладание воспевания мужской красоты над женской в поэзии Клюева всех периодов подчёркнуто филологом А. И. Михайловым[10]).

В письме Анатолию от 23 мая 1933 года Клюев так рассуждает об их близких отношениях[11]:



На этой вершине человеческого чувства, подобно облакам, задевающим двуединый Арарат, небесное клубится над дольним, земным. И этот закон неизбежен. Только теперь, в крестные дни мои, он, как никогда, становится для меня ясно ощутимым. Вот почему вредно и ошибочно говорить тебе, что ты живешь во мне только как пол и что с полом уходит любовь и разрушается дружба. Неотразимым доказательством того, что ангельская сторона твоего существа всегда заслоняла пол, — являются мои стихи, — пролитые к ногам твоим. Оглянись на них — много ли там пола? Не связаны ли все чувствования этих необычайных и никогда не повторимых рун, — с тобой как с подснежником, чайкой или лучом, ставшими человеком-юношей?

[править] Аресты, ссылка и расстрел

Сам Клюев в письмах поэту Сергею Клычкову и В. Я. Шишкову[12] называл главной причиной ссылки свою поэму «Погорельщина»[13], в которой усмотрели памфлет на коллективизацию и негативное отношение к политике компартии и советской власти. Аналогичные обвинения (в «антисоветской агитации» и «составлении и распространении контрреволюционных литературных произведений») были предъявлены Клюеву и в связи с другими его произведениями — «Песня Гамаюна» и «Если демоны чумы, проказы и холеры…», входящими в неоконченный цикл «Разруха».[14] В последнем стихотворении, например, упоминается Беломоро-Балтийский канал, построенный с участием большого числа раскулаченных и заключённых:


То Беломорский смерть-канал,
Его Акимушка копал,
С Ветлуги Пров да тётка Фёкла.
Великороссия промокла
Под красным ливнем до костей
И слёзы скрыла от людей,
От глаз чужих в глухие топи...

Стихотворения из цикла «Разруха» хранятся в уголовном деле Н. Клюева как приложение к протоколу допроса.

По воспоминаниям функционера И. М. Гронского[15] (редактора «Известий ВЦИК» и главного редактора журнала «Новый мир»), Клюев всё более переходил «на антисоветские позиции» (несмотря на выделенное ему государственное пособие), когда же он прислал в газету «любовный гимн», предметом которого являлась «не „девушка“, а „мальчик“», Гронский изложил свое возмущение в беседе с Клюевым, но тот отказался писать «нормальные» стихи, после чего Гронский позвонил Ягоде и попросил выслать Клюева из Москвы (это распоряжение было санкционировано Сталиным).[16] Мнение, что причиной ареста Клюева стала именно его гомосексуальность, высказывал также позднее в частных беседах М. М. Бахтин.[17]

2 февраля 1934 года Клюев был арестован по обвинению в «составлении и распространении контрреволюционных литературных произведений» (ст.58 10 УК РСФСР). Следствие по делу вел Н. Х. Шиваров.[18] 5 марта после суда Особого совещания выслан[19] в Нарымский край, в Колпашево. Осенью того же года по ходатайству артистки Н. А. Обуховой, С. А. Клычкова и возможно Горького переведён в Томск.

5 июня 1937 года он был снова арестован и в конце октября расстрелян на Каштачной горе[20]. Следователем по Томскому расстрельному делу Клюева был оперуполномоченный 3-го Отдела Томского ГО НКВД мл. лейтенант Госбезопасности Горбенкол Георгий Иванович.

Николай Клюев был реабилитирован в 1957 году, однако первая посмертная книга в СССР вышла только в 1977 году.



Редкостно крупный литературный талант Клюева, которого часто ставят вы­ше Есенина, вырос из народного крестьянского творчества и многовековой религиозности русского народа. Жизнь, питаемая исконной силой крестьян­ства и искавшая поэтического выражения, соединялась у него поначалу с инстинктив­ным, а позднее — с политически осознанным отри­цанием городской цивилизации и большеви­стской технократии. При этом и форма его стихов развивалась от близости к народным — через влияние символизма — к более осоз­нанным самостоятельным структурам. <…> Стихи в духе народных плачей перемежаются со стихами, созвучными библейским псалмам, стиль очень часто орнаментален. В богатстве образов проявляется полнота внутреннего, порой провидческого взгляда на мир.

* * *

В морозной мгле, как око сычье,
Луна-дозорщица глядит;
Какое светлое величье
В природе мертвенной сквозит.

Как будто в поле, мглой объятом,
Для правых подвигов и сил,
Под сребротканым, снежным платом,
Прекрасный витязь опочил.

О, кто ты, родина? Старуха?
Иль властноокая жена?
Для песнотворческого духа
Ты полнозвучна и ясна.

Твои черты январь-волшебник
Туманит вьюгой снеговой,
И схимник-бор читает требник,
Как над умершею тобой.

Но ты вовек неуязвима,
Для смерти яростных зубов,
Как мать, как женщина, любима
Семьей отверженных сынов.

На их любовь в плену угрюмом,
На воли пламенный недуг,
Ты отвечаешь бора шумом,
Мерцаньем звезд да свистом вьюг.

О, изреки: какие боли,
Ярмо какое изнести,
Чтоб в тайниках твоих раздолий
Открылись торные пути?

Чтоб, неизбывная доселе,
Родная сгинула тоска,
И легкозвоннее метели,
Слетала песня с языка?

* * *

Весна отсияла... Как сладостно больно,
Душой отрезвяся, любовь схоронить.
Ковыльное поле дремуче-раздольно,
И рдяна заката огнистая нить.

И серые избы с часовней убогой,
Понурые ели, бурьяны и льны
Суровым безвестьем, печалию строгой -
"Навеки", "Прощаю",- как сердце, полны.

О матерь-отчизна, какими тропами
Бездольному сыну укажешь пойти:
Разбойную ль удаль померить с врагами,
Иль робкой былинкой кивать при пути?

Былинка поблекнет, и удаль обманет,
Умчится, как буря, надежды губя,-
Пусть ветром нагорным душа моя станет
Пророческой сказкой баюкать тебя.

Баюкать безмолвье и бури лелеять,
В степи непогожей шуметь ковылем,
На спящие села прохладою веять,
И в окна стучаться дозорным крылом.

* * *

Я обещаю вам сады...
К. Бальмонт

Вы обещали нам сады
В краю улыбчиво-далеком,
Где снедь - волшебные плоды,
Живым питающие соком.

Вещали вы: "Далеких зла,
Мы вас от горестей укроем,
И прокаженные тела
В ручьях целительных омоем".

На зов пошли: Чума, Увечье,
Убийство, Голод и Разврат,
С лица - вампиры, по наречью -
В глухом ущелье водопад.

За ними следом Страх тлетворный
С дырявой Бедностью пошли,-
И облетел ваш сад узорный,
Ручьи отравой потекли.

За пришлецами напоследок
Идем неведомые Мы,-
Наш аромат смолист и едок,
Мы освежительней зимы.

Вскормили нас ущелий недра,
Вспоил дождями небосклон,
Мы - валуны, седые кедры,
Лесных ключей и сосен звон.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Annie*
VIP
VIP


ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 3ac43110b2ddЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 Fcdd4a8b1041
Сообщения : 3656
Место обитания : Казань

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 _
СообщениеТема: Re: ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ   ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 Icon_minitimeПн Окт 22, 2012 5:21 pm

* * *
Просинь - море, туча - кит,
А туман - лодейный парус.
За окнищем моросит
Не то сырь, не то стеклярус.

Двор - совиное крыло,
Весь в глазастом узорочье.
Судомойня - не село,
Брань - не щекоты сорочьи.

В городище, как во сне,
Люди - тля, а избы - горы.
Примерещилися мне
Беломорские просторы.

Гомон чаек, плеск весла,
Вольный промысел ловецкий:
На потух заря пошла,
Чуден остров Соловецкий.

Водяник прядет кудель,
Что волна, то пасмо пряжи...
На извозчичью артель
Я готовлю харч говяжий.

Повернет небесный кит
Хвост к теплу и водополью...
Я - как невод, что лежит
На мели, изъеден солью.

Не придет за ним помор -
Пододонный полонянник...
Правят сумерки дозор,
Как ночлег бездомный странник.

<1914>

Николай Клюев.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Воздушный змей
VIP
VIP
Воздушный змей

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 A988d34669baЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 95da9f99bf4aЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 Fcdd4a8b1041ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 A52a2fe6d531ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 8ace0a40b670ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 D4aec6df6686
ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 A3d39dec23eb

Сообщения : 5739
Возраст : 59
Место обитания : Москва

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 _
СообщениеТема: ПАВЕЛ КОГАН   ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 Icon_minitimeСб Ноя 10, 2012 8:39 am

ПАВЕЛ КОГАН

бесплатный хостинг для хранения изображений

В 1922 году вместе с родителями переехал в Москву.

В 1936—1939 годах учился в ИФЛИ, затем также занимался и в Литературном институте им. Горького. Выделялся из группы молодых поэтов, собиравшихся на поэтическом семинаре И. Сельвинского (А. Яшин, М. Кульчицкий и другие). При жизни не публиковался, хотя его стихи были популярны в кругу московской литературной молодёжи. Совместно с другом Георгием Лепским сочинил несколько песен, в том числе песню «Бригантина» (1937), с которой позже, уже в 1960-е годы, началась его известность.

Ещё школьником дважды исходил пешком центральную Россию. Побывал в геологической экспедиции в Армении (где его застала война). Хотя по состоянию здоровья имел бронь, стал военным переводчиком, дослужился до звания лейтенанта.

Коган и возглавляемая им разведгруппа попали в перестрелку на сопке Сахарная Голова под Новороссийском 23 сентября 1942 года, Коган был убит.

Творчество Когана, из которого многое утрачено, обнаруживает влияние Э. Багрицкого, что типично для вре­мён его молодости. Революционная патетика сочетается с патриотизмом и темой военной уг­розы. Некоторые стихи Когана, не связанные с политикой, позволяют уловить горечь, по­иски сути жизни, но цельного впечатления они не оставляют. В стихах Когана преобладает повествовательность, для него важен ритм.

БРИГАНТИНА

(песня)

Надоело говорить и спорить,
И любить усталые глаза...
В флибустьерском дальнем море
Бригантина подымает паруса...

Капитан, обветренный, как скалы,
Вышел в море, не дождавшись нас...
На прощанье подымай бокалы
Золотого терпкого вина.

Пьем за яростных, за непохожих,
За презревших грошевой уют.
Вьется по ветру веселый Роджер,
Люди Флинта песенку поют.

Так прощаемся мы с серебристою,
Самою заветною мечтой,
Флибустьеры и авантюристы
По крови, упругой и густой.

И в беде, и в радости, и в горе
Только чуточку прищурь глаза.
В флибустьерском дальнем море
Бригантина подымает паруса.

Вьется по ветру веселый Роджер,
Люди Флинта песенку поют,
И, звеня бокалами, мы тоже
Запеваем песенку свою.

Надоело говорить и спорить,
И любить усталые глаза...
В флибустьерском дальнем море
Бригантина подымает паруса...

ВЕЧЕР

Весь город вечер высинил,
И фонари разлучились,
Чуть-чуть глаза зажмуришь -
И стукнутся в зрачки.
Я шел. И мне казалось,
Что фонари те - лучшие
И лучше всех смеются
В прохожие очки.
Я шел, и мне казалось,
Что это очень здорово,
Что это замечательно,
Что на дворе весна.
Я шел, и бессознательно
Я ставил гордо голову,
Я шел, и был уверен,
И очень твердо знал,
Что жизнь - это солнце!
Что жить на свете - стоит!
Что в кровь ко мне залезла
Весенняя гроза,
Что сердце не желает
Сидеть себе спокойно,
Что у моей любимой хорошие глаза,
Что я живу в стране, где
Весна зимою даже,
Где люди, что умеют смеяться и любить.
И я иду. А небо,
Измазанное сажей,
Со мной хохочет вдребезги
И пробует запеть.

ГРОЗА

Косым, стремительным углом
И ветром, режущим глаза,
Переломившейся ветлой
На землю падала гроза.
И, громом возвестив весну,
Она звенела по траве,
С размаху вышибая дверь
В стремительность и крутизну.
И вниз. К обрыву. Под уклон.
К воде. К беседке из надежд,
Где столько вымокло одежд,
Надежд и песен утекло.
Далеко, может быть, в края,
Где девушка живет моя.
Но, сосен мирные ряды
Высокой силой раскачав,
Вдруг задохнулась и в кусты
Упала выводком галчат.
И люди вышли из квартир,
Устало высохла трава.
И снова тишь.
И снова мир.
Как равнодушье, как овал.
Я с детства не любил овал!
Я с детства угол рисовал!


Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Воздушный змей
VIP
VIP
Воздушный змей

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 A988d34669baЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 95da9f99bf4aЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 Fcdd4a8b1041ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 A52a2fe6d531ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 8ace0a40b670ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 D4aec6df6686
ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 A3d39dec23eb

Сообщения : 5739
Возраст : 59
Место обитания : Москва

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 _
СообщениеТема: Re: ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ   ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 Icon_minitimeЧт Дек 06, 2012 8:26 am

АЛЕКСЕЙ КОЛЬЦОВ



бесплатный хостинг изображений

Биография

Семья

Алексей Васильевич Кольцов родился в Воронеже в семье Василия Петровича Кольцова (1775—1852) — скупщика и торговца скотом (прасола), слывшего во всей округе честным партнёром и строгим домохозяином. Человек крутого нрава, страстный и увлекающийся, отец поэта, не ограничиваясь прасольством, арендовал земли для посева хлебов, скупал леса под сруб, торговал дровами, занимался скотоводством[1].

Мать Алексея добрая, но не образованная женщина, не владела даже грамотой. В семье сверстников не имел: сестра была намного старше, а брат и другие сёстры сильно моложе.[2]

Образование

С 9 лет Кольцов постигал грамоту на дому, проявив такие способности, что в 1820 году смог поступить в двухклассное уездное училище, минуя приходское. Виссарион Белинский об уровне его образования писал следующее:


Не знаем, каким образом был он переведён во второй класс, и вообще чему он научился в этом училище, потому что как ни коротко мы знали Кольцова лично, но не заметили в нём никаких признаков элементарного образования.

После года и четырёх месяцев (второй класс) в училище, Алексей был забран отцом. Василий Петрович считал, что этого образования сыну вполне хватит, чтобы стать его помощником.[1][2] Работа Алексея заключалась в перегоне и продаже скота.

В училище Алексей полюбил чтение, первые прочитанные им книги были сказками, например про Бову, про Еруслана Лазаревича. Эти книги он покупал на полученные на лакомства и игрушки от родителей деньги. Позже Алексей стал читать различные романы, которые брал у своего товарища — Варгина, так же являвшегося сыном купца. Особенно будущему поэту нравились произведения «Тысяча и одна ночь» и «Кадм и Гармония» Хераскова. После смерти в 1824 году Варгина Алексей Кольцов получил в наследство его библиотеку — около 70 томов. В 1825 году увлёкся стихотворениями И. И. Дмитриева, особенно «Ермаком».[2]

Творчество

В 1825 году, в 16 лет, он написал своё первое стихотворение — «Три видения», которое впоследствии уничтожил. Стихотворение было написано в подражание любимого поэта Кольцова, Ивана Дмитриева.

Первым наставником Кольцова в поэтическом творчестве был воронежский книгопродавец Дмитрий Кашкин, давший юноше возможность бесплатно пользоваться книгами из своей библиотеки. Кашкин был прямым, умным и честным, за что его любила молодёжь города. Книжная лавка Кашкина была для них своего рода клубом.[2] Кашкин интересовался русской литературой, много читал и сам писал стихи. По-видимому ему Кольцов показывал свои первые опыты. В течение 5 лет Кольцов пользовался безвозмездно его библиотекой.

Где-то в юности, будущий поэт пережил глубокую драму — он был разлучен с крепостной девушкой, на которой хотел жениться.[3] Это отразилось, в частности, в его стихах «Песня» (1827), «Ты не пой, соловей» (1832) и ряде других.

В 1827 году познакомился с семинаристом Андреем Сребрянским, ставшим впоследствии его близким другом и наставником. Именно Сребрянский привил Кольцову интерес к философии.

Первые публикации у молодого поэта были анонимными — 4 стихотворения в 1830 году[3]. Под своим именем Алексей Кольцов опубликовал стихи в 1831 году, когда Н. В. Станкевич, известный поэт, публицист и мыслитель, с которым Кольцов познакомился в 1830 году, опубликовал его стихи с коротким предисловием в «Литературной газете». В 1835 году — выход первого и единственного при жизни поэта сборника «Стихотворения Алексея Кольцова». По делам отца путешествовал в Санкт-Петербург и Москву, где благодаря Станкевичу познакомился с В. Г. Белинским[4], который оказал на него большое влияние, с Жуковским, Вяземским, Владимиром Одоевским и Пушкиным, который опубликовал в своём журнале «Современник» стихотворение Кольцова «Урожай».

После выхода стихотворений «Молодая жница», «Пора любви» и «Последний поцелуй» Кольцовым заинтересовался Михаил Салтыков-Щедрин. Он называл главной особенностью этих стихов «жгучее чувство личности».

Разъезжая по торговым делам отца, Кольцов встречался с различными людьми, собирал народный фольклор. Его лирика воспевала простых крестьян, их труд и их жизнь. Многие стихотворения стали словами на музыку М. А. Балакирева, А. С. Даргомыжского, М. П. Мусоргского, Н. А. Римского-Корсакова и многих других.

А. В. Кольцов У Алексея Кольцова нередко происходили ссоры с отцом (особенно в последние годы жизни); отец негативно относился к литературному творчеству сына.
В результате депрессии и длительной чахотки Кольцов умер в возрасте тридцати трёх лет в 1842 году.
В. Г. Белинский писал[5]:

Для восстановления его здоровья нужно было прежде всего спокойствие, а между тем его ежедневно ежеминутно оскорбляли, мучили, дразнили, как дикого зверя в клетке… Раз в соседней комнате у сестры его много было гостей, и они затеяли игру: поставили на середину комнаты стол, положили на него девушку, накрыли её простынёю и начали хором петь вечную память рабу Божию Алексею.
Поэт был похоронен на Митрофаньевском кладбище в Воронеже[6].

КОСАРЬ

Я куплю себе
Косу новую;
Отобью ее,
Наточу ее,-
И прости-прощай,-
Село родное!
В края дальние
Пойдет молодец:
Что вниз по Дону,
По набережью,
Хороши стоят
Там слободушки!
Степь раздольная
Далеко вокруг,
Широко лежит,
Ковылем-травой
Расстилается!..
Ах ты, степь моя,
Степь привольная,
Широко ты, степь,
Пораскинулась,
К морю Черному
Понадвинулась!
В гости я к тебе
Не один пришел;
Я пришел сам-друг
С косой вострою;
Мне давно гулять
По траве степной,
Вдоль и поперек
С ней хотелося...
Раззудись, плечо!
Размахнись, рука!
Ты пахни в лицо,
Ветер с полудня!
Освежи, взволнуй
Степь просторную!
Зажужжи, коса,
Как пчелиный рой!
Молоньей, коса,
Засверкай кругом!
Зашуми, трава,
Подкошённая;
Поклонись, цветы,
Головой земле!..

КОЛЬЦО

Я затеплю свечу
Воска ярого,
Распаяю кольцо
Друга милого.

Загорись, разгорись,
Роковой огонь,
Распаяй, растопи
Чисто золото.

Без него - для меня
Ты ненадобно;
Без него на руке -
Камень на сердце.

Что взгляну - то вздохну,
Затоскуюся,
И зальются глаза
Горьким горем слез.

Возвратится ли он?
И весточкой
Оживит ли меня,
Безутешную?

Нет надежды в дуще...
Ты рассыпься же
Золотой слезой,
Память милого!

Невредимо, черно
На огне кольцо,
И звенит по столу
Память вечную.

ЛЕС

Посвящено памяти А. С. Пушкина

Что, дремучий лес,
Призадумался,
Грустью темною
Затуманился?

Что, Бова-силач
Заколдованный,
С непокрытою
Головой в бою

Ты стоишь - поник,
И не ратуешь
С мимолетною
Тучей-бурею?

Густолиственный
Твой зеленый шлем
Буйный вихрь сорвал -
И развеял в прах.

Плащ упал к ногам
И рассыпался...
Ты стоишь - поник,
И не ратуешь.

Где ж девалася
Речь высокая,
Сила гордая,
Доблесть царская?

У тебя ль, было,
В ночь безмолвную
Заливная песнь
Соловьиная...

У тебя ль, было,
Дни - роскошество, -
Друг и недруг твой
Прохлаждаются...

У тебя ль, было,
Поздно вечером
Грозно с бурею
Разговор пойдет;

Распахнет она
Тучу черную,
Обоймет тебя
Ветром-холодом.

И ты молвишь ей
Шумным голосом:
"Вороти назад!
Держи около!"

Закружит она,
Разыграется...
Дрогнет грудь твоя,
Зашатаешься;

Встрепенувшися,
Разбушуешься:
Только свист кругом,
Голоса и гул...

Буря всплачется
Лешим, ведьмою
И несет свои
Тучи за море.

Где ж теперь твоя
Мочь зеленая?
Почернел ты весь,
Затуманился...

Одичал, замолк...
Только в непогодь
Воешь жалобу
На безвремеешься;

Встрепенувшися,
Разбушуешься:
Только свист кругом,
Голоса и гул...

Буря всплачется
Лешим, ведьмою
И несет свои
Тучи за море.

Где ж теперь твоя
Мочь зеленая?
Почернел ты весь,
Затуманился...

Одичал, замолк...
Только в непогодь
Воешь жалобу
На безвременье.

Так-то, темный лес,
Богатырь Бова!
Ты всю жизнь свою
Маял битвами.

Не осилили
Тебя сильные,
Так дорезала
Осень черная.

Знать, во время сна
К безоружному
Силы вражие
Понахлынули.

С богатырских плеч
Сняли голову -
Не большой горой,
А соломинкой.

Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Annie*
VIP
VIP


ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 3ac43110b2ddЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 Fcdd4a8b1041
Сообщения : 3656
Место обитания : Казань

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 _
СообщениеТема: Re: ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ   ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 Icon_minitimeЧт Дек 20, 2012 7:10 am

Человек
Все творенья в божьем мире
Так прекрасны, хороши!
Но прекрасней человека
Ничего нет на земли!

То себя он ненавидит;
То собой он дорожит;
То полюбит, то разлюбит;
За миг жизни век дрожит...

Даст желаньям ли свободу -
Землю кровью напоит;
Буйной воле даст ли волю -
Под ним море закипит.

Но изменятся стремленья,
Озарится светом ум,-
И своей он красотою
Все на свете помрачит...
15 июня 1836, Воронеж
А.В.Кольцов. Стихотворения.
Серия "Русская муза".
Москва: Художественная литература, 1989.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Воздушный змей
VIP
VIP
Воздушный змей

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 A988d34669baЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 95da9f99bf4aЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 Fcdd4a8b1041ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 A52a2fe6d531ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 8ace0a40b670ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 D4aec6df6686
ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 A3d39dec23eb

Сообщения : 5739
Возраст : 59
Место обитания : Москва

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 _
СообщениеТема: ИВАН КРЫЛОВ   ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 Icon_minitimeПт Дек 28, 2012 12:14 pm

ИВАН КРЫЛОВ

хостинг фото

Крылов Иван Андреевич [2(13).2.1769 (по др. данным, 1768), Москва, — 9(21).11.1844, Петербург], русский писатель, баснописец, журналист. Родился в семье армейского офицера, выслужившегося из солдат. Детские годы прошли на Урале и в Твери (ныне Калинин). Рано узнал материальные лишения, ещё подростком вынужден был поступить на службу подканцеляристом. Переехав в Петербург (1782), был мелким чиновником в Казённой палате. Отсутствие систематического образования восполнял самостоятельным изучением литературы, математики, французского и итальянского языков. В 14 лет написал комическую оперу "Кофейница" (1782), в которой живо изобразил нравы провинциальных крепостников. В 1786—88 созданы комедии "Бешеная семья", "Сочинитель в прихожей", "Проказники", высмеивающие пустоту и развращённость столичного дворянства, и трагедия "Филомела", направленная против деспотизма. В 1789 К. предпринял издание журнала "Почта духов", в котором печатал свои сатирические письма, смело обличавшие пороки дворянского общества, злоупотребления бюрократического аппарата. В журналистской деятельности, а также в повести "Каиб" (1792) и др. прозаических произведениях К. выступил как продолжатель просветительной сатиры Н. И. Новикова. Смелая сатира К. вызвала недовольство Екатерины II — писателю пришлось прекратить литературную деятельность и на несколько лет скрыться в провинции. В 1799—1800 написана злая антиправительственная "шуто-трагедия" "Трумф" ("Подщипа"), которая распространялась в рукописных списках. Лишь в 1806 К. смог вернуться в Петербург. В 1806—07 написал комедии "Модная лавка" и "Урок дочкам", высмеивавшие галломанию дворянства и имевшие большой успех. В 1812—41 служил помощником библиотекаря в императорской Публичной библиотеке. В 1809 вышла 1-я книга басен, обозначившая начало активной работы К. как баснописца.

Басни К. стали "... книгой мудрости самого народа" (Гоголь Н. В., Собр. соч., т. 6, 1953, с. 166). Подлинная народность, живописный и неиссякаемый по своему богатству язык делают творчество К. вершиной развития русской басни, ставят писателя в ряд мировых корифеев этого жанра. А. С. Пушкин отмечал глубокое национальное своеобразие басен К., которое видел в "... веселом лукавстве ума, насмешливости и живописном способе выражаться..." (Полн. собр. соч., т. 7, 1958. с. 32). В отличие от своих предшественников, у которых в басне главенствовал дидактический момент — мораль, К. создал басню-сатиру, басню - комедийную сценку. По поводу басни К. "Крестьянин и овца" В. Г. Белинский писал, что это "... поэтическая картина одной из сторон общества, маленькая комедийка, в которой удивительно верно выдержаны характеры действующих лиц..." (Полн. собр. соч., т. 8, 1955, с. 574). В этом заключались задатки реалистического подхода писателя к действительности. Басни К. выразили отношение народных масс к социальной несправедливости, а многие из них прямо направлены против деспотизма самодержавной власти и хищничества чиновной бюрократии ("Волки и овцы", "Мор зверей", "Рыбьи пляски" и многие др.). Правда, в таких баснях, как "Конь и Всадник", "Колос", содержавших оправдание смирения перед власть имущими, сказалась непоследовательность политических взглядов К., но главным, непреходящим в его творчестве остаётся глубокий демократизм, выражение нравственного идеала народа, осуждение эгоизма и фальши дворянского общества (басни "Крестьяне и Река", "Листы и корни" и др.). Верой в нравственную силу народа проникнуты его басни, связанные с тематикой Отечественной войны 1812 ("Ворона и Курица", "Волк на псарне", "Раздел" и др.). В противовес традиционному схематизму жанра, условно-аллегорические персонажи басен К. несут в себе реальные черты людей; они включены писателем в широкую панораму русского общества, представляя его различные социальные слои — от царя до пастуха. С баснями К. вошла в русскую литературу живая народная речь. Всё творчество К.-баснописца органически связано с художественным миром русских пословиц, сказок, поговорок; оно и само внесло в сокровищницу национального языка крылатые выражения, многие из которых тоже стали пословицами. Язык басен К. явился примером для А. С. Пушкина, А. С. Грибоедова, Н. В. Гоголя и др. писателей. Образами и меткими выражениями крыловских басен пользовался В. И. Ленин. Басни К. переведены более чем на 50 языков мира.

ЛЖЕЦ

Из дальних странствий возвратясь,
Какой-то дворянин (а может быть, и князь),
С приятелем своим пешком гуляя в поле,
Расхвастался о том, где он бывал,
И к былям небылиц без счету прилагал.
"Нет,- говорит,- что я видал,
Того уж не увижу боле.
Что здесь у вас за край?
То холодно, то очень жарко,
То солнце спрячется, то светит слишком ярко.
Вот там-то прямо рай!
И вспомнишь, так душе отрада!
Ни шуб, ни свеч совсем не надо:
Не знаешь век, что есть ночная тень,
И круглый божий год все видишь майский день.
Никто там ни садит, ни сеет:
А если б посмотрел, что там растет и зреет!
Вот в Риме, например, я видел огурец:
Ах, мой творец!
И по сию не вспомнюсь пору!
Поверишь ли? Ну, право, был он с гору".-
"Что за диковина!- приятель отвечал,-
На свете чудеса рассеяны повсюду;
Да не везде их всякий примечал.
Мы сами вот теперь подходим к чуду,
Какого ты нигде, конечно, не встречал,
И я в том спорить буду.
Вон, видишь ли через реку тот мост,
Куда нам путь лежит? Он с виду хоть и прост,
А свойство чудное имеет:
Лжец ни один у нас по нем пройти не смеет;
До половины не дойдет -
Провалится и в воду упадет;
Но кто не лжет,
Ступай по нем, пожалуй, хоть в карете".-
"А какова у вас река?" -
"Да не мелка.
Так видишь ли, мой друг, чего-то нет на свете!
Хоть римский огурец велик, нет спору в том,
Ведь с гору, кажется, ты так сказал о нем?" -
"Гора хоть не гора, но, право, будет с дом".-
"Поверить трудно!
Однакож как ни чудно,
А все чуден и мост, по коем мы пойдем,
Что он Лжеца никак не подымает;
И нынешней еще весной
С него обрушились (весь город это знает)
Два журналиста да портной.
Бесспорно, огурец и с дом величиной
Диковинка, коль это справедливо".-
"Ну, не такое еще диво;
Ведь надо знать, как вещи есть:
Не думай, что везде по-нашему хоромы;
Что там за домы:
В один двоим за нужду влезть,
И то ни стать, ни сесть!" -
"Пусть так, но все признаться должно,
Что огурец не грех за диво счесть,
В котором двум усесться можно.
Однакож мост-ат наш каков,
Что Лгун не сделает на нем пяти шагов,
Как тотчас в воду!
Хоть римский твой и чуден огурец..." -
"Послушай-ка,- тут перервал мой Лжец,-
Чем на мост нам идти, поищем лучше броду".

ОБОЗ

С горшками шел Обоз,
И надобно с крутой горы спускаться.
Вот, на горе других оставя дожидаться,
Хозяин стал сводить легонько первый воз.
Конь добрый на крестце почти его понес,
Катиться возу не давая;
А лошадь сверху, молодая,
Ругает бедного коня за каждый шаг:
"Ай, конь хваленый, то-то диво!
Смотрите: лепится, как рак;
Вот чуть не зацепил за камень; косо! криво!
Смелее! Вот толчок опять.
А тут бы влево лишь принять.
Какой осел! Добро бы было в гору
Или в ночную пору,-
А то и под гору, и днем!
Смотреть, так выйдешь из терпенья!
Уж воду бы таскал, коль нет в тебе уменья!
Гляди-тко нас, как мы махнем!
Не бойсь, минуты не потратим,
И возик свой мы не свезем, а скатим!"
Тут, выгнувши хребет и понатужа грудь,
Тронулася лошадка с возом в путь;
Но, только под гору она перевалилась,
Воз начал напирать, телега раскатилась;
Коня толкает взад, коня кидает вбок;
Пустился конь со всех четырех ног
На славу;
По камням, рытвинам пошли толчки,
Скачки,
Левей, левей, и с возом - бух в канаву!
Прощай, хозяйские горшки!
_________

Как в людях многие имеют слабость ту же:
Все кажется в другом ошибкой нам;
А примешься за дело сам,
Так напроказишь вдвое хуже.

СИНИЦА

Синица на море пустилась:
Она хвалилась,
Что хочет море сжечь.
Расславилась тотчас о том по свету речь.
Страх обнял жителей Нептуновой столицы;
Летят стадами птицы;
А звери из лесов сбегаются смотреть,
Как будет Океан, и жарко ли гореть.
И даже, говорят, на слух молвы крылатой,
Охотники таскаться по пирам
Из первых с ложками явились к берегам,
Чтоб похлебать ухи такой богатой,
Какой-де откупщик и самый тароватый
Не давывал секретарям.
Толпятся: чуду всяк заранее дивится,
Молчит и, на море глаза уставя, ждет;
Лишь изредка иной шепнет:
"Вот закипит, вот тотчас загорится!"
Не тут-то: море не горит.
Кипит ли хоть? - и не кипит.
И чем же кончились затеи величавы?
Синица со стыдом всвояси уплыла;
Наделала Синица славы,
А море не зажгла.
________

Примолвить к речи здесь годится,
Но ничьего не трогая лица:
Что делом, не сведя конца,
Не надобно хвалиться.
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
Спонсируемый контент




ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 _
СообщениеТема: Re: ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ   ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ - Страница 2 Icon_minitime

Вернуться к началу Перейти вниз
 

ЗОЛОТОЙ ФОНД РОССИИ

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 2 из 2На страницу : Предыдущий  1, 2

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
 :: С ВДОХНОВЕНИЕМ НА ТЫ. :: Поэзия-
Перейти:  
Создать форум | © phpBB | Бесплатный форум поддержки | Контакты | Сообщить о нарушении | Последние обсуждения